×

Бездействие адвоката вынудило доверителя самостоятельно обжаловать приговор

Совет палаты признал нарушение защитником требований законодательства об адвокатуре, однако принял заявление адвоката об отложении рассмотрения дисциплинарного производства в целях примирения с бывшим доверителем
Фото: «Адвокатская газета»
Президент ПАСО Татьяна Бутовченко отметила, что ситуация, в которой в роли защитника выступает суд, а не адвокат, дискредитирует институт защиты по назначению. Она выразила мнение, что необходимо выработать корпоративный механизм, который бы позволил обеспечить надлежащее качество работы адвокатов.

На сайте Палаты адвокатов Самарской области опубликовано заключение квалификационной комиссии по дисциплинарному производству в отношении адвоката Я., которое было возбуждено по жалобе его доверителя Р.

Из документа следует, что адвокат в порядке ст. 50 УПК РФ принял поручение на защиту интересов Р. в уголовном судопроизводстве. Приговором Промышленного районного суда г. Самары Р. признан виновным в совершении грабежа, ему назначено наказание в виде 4 с половиной лет лишения свободы в ИК особого режима. Р. написал расписку об отказе от обжалования приговора, однако затем самостоятельно составил и подал апелляционную жалобу и дополнения к ней. В результате приговор был изменен судом второй инстанции, в частности из числа доказательств была исключена явка с повинной.

В жалобе, направленной в ПАСО, Р. утверждал, что адвокат ненадлежаще исполнял свои профессиональные обязанности: игнорировал его устные обращения о необходимости проверки алиби, освидетельствования потерпевшей, не реагировал на допущенные следователем процессуальные нарушения, не заявлял о нарушениях в судебном разбирательстве. Также Р. просил проверить наличие и содержание адвокатского досье, поскольку, по его словам, записи адвокат Я. не вел и с материалами дела не знакомился, защиту он фактически не осуществлял, а лишь формально участвовал в судопроизводстве.

Адвокат Я. не согласился с доводами жалобы и указал, что профессиональные обязанности исполнил надлежащим образом.

Изучив материалы дисциплинарного производства, квалифкомиссия посчитала, что расписка об отказе от обжалования приговора не отражала действительного волеизъявления осужденного. Члены комиссии обратили внимание на то, что заявитель, не обладая юридическими знаниями, самостоятельно обжаловал приговор и привел убедительные доводы, повлекшие признание явки с повинной недопустимым доказательством. Комиссия подчеркнула, что указание на факт использования судом недопустимого доказательства должен был инициировать защитник.

«Я. не отреагировал на допущенные процессуальные нарушения, пассивно зафиксировал отказ от обжалования приговора, что квалификационной комиссией расценивается как оправдание собственного бездействия и уклонение от обязанности активно отстаивать законные права и интересы доверителя», – сказано в заключении.

Кроме того, был сделан вывод о том, что адвокатское досье Я. в процессе осуществления защиты не вел. Материалы, представленные адвокатом в качестве адвокатского производства, по мнению квалификационной комиссии, изготовлены после поступления жалобы в палату.

В заключении указано, что юридически значимые действия Я. в интересах доверителя ограничились формальным присутствием в уголовном судопроизводстве, что не может быть расценено как квалифицированная юридическая помощь. Комиссия заключила, что Я. нарушил требования п. 1 и 4 ч. 1 ст. 7 Закона об адвокатской деятельности, п. 1 и 4 ст. 8, ч. 1 ст. 21 КПЭА.

30 августа Совет ПАСО согласился с заключением квалификационной комиссии. Тем не менее совет принял во внимание заявление Я. об отложении разбирательства в целях примирения с Р. Дисциплинарное производство будет рассмотрено 27 сентября.

В комментарии «АГ» президент ПАСО Татьяна Бутовченко отметила, что в данном случае в роли защитника выступил суд. «Апелляционную жалобу написал доверитель. Суд второй инстанции исключил из числа доказательств явку с повинной, – обращается к фактам президент. – А адвокат что делал? Почему он не отстаивал интересы доверителя, как того требуют КПЭА и закон? Это значит, что адвокат “отбывал номер” за 550 руб.».

Читайте также
В Правительстве обсудили повышение ставок защитников по назначению до 3000 руб.
Принято предварительное решение взять в качестве базовой предложенную ФПА РФ и поддержанную Минюстом России ставку 3000 руб. за судодень
27 Июня 2018 Новости

По словам Татьяны Бутовченко, такие случаи являются дискредитацией института защиты в прядке ст. 50 УПК РФ. Она напомнила об обсуждаемом повышении ставок оплаты труда защитников по назначению. «Завтра размер вознаграждения может быть увеличен, но сумеем ли мы повысить качество работы адвокатов? Вчера ставка была 550 руб. – и адвокат позволял себе ненадлежаще исполнять профессиональные обязанности, а завтра она станет равна 3 тыс. руб. за судодень, он что, в шесть раз лучше станет работать? Разрешит ли государство адвокатам “отбывать номера” за 3 тыс.? Какие будут приниматься меры, если мы не выработаем корпоративный механизм контроля за качеством? Этот вопрос настолько сложный, что не задумываться над ним сейчас – значит оказаться в чрезвычайно сложной ситуации в будущем», – уверена президент ПАСО.

Татьяна Бутовченко рассказала, что в Самаре пристально следят за качеством работы защитников. Адвокаты, знакомясь с порядком участия в делах по назначению, дают согласие регулярно представлять на проверку адвокатские досье в порядке, установленном Советом ПАСО. «Нужно уже сегодня озаботиться мерами по повышению качества оказываемой юридической помощи, и, может быть, тогда завтра государство начнет достойно платить адвокатам», – заключила она.

Рассказать: