×

Эксперты изучили трансформацию юридической функции на примере крупных компаний

В рамках Международной образовательной конференции DISTANT&DIGITAL также исследовались проблемы оборота Big data и практика разрешения связанных с ним споров иностранными судами
Фотобанк Freepik
В ходе мероприятия помимо прочего обсуждались функционирование отечественных маркетплейсов, концепция digital person и правосубъектность искусственного интеллекта.

Как уже сообщала «АГ», 8 февраля в Москве завершилась Международная образовательная конференция для экспертов в сфере трансформации права, интеллектуальной собственности, креативных индустрий и цифровой экономики под эгидой IP Academy &Skolkovo LegalTech DISTANT&DIGITAL.

Читайте также
Эксперты обсудили проблемы управления интеллектуальными активами и функционирования баз данных
Предметом анализа в рамках Международной образовательной конференции DISTANT&DIGITAL стали судебные тяжбы в контексте злоупотребления интеллектуальными правами
09 Февраля 2022 Новости

Во второй день мероприятия прошла сессия «Трансформация юридической функции – опыт АО "РУСТ Россия", ПАО "Ростелеком", ПАО "Сибур Холдинг"», модератором которой выступила вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ, советник АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и Партнеры» Елена Авакян. Во вступительной речи она отметила, что сегодня под трансформацией юридической функции в бизнесе следует понимать появление продуктов, облегчающих деятельность юридического департамента, позволяющих сократить количество юристов и видоизменить подход к юридической функции вообще, выводя ее за пределы бэк-офиса и функции «пожарная команда» в полноценный фронт-офисный сервис.

Заместитель генерального директора АО «Руст Россия» Роман Рогалев полагает, что в настоящее время роль юристов существенно изменилась и трансформировалась в нечто иное: ранее они выполняли некую роль консультанта, а сейчас выступают полноценными участниками бизнес-процессов. В связи с этим в большинстве случаев необходимо модифицировать структуру, модель управления и процессы, чтобы команда юристов работала и мыслила по-новому. Для этого нужны три составляющие: время, деньги, данные. В свою очередь, новые инструменты в плане технологий позволяют лучше анализировать большой объем информации.

Спикер добавил, что в его компании четыре разрозненных юридических подразделения были трансформированы в единую правовую службу, чтобы максимально эффективно выстроить ключевые сервисные линии. Суть проводимых изменений, по словам Романа Рогалева, сводилась к тому, чтобы юридическая служба как можно теснее была привязана к деятельности компании. Это позволило добиться того, что юристы решают управленческие задачи вместе с бизнесом. В свою очередь, такое положение несколько освобождает специалистов в области права от рутинной деятельности (к примеру, от занятий сугубо договорной работой).

Вице-президент по правовым вопросам ПАО «Ростелеком» Александр Смирнов сообщил, что в его компании работают свыше 400 юристов, которые за год участвуют в 45 тыс. полноценных судебных заседаний; заключают свыше 200 тыс. сложных договоров и ведут тысячи судебных дел. Спикер рассказал, что в 2020 г. в компании была поставлена цель – стать цифровым партнером бизнеса. Тому предшествовало множество причин: ранее юристы компании не спешили делиться опытом и практикой с партнерами «Ростелеком»; правовая информация хранилась разрозненно; юридический персонал не успевал за развитием бизнеса; численность правовых специалистов сокращалась, а их нагрузка росла, как и рабочая рутина; при этом юристы не знали, как коллеги оценивают их работу.

По словам Александра Смирнова, за несколько лет число юристов компании сократилось в несколько раз, но эффективность их работы стремительно выросла. Были проведены реорганизация работы с документами; переговоры с бизнес-партнерами для понимания их проблем и потребностей; внедрен институт правовых партнеров; модификация внутреннего правового управления и организации работы с клиентами. Спикер добавил, что внедрение инноваций в рабочий процесс юрслужбы сократило поток рутины и улучшило показатели правового блока: в частности, у юристов уходит 7 минут на заполнение информации по судебному делу; 20 минут требуется сотрудникам для составления договора, один день занимает согласование и подписание такого документа. Таких положительных результатов удалось добиться в том числе за счет использования новейших технологий, что свидетельствует об эффективности цифровизации как инструмента для оптимизации рабочих процессов. К примеру, используемый юристами компании чат-бот работает оперативно, он не теряет запросы клиентов даже при движении по часовым поясам внутри персонала «Ростелеком».

В своем выступлении директор юридической поддержки ООО «Сибур» Алексей Никифоров рассказал об опыте компании по запуску системы правового консалтинга для внешних клиентов, созданной из побуждений «сделать нечто большее» для последних. По его словам, в юридической профессии немало профессионалов, которым становится скучно, поэтому им важно находить новые сферы применения своего опыта и знаний. Спикер отметил, что организовать эффективную работу такой службы пока что не удалось, поскольку не удалось «замотивировать» коллектив, включая высший менеджмент компании. В связи с этим данный проект находится сейчас в подвешенном состоянии.

В заключительном слове Елена Авакян рассказала о разработке крупномасштабного российского LegalTech-проекта «Комплексная информационная система адвокатуры России», который следует расценивать как цифровую трансформацию российской адвокатуры. По ее словам, данная система уже охватывает 86 тыс. российских адвокатов, 25 500 адвокатских образований, 150 тыс. следователей, судей и других участников. «Мы начали внедрять эту прекрасную историю в июне 2021 г. и на сегодняшний день имеем подключение 70% всех участников», – отметила она.

Читайте также
СИП зафиксировал право соцсетей на данные их пользователей
Суд по интеллектуальным правам признал, что сети «ВКонтакте» принадлежит исключительное право на информацию, содержащуюся в базе данных пользователей
31 Июля 2018 Новости

В ходе сессии «Технологии обгоняют право: проблемы и возможности» партнер международной юридической фирмы Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Елена Трусова рассказала о нюансах спора о Big data между компанией Double Data и «ВКонтакте», сравнив его с иными делами, ранее рассмотренными иностранными судами (дело Megakini vs Google; дело Аdenclassifieds vs Solus’immo).

Советник Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Евгений Орешин, в частности, отметил, что в подобных спорах целесообразно установить необходимый баланс интересов (в том числе общественных), и, раз законодатель не в состоянии достичь такой цели, этим вынуждены заниматься суды.

Генеральный директор компании Double Data Максим Гинжук перечислил технологии, которые будут запрещены при запрете взаимодействия с общедоступными данными в Интернете (в частности, машинное обучение, продукты на основе Big data; услуги анализа фондовых рынков; специализированные поисковики). По его словам, в таком случае будет проиграна технологическая битва.

Ведущий научный сотрудник Международного центра конкурентного права и политики БРИКС (ВШЭ) Елена Войниканис отметила, что за 20 лет Евросоюз не догнал США по производству данных. По ее словам, основная роль Суда Европейского союза при разрешении споров касательно баз данных сводится к защите инвестиций в создание таких объектов. Она также рассказала о нюансах спора «CV-Online Latvia vs Melons», по результатам которого Суд встал на сторону ответчика, констатировав, что копирование и индексирование содержания базы данных для целей поиска равнозначны извлечению и последующему использованию. В таких спорах необходим справедливый баланс, поскольку поисковые системы служат той же цели, что и базы данных.

Руководитель направления правового сопровождения коммерции Ozon Евгения Жаркова рассказала о нюансах развития отечественных маркетплейсов на примере собственной компании как ведущего игрока на рынке e-commerce.

В рамках сессии «Проблемы правового регулирования результата "нечеловеческого" творчества» обсуждалась концепция digital person. В частности, отмечалось, что искусственный интеллект не может претендовать на правосубъектность. Ни в одной стране мира нет закона об искусственном интеллекте.

Рассказать:
Яндекс.Метрика