×

Добросовестность давности владения

Верховный Суд разъяснил, установления каких фактов достаточно для признания давностного владения имуществом добросовестным
Адвокаты положительно оценили позицию Суда, поскольку он утончил понятие добросовестного владения имуществом, а также поддержал гражданина как более слабую сторону в споре с государством.

Ш. обратился в суд с исковым заявлением к Департаменту городского имущества о признании права собственности на 1/2 доли в праве общей собственности на квартиру. В обоснование своих требований указал, что в 1993 г. он и его дед в порядке приватизации приобрели право общей совместной собственности на эту квартиру без определения долей, а через год дед истца умер. С тех пор Ш. постоянно проживал в квартире и добросовестно пользовался ею как своим имуществом, нес расходы на ее содержание, оплачивал коммунальные платежи. В этой связи истец считал, что приобрел право собственности на долю деда в силу приобретательной давности.

Департамент городского имущества подал встречный иск, в котором просил признать долю деда Ш. выморочным имуществом, ссылаясь на то, что о его смерти не было известно, вследствие чего право на выморочное имущество не было своевременно оформлено.

Суд первой инстанции встал на сторону Ш., удовлетворив его требования и отказав в удовлетворении встречного иска. При этом суд указал, что Департамент городского имущества пропустил срок исковой давности, поскольку о смерти своего деда истец сообщил в паспортный стол ЖЭК по месту жительства еще в 1995 г.

Однако апелляционный суд принял противоположное решение, удовлетворив иск департамента, указав, что, несмотря на длительность, непрерывность и открытость владения Ш. спорной долей квартиры, это владение нельзя признать добросовестным. Обосновывая свой вывод, суд апелляционной инстанции указал, что добросовестным может быть признано только такое владение, при котором лицо, владеющее имуществом, имеющим собственника, не знает и не может знать о незаконности своего владения, поскольку предполагает, что собственник от данного имущества отказался. При этом суд сослался на то, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что наследник 1/2 доли квартиры в лице города отказался от своих прав на данное имущество.

Ш. подал кассационную жалобу, в которой просил отменить апелляционное определение как незаконное. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ сочла жалобу подлежащей удовлетворению.

Верховный Суд указал, что в соответствии с п. 1 ст. 234 ГК РФ гражданин, не являющийся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющий им как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Также Суд напомнил о разъяснении  в п. 15 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ № 10/22 от 29 апреля 2010 г., согласно которому давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности; давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Принятие обычных мер по обеспечению сохранности имущества не свидетельствует о сокрытии этого имущества; давностное владение признается непрерывным, если оно не прекращалось в течение всего срока приобретательной давности; владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору.

Таким образом, отметил Верховный Суд, основополагающим условием для приобретения права собственности на имущество в порядке приобретательной давности является установление судом добросовестности владения, которое фактически обусловливает и иные его условия – открытость и владение имуществом как своим собственным.

Как указала коллегия, судом апелляционной инстанции не было учтено, что после смерти деда истца наследником являлся его единственный сын – отец истца, который в права наследования не вступал, с 1975 г. проживал и работал в районе Крайнего Севера, отношений с матерью истца не поддерживал после развода в 1992 г. Сведения о его местонахождении в материалах дела отсутствуют.

Также Верховный Суд обратил внимание на то, что город ранее не оспаривал законность владения истцом квартирой, интереса к указанному имуществу не проявлял и о своем праве собственности до обращения истца в суд с иском не заявлял. В то же время судом первой инстанции было установлено, что информация о смерти деда Ш. была доступна ответчику по каналам межведомственного взаимодействия.

При таких обстоятельствах, а также в связи с длительным бездействием публично-правового образования как участника гражданского оборота, не оформившего в разумный срок право собственности на названное имущество, для физического лица не должна исключаться возможность приобретения такого имущества по основанию, предусмотренному ст. 234 ГК РФ. В этом случае для признания давностного владения добросовестным достаточно установить, что гражданин осуществлял вместо публично-правового образования его права и обязанности, связанные с владением и пользованием имуществом, что обусловливалось состоянием длительной неопределенности правового положения имущества. «Иное толкование понятия добросовестности владения приводило бы к нарушению баланса прав участников гражданского оборота и несоответствию судебных процедур целям эффективности», – подчеркнул Суд, определив направить дело на новое апелляционное рассмотрение.

Адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина оценила подход Верховного Суда как логичный и обоснованный. Она отметила, что в данном определении Суд уточнил понятие добросовестности владения, указав, что для признания давностного владения добросовестным достаточно установить, что гражданин вместо органов государственной власти и органов местного самоуправления осуществлял права и обязанности по отношению к имуществу, а со стороны государственных органов, напротив, интерес к указанному имуществу не проявлялся. «При этом ВС РФ разъяснил: тот факт, что гражданин должен был знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности, в указанном случае не имеет принципиального значения», – отметила она.

Адвокат КА «ВердиктЪ» Сергей Смирнов также поддержал решение Верховного Суда. Эксперт обратил внимание на то, что гражданин имеет более слабую позицию по сравнению с государственными органами, что, по его мнению, должно учитываться судом. «Если бы в аналогичной ситуации оказались два гражданина, и один из них не успел бы оформить в течение шести месяцев свои наследственные права, ему был бы 100-процентный отказ, и все было бы передано другому наследнику. Тогда почему должны быть преференции, если одной из сторон является государственный орган?»  – задался он вопросом.

Сергей Смирнов добавил, что если бы вторая доля квартиры стала принадлежать городу и была бы выставлена на продажу, то сособственник, который надлежащим образом выполнял свои обязательства, оказался бы в сложной жизненной ситуации. В этом случае был бы нарушен принцип справедливости, поскольку за 20 лет государственные органы не успели ничего оформить, и пока истец не подал иск, создалась правовая неопределенность. «Истец выполнял свои обязательства надлежащим образом, оплачивал ЖКХ, действовал открыто и добросовестно, поэтому собственность должна быть правомерно признана за ним, и это подтвердил ВС РФ», – заключил Сергей Смирнов.

Рассказать: