×

Эксперты «АГ» проанализировали доклад бизнес-омбудсмена об уголовном преследовании предпринимателей

В представленном Президенту РФ докладе Борис Титов отметил, что российский бизнес по-прежнему не защищен от необоснованного уголовного преследования, несмотря на соответствующие поправки в УПК и разъяснения Верховного Суда
В комментарии «АГ» глава Ассоциации защиты бизнеса, общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей, содержащихся под стражей, Александр Хуруджи с сожалением отметил, что доклад Бориса Титова иллюстрирует ухудшение ситуации и усугубление проблем, связанных с незаконным уголовным преследованием предпринимателей. Эксперты «АГ» также прокомментировали наиболее интересные выводы доклада.

28 мая Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов представил Владимиру Путину ежегодный доклад о проблемах российского бизнеса в текущем году, одним из приложений к которому является анализ правоприменительной практики в сфере уголовного преследования предпринимателей.

Документ подготовлен на основе анализа материалов обращений, поступающих в адрес уполномоченных по защите прав предпринимателей в регионах, а также проведенного Федеральной службой охраны опроса мнения экспертов-юристов о защите прав предпринимателей.

Неправомерное уголовное преследование

Как следует из документа, 32% обращений в адрес уполномоченного касаются вопросов уголовного преследования, при этом 68% из них содержат жалобы на неправомерное возбуждение уголовного дела. Причинами возбуждения большинства уголовных дел становятся конфликт с другими предпринимателями (37,6%) и личный интерес сотрудников правоохранительных органов и иных органов исполнительной власти (41,3%).

Продолжает оставаться актуальной проблема перевода гражданско-правовых споров в уголовно-процессуальную плоскость. Также нередки случаи разрешения корпоративных конфликтов посредством уголовного преследования. Одним из основных вопросов является расширительное толкование концепции автономности юридического лица, что позволяет новому собственнику предприятия привлечь к уголовной ответственности прежнего собственника или руководителя за действия, совершенные ими в пределах своей дискреции в период осуществления ими своих полномочий.

В качестве устранения этих проблем предлагается усилить надзор органов прокуратуры в целях недопущения возбуждения уголовных дел по обстоятельствам гражданско-правовых споров, а также предложить Верховному Суду дать разъяснения относительно ограничений в переоценке экономической целесообразности управленческих решений по инициативе новых собственников предприятий.

Еще одной проблемой уголовного преследования бизнесменов в докладе названа неопределенность параметров отнесения действий к деятельности, направленной на систематическое получение прибыли. В ряде случаев неоднозначность необходимости приобретения лицензии (разрешения) приводит к необоснованному возбуждению уголовных дел по признакам ст. 171 УК РФ.

В связи с этим предложено декриминализировать ч. 1 ст. 171 УК в части привлечения к уголовной ответственности за осуществление предпринимательской деятельности без регистрации, предусмотрев внесение изменений в ст. 14.1 КоАП, устанавливающих ответственность за действия, причинившие крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряженные с извлечением дохода в крупном размере.

Другой проблемой названо отсутствие в общем доступе объективной и полной информации об имеющихся в обороте товарных знаках, знаках обслуживания, наименованиях места происхождения, а также невозможность зачастую предопределить сходность используемых предпринимателем с таковыми, что приводит к необоснованному возбуждению уголовных дел по признакам ст. 180 УК РФ. Для устранения этого предлагается внести изменения в эту статью Кодекса, предусмотрев в качестве обязательного условия привлечения к уголовной ответственности вместо неоднократности привлечение лица к административному наказанию за аналогичное деяние. А также обеспечить формирование и доступность информации о защищаемых на территории РФ товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях места происхождения.

Излишне суровые меры пресечения

Как указано в докладе, вопреки изменениям, внесенным в ч. 1.1 ст. 108 УПК, суды по-прежнему при избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу и продлении сроков содержания под стражей в отношении членов органа управления коммерческой организации немотивированно ссылаются на совершение деяний вне сферы предпринимательской деятельности. При этом длительность сроков содержания под стражей в период как предварительного, так и судебного следствия не всегда обоснована.

Читайте также
Судебные штрафы стали применяться чаще
Опубликована статистика деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей по уголовным делам за 2019 г.
14 Мая 2020 Обзоры и аналитика

Несмотря на требование УПК избирать заключение под стражу и домашний арест при невозможности применения более мягкой меры пресечения, практика применения залога, в том числе в отношении предпринимателей, остается незначительной. Согласно статистике ВС, всего в 2019 г. из 106 046 рассмотренных ходатайств об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу было удовлетворено 89,2%, при этом залог применялся менее чем в 90 случаях.

Бизнес-омбудсмен указал, что запрет на продление домашнего ареста свыше шести месяцев для лиц, обвиняемых в совершении преступлений, не являющихся тяжкими и особо тяжкими, преодолевается избранием полного запрета выходить за пределы жилого помещения и запретом на общение. При этом осуществление полноценной защиты предпринимателей, содержащихся под домашним арестом, затруднено отсутствием права посещения уполномоченными по защите прав предпринимателей таких лиц.

В связи с этим, по мнению бизнес-омбудсмена, необходимо предложить ВС издать постановление Пленума о практике применения судами законодательства о мерах пресечения и рассмотреть вопрос о внесении изменений в ст. 105.1–108 УПК. Кроме того, предложено внести изменения в ч. 13 ст. 107 УПК, предусмотрев, что встречи находящихся под домашним арестом подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, перечень которых установлен ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, с уполномоченными по защите прав предпринимателей проходят в месте исполнения этой меры пресечения, аналогично встречам с защитником, законным представителем, а также с нотариусом.

Налоговые преступления

В докладе указано, что в 2019 г. почти в два раза увеличилась доля обратившихся предпринимателей, привлекавшихся к уголовной ответственности за налоговые преступления. Несмотря на разъяснения, изложенные в Постановлении Пленума ВС от 26 ноября 2019 г. № 48, продолжает оставаться актуальной проблема констатации умысла на уклонение от уплаты налогов при возбуждении уголовных дел. В результате к ответственности могут привлекаться лица, полагавшие свои действия соответствующими действующему налоговому законодательству и не имевшие умысла на уклонение от уплаты налогов.

В связи с этим предлагается внести изменения в УК РФ с целью максимально четкого разграничения преступлений, связанных с уклонением от уплаты налогов, и налоговых правонарушений, выразившихся в неуплате налогов, а также исключить толкование налоговых преступлений в качестве длящихся.

Обвинительный уклон правосудия и препятствия для УДО

Подавляющее большинство обратившихся предпринимателей указывают на необъективность и обвинительный уклон следствия. По их словам, суды зачастую соглашаются с позицией следствия без полноценного исследования и оценки доказательств. 

По этой причине Борис Титов предложил внести изменения в ст. 30 УПК РФ, предусмотрев возможность ходатайствовать о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей подсудимыми, обвиняемыми в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3, 4, 6, 7 ст. 159 УК РФ, ч. 3–4 ст. 159.1–159.6, ч. 3–4 ст. 160 и ч. 2 ст. 201 УК РФ, если эти деяния совершены категориями лиц, указанных в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, а также иных предусмотренных данной нормой составов преступлений, отнесенных к категории тяжких.

Опрос ФСО

Частью доклада Бориса Титова являются результаты опроса, проведенного Службой специальной связи и информации ФСО России в феврале 2020 г. в 36 субъектах Российской Федерации. Цель опроса состояла в выяснении мнений экспертов, специалистов, в том числе адвокатов, прокуроров, правозащитников и ученых-юристов, и предпринимателей о защите прав предпринимателей. 

Результаты показали, что три четверти респондентов считают, что ведение бизнеса в России в настоящее время небезопасно. Лишь каждый четвертый опрошенный отметил, что российское законодательство предоставляет достаточные гарантии для защиты бизнеса от необоснованного уголовного преследования, при этом 93,7% опрошенных предпринимателей считают, что бизнес не защищен от необоснованного уголовного преследования.

Более 70% респондентов заявили, что не доверяют правоохранительным органам, а 57,7% – судебным органам. Три четверти отрицают независимость и объективность российского правосудия. Также они полагают недостаточной квалификацию следователей для расследования преступлений экономической направленности и считают, что преступления в сфере предпринимательской деятельности должны расследоваться одним специализированным следственным органом.

Главной причиной того, что уголовные дела по преступлениям в экономической сфере не доходят до суда, эксперты из числа адвокатов, прокуроров, правозащитников и ученых-юристов называют их необоснованное возбуждение. Подавляющее большинство экспертов (88,2%) считают чрезмерным избрание заключения под стражу в отношении большей части находящихся в СИЗО (в части лиц, не совершавших тяжких преступлений против личности и не пытавшихся скрыться).

Почти половина опрошенных полагают неоправданным применение меры пресечения в виде заключения под стражу по «экономическим» статьям УК РФ. Они считают, что российская судебная система готова к более широкому применению залога вместо домашнего ареста и содержания под стражей. Почти две трети считают, что сумма залога должна рассчитываться исходя из суммы инкриминируемого ущерба и материальных возможностей обвиняемого.

Эксперты «АГ» проанализировали доклад бизнес-омбудсмена

В комментарии «АГ» глава Ассоциации защиты бизнеса, общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей, содержащихся под стражей, Александр Хуруджи с сожалением отметил, что доклад Бориса Титова иллюстрирует ухудшение ситуации и усугубление проблем, связанных с незаконным уголовным преследованием предпринимателей. «Цифры, приведенные в докладе, даже хуже, чем “средняя температура по больнице”, то есть тех данных, которые мы видим в стандартных опросах. Это связано с тем, что для доклада ФСО России опрашивает респондентов, хорошо знающих ситуацию: адвокатов, прокуроров, правозащитников, ученых, предпринимателей, подвергавшихся уголовному преследованию», – пояснил он. 

По мнению общественного бизнес-омбудсмена, именно среди них выросло число считающих ведение бизнеса в России небезопасным занятием. «Вырос и процент тех, кто не доверяет правоохранительным органам и не считает правосудие независимым, такие показатели катастрофические. Полагаю, что пандемия только ухудшит ситуацию. Мы уже сейчас видим, как нарушаются права арестованных предпринимателей, в то время как журналисты не могут попасть в суды, а члены ОНК – прийти с проверкой в СИЗО. Кроме этого, под шумок Госдума в бешеном темпе принимает весьма сомнительные с точки зрения права законы. Когда они вступят в силу, то число рычагов давления на бизнес, в том числе уголовных рычагов, может увеличиться», – предположил Александр Хуруджи.

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов также согласился с выводом доклада о том, что ситуация с уголовным преследованием предпринимателей в РФ за последний год не улучшилась. При этом он не согласился с некоторыми предложенными мерами для решения имеющихся проблем.

«К предложению об отнесении уголовных дел о совершении преступлений, предусмотренных ст. 159 и 160 УК РФ, к подсудности присяжных заседателей вопросов нет. Практика показывает, что на данный момент присяжные – одна из единственных надежд для подсудимого на справедливость. Смущает лишь предлагаемая оговорка относительно того, что такие дела должны рассматриваться присяжными заседателями лишь при условии совершения преступлений в сфере предпринимательской деятельности. Такая оговорка фактически сведет на нет возможность рассмотрения практически любого дела по вышеуказанным статьям, поскольку мы знаем, как в настоящее время суды оценивают доводы о предпринимательском характере деятельности при рассмотрении вопроса об избрании меры пресечения», – отметил он. 

По мнению эксперта, чтобы избежать рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, будет использоваться аналогичный подход, когда, по сути, ни одно деяние не будет признаваться совершенным в сфере предпринимательской деятельности. «Кроме того, меня по-прежнему смущают предложения, связанные с необходимостью предоставления преимуществ отдельным категориям граждан. Я за то, чтобы правом на суд присяжных обладали все лица, обвиняемые в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159–160 УК РФ, а не только предприниматели», – подчеркнул Андрей Гривцов.

Он также скептически отнесся к предложению об издании очередного разъяснительного постановления Пленума ВС, запрещающего заключать предпринимателей под стражу. «Таких постановлений было очень много, и, к сожалению, все они игнорируются нижестоящими судами при рассмотрении конкретных ходатайств следователя. Хорошо было бы в данном случае не концентрироваться на личности обвиняемых, а поставить вопрос о полном законодательном запрете на заключение под стражу при обвинении в определенных преступлениях (например, по ст. 159 и 160 УК РФ безо всяких оговорок о предпринимательском характере действий)», – полагает адвокат.

При этом Андрей Гривцов поддержал предложение, связанное с необходимостью усиления надзорных функций прокурора. «Абсолютно недопустимо, когда прокурор как фактический руководитель обвинения по делу возражает против ходатайства следователя о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, а суд такое ходатайство удовлетворяет, выполняя не свойственную ему функцию обвинителя. В закон должно быть внесено положение о том, что, если прокурор выступает против ходатайства об избрании меры пресечения, такое ходатайство следователем не может быть возбуждено, то есть необходимо вернуться к ранее действовавшей процедуре таких ходатайств. Кроме того, прокурор должен иметь возможность прекратить уголовное дело в любой момент», – убежден адвокат.

Партнер АБ «КРП» Михаил Кириенко отметил обстоятельность и многоаспектность выполненного исследования. «Наиболее негативным можно отметить продолжающееся нарастание административного давления и нарушений в уголовно-правовой сфере, которые из года в год продолжаются, несмотря на принимаемые меры, что указывает на их неэффективность. Последнее, по моему мнению, связано, во-первых, с нежеланием послабления “уголовного пресса” на бизнес со стороны правоохранителей и, во-вторых, с падением качества судейского корпуса на уровне первой инстанции. Формируется парадокс, кода проверок меньше, но они более результативны с точки зрения привлечения субъекта проверки, и в последующем сложно добиться его эффективной судебной защиты», – резюмировал он.

По мнению адвоката, с позиции структуры преступлений, выступающих основаниями преследования, тенденция вполне ожидаема, так как бизнес достаточно сильно ощутил наращивание давления со стороны налоговых органов. «Безусловно, в следующем году мы можем увидеть падение показателей по обращениям в связи с незаконным уголовным преследованием. Предположу, что это будет связано с изменениями, внесенными в ст. 198–199 УК РФ, выразившимися в повышении сумм крупного и особо крупного размера, а также командой “не кошмарить” бизнес контролирующим органам в связи с последствиями пандемии. Под конец года или в начале следующего мы можем увидеть прирост таких дел, можно будет также наблюдать и падение показателей по ст. 210 УК РФ в связи с запретом распространения признаков данного состава на бизнес-структуры», – предположил Михаил Кириенко.

Он добавил, что падение показателей по ст. 159 УК РФ иллюстрирует стремление правоохранителей чаще применять специальные виды мошенничества, но при этом стоит помнить, что так называемое «предпринимательское мошенничество», связанное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств, закреплено в ч. 5–7 вышеуказанной статьи. «Сами же проблемы уголовного преследования традиционны, и с годами ничего не меняется. Все так же идет перекос гражданских способов решения споров уголовным давлением, игнорирование состоявшихся судебных актов по гражданским делам при отсутствии понимаемых оснований их игнорирования, “тяга” следствия и судов к наиболее жестким мерам пресечения и т.п. При этом причину проблемы избрания именно стражи преимущественно можно определить уровнем подготовки следственных органов и желанием оперативных сотрудников использовать тактические эффекты данной меры», – убежден адвокат.

По его мнению, в 2019 г. произошел прирост дел, связанных с подменой административных процедур уголовным преследованием и оперативной деятельностью, когда традиционные для хозяйствующих субъектов проверки контролирующих органов (в частности, Росздравнадзор, Росприроднадзор) подкрепляются или, еще хуже, инициируются правоохранителями.  «Относительно изменений в УК РФ могу отметить, что они не вызывают возражений, особенно применительно к ст. 171 УК РФ. В прошлом году я не единожды сталкивался с попыткой давления на предпринимателей именно через признаки вышеуказанного состава преступления, который несколько лет был “в тени”, но, видимо, ввиду ряда смягчений уголовного закона в ход пошли все козыри», – заключил Михаил Кириенко. 

Старший партнер АБ «МАГРАС», руководитель экспертного центра по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов Деловой России Екатерина Авдеева отметила, что в докладе Бориса Титова вновь указано на то, что бизнес в 2019 г. продолжает испытывать не только административное давление, но и давление в уголовно-правовой сфере. «В одном из приложений документа есть анализ ситуации влияния на бизнес распространения COVID-19. Достаточно тревожной является статистика о том, что более 53,5% предпринимателей характеризуют текущую ситуацию как “кризис” и “катастрофа”. Это означает, что многие из них могут не выдержать давления обстоятельств и перейдут к стадии банкротства, которое нередко сопряжено с правовыми рисками, в том числе и уголовно-правового характера», – отметила она.

По словам эксперта, еще одним тревожным показателем, приведенным в этом разделе доклада, является невозможность 52,4% компаний платить зарплату своим сотрудникам. «Такая статистика дает основание полагать, что в ближайшем времени может быть отмечен рост числа возбужденных уголовных дел и по ст. 159 УК РФ в связи с неисполнением обязательств предпринимателями, и по ст. 145.1 УК РФ в связи с невыплатой заработной платы. Ведь предприниматель может пытаться хоть как-то спасти бизнес и пойти на сокращение выплаты зарплаты во благо сохранения рабочих мест, – отметила адвокат. – Риски совершения предпринимателями хаотичных действий, направленных, как им кажется, на спасение бизнеса, могут быть настолько ошибочными, что при желании можно усмотреть в них противоправность. Особенно, если идет речь о работе с бюджетными денежными средствами (в том числе исполнение госконтрактов), что может послужить основанием привлечения к уголовной ответственности».

Читайте также
Адвокаты и юристы проанализировали Постановление Пленума ВС о налоговых преступлениях
Они высоко оценили исключение из итоговой редакции документа положения о признании налоговых преступлений длящимися
27 Ноября 2019 Новости

Екатерина Авдеева убеждена, что, именно для того чтобы предприниматели могли исполнять свои обязательства, важно, чтобы они своевременно получали меры поддержки, а также выплаты по уже выполненным работам. «Приведенная в докладе тревожная статистика дает основание прогнозировать рост возбуждаемых уголовных дел и привлекаемых к уголовной ответственности предпринимателей», – предположила она.

Эксперт также подчеркнула увеличение в два раза числа предпринимателей, ранее привлекаемых к уголовной ответственности за налоговые преступления. «И это несмотря на то, что деловым сообществам удалось не допустить фактическое признание Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 26 ноября 2019 г. № 48 налоговых преступлений длящимися, что в определенной мере хоть как-то разрешило проблему. Но сохранилась проблема с доказыванием умысла, даже несмотря на данные Пленумом ВС разъяснения. Не только отсутствие умысла, но даже отсутствие ущерба не является основанием для отказа в возбуждении или прекращении уголовного дела. Существуют даже более парадоксальные ситуации, когда организации-налогоплательщику удалось доказать отсутствие задолженности, пройдя все инстанции до Верховного Суда РФ, а также при отсутствии претензий со стороны ИФНС уголовное дело, возбужденное до вступления в силу решения суда в пользу налогоплательщика, не прекращается уже продолжительное время», – отметила адвокат.  

Таким образом, Екатерина Авдеева резюмировала, что доклад отображает реальные проблемы, которые имеют место в жизни предпринимателей сегодня, и содержит актуальные предложения для изменения негативных тенденций. «Предложения для изменения ситуации с необоснованным уголовным преследованием в отношении предпринимателей, а также нарушением гарантий, предусмотренных для них законодательством, вырабатываются в том числе и деловыми сообществами. Очень важными являются обобщение проблем, их систематизация и представление их Президенту РФ, что позволяет принимать меры, хотя законодательные инициативы в последнее время преимущественно устраняют именно проблемы негативных тенденций правоприменения вопреки изначальной воле законодателя», – считает адвокат.

Рассказать: