×

Две инстанции поддержали адвокатов, у которых были проведены обыски без санкции суда

Суды посчитали, что производство обысков на следующий день после вынесения следователем постановлений о них свидетельствует о том, что они не были неотложными
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Сергей Мирзоян, представлявший в деле Палату адвокатов Самарской области, в комментарии «АГ» отметил, что правоприменители идут на обыск без судебного разрешения в связи с отсутствием уверенности в успешности обращения в суд, поскольку это, как правило, требует неукоснительного соблюдения гарантий адвокатской деятельности, закрепленных в ст. 450.1 УПК РФ.

7 и 16 марта Самарский областной суд рассмотрел апелляционные представления прокурора на решения Самарского районного суда г. Самары, признавшего незаконным проведение обысков в жилище адвоката и в помещении адвокатского образования, поскольку они были проведены без вынесения судебного постановления.

9 января 2018 г. руководитель СУ СКР по Самарской области возбудил уголовное дело в отношении адвокатов по ч. 5 ст. 291.1 УК РФ, то есть по факту предложения посредничества в передаче взятки. В этот же день следователь вынес два постановления о производстве обыска в случаях, не терпящих отлагательства: по месту жительства одного из адвокатов и по их совместному месту осуществления профессиональной деятельности. После вынесения постановлений следователь уведомил об этом Палату адвокатов Самарской области, предложив на следующий день явиться ее представителю на следственные действия в порядке ст. 450.1 УПК РФ. Таким образом, оба обыска были произведены 10 января 2018 г. с участием члена Комиссии ПАСО по защите прав адвокатов.

12 января суд, рассмотрев уведомления следователя о производстве двух обысков в случаях, не терпящих отлагательства, отказал в признании их законными. Он указал, что в соответствии со ст. 450.1 УПК РФ обыск в отношении адвоката, включая случаи, предусмотренные ч. 5 ст. 165 УПК РФ, производится только после возбуждения в отношении адвоката уголовного дела, на основании постановления судьи о разрешении производства обыска и в присутствии обеспечивающего неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну, члена совета адвокатской палаты субъекта РФ, на территории которого производятся указанные следственные действия, или иного представителя, уполномоченного президентом этой адвокатской палаты.

Также суд отметил, что доказательства, которые подтвердили бы необходимость безотлагательного производства обысков в данном случае, следователь не представил. «К исключительным случаям, в которых производство следственного действия не могло быть отложено, относятся, например, ситуации, когда необходимо реализовать меры по предотвращению или пресечению преступления», – указал суд.

При этом первая инстанция указала, что постановления были вынесены следователем 9 января, а обыски произведены 10 января. Это, по мнению суда, говорит об отсутствии обстоятельств, подтверждающих необходимость безотлагательного производства обысков.

Прокуратура не согласилась с решениями и подала апелляционные представления на них. Надзорное ведомство отметило, что уголовное дело в отношении адвокатов было возбуждено 9 января 2018 г. в 15 ч. 30 мин., а постановления о производстве обысков в жилище адвоката и в помещении, где оба защитника осуществляют профессиональную деятельность, были вынесены после 18 ч., то есть когда суд уже не работал.

Также прокуратора указала, что выводы суда о том, что обыск в отношении адвоката может проводиться только на основании судебного решения о его разрешении, противоречит возможности такого следственного действия в порядке, установленном ч. 5 ст. 165 УПК РФ. Также ведомство отметило, что представленные доказательства свидетельствовали о необходимости безотлагательного производства обыска в связи с наличием угрозы уничтожения или сокрытия предметов и документов, имеющих значение для полного и всестороннего расследования дела.

Заместитель председателя Комиссии по защите прав адвокатов ПАСО Сергей Мирзоян, принимавший участие в качестве представителя адвокатской палаты при проведении обысков, подал возражения на апелляционные представления прокуратуры.

В частности, он указал, что после составления каждого протокола при обысках он вносил заявления о незаконности следственных действий в связи с отсутствием разрешений суда на производство обысков и отсутствие в постановлениях следователя указаний на конкретные предметы и документы, подлежащие отысканию.

Сергей Мирзоян также указал, что положения ст. 450.1 УПК РФ являются специальными по отношению к общим правилам проведения обыска, поскольку регулируют особенности производства обысков в жилище и служебном помещении спецсубъекта – адвоката. Он отметил, что нормами указанной статьи УПК не предусмотрено право проведения обыска у адвоката без предварительного разрешения суда. В случае, не терпящем отлагательства, ч. 3 ст. 450.1 УПК РФ предусмотрено право проведения исключительно осмотра соответствующего помещения адвоката. Таким образом, произведенные обыски не могут быть признаны законными.

Рассмотрев апелляционные представления и возражения на них, суд апелляционной инстанции поддержал доводы адвоката и признал законность решений, вынесенных судом первой инстанции.

Отвечая на вопрос «АГ» о том, почему правоприменители идут на обыск без судебного разрешения, Сергей Мирзоян указал, что это объясняется тем, что следователи не уверены в успешности обращения в суд. «Для получения разрешения суда на проведение обыска в помещении (жилом, служебном) адвоката суд потребует неукоснительного соблюдения гарантий адвокатской деятельности, закрепленных в ст. 450.1 УПК РФ, следователю придется указать конкретные предметы и документы, которые он желает отыскать и изъять в результате обыска. А это уже сложнее», – пояснил адвокат. Он добавил, что в большинстве случаев обыски проводятся для формального соблюдения традиционного порядка при расследовании уголовного дела, без очевидного намерения либо надежды что-либо отыскать, поэтому и отсутствует конкретизация.

В заключение Сергей Мирзоян выразил надежду, что положительная судебная практика Палаты адвокатов Самарской области будет закреплена успехами коллег из других регионов России и поможет поставить солидную точку в этом межведомственном процессуальном споре.

Рассказать: