×

ЕСПЧ принял жалобу адвоката, у которого провели незаконный обыск

В жалобе адвокат Павел Казарез указал, что следователь знал о том, что помещение используется им для осуществления профессиональной деятельности
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» адвокат Андрей Киселёв, представляющий интересы Павла Казареза, указал: несмотря на то, что жалоба только принята Судом, необходимо отметить, что в последнее время ЕСПЧ уделяет особенное внимание подобным нарушениям прав адвоката. Сам заявитель надеется, что позиция ЕСПЧ по его делу даст другим адвокатам еще один аргумент в борьбе с нарушением их профессиональных прав.

5 октября Европейский Суд по правам человека принял к рассмотрению жалобу адвоката АП г. Москвы Павла Казареза на нарушение положений Конвенции, закрепляющих право на уважение жилища, собственности, право на эффективное средство правовой защиты, а также на справедливое судебное разбирательство.

Как ранее писала «АГ», в июне 2017 г. руководителем ГСУ СК РФ по г. Москве было возбуждено уголовное дело в отношении бизнесмена Константина Пономарёва. В скором времени следователем по особо важным делам ГСУ СК РФ по г. Москве М.А. Кондратенко было вынесено постановление о производстве обыска по одному из адресов, где якобы проживал Пономарёв. 

Читайте также
Обыск в кабинете адвоката без учета требований ст. 450.1 УПК второй раз признан незаконным
Президиум Мосгорсуда вновь указал на необходимость пересмотреть постановление суда о признании следственных действий в отношении адвоката Павла Казареза законными
02 Октября 2018 Новости

В ходе производства обыска выяснилось, что квартира длительное время сдавалась адвокату Павлу Казарезу, который зарегистрировал в ней адвокатский кабинет и осуществлял адвокатскую деятельность. Несмотря на то что следователь перед началом производства обыска был предупрежден Пономарёвым о нахождении в квартире адвокатского кабинета, следственное действие было проведено без учета положений ст. 450.1 УПК РФ, предусматривающих особый порядок производства обыска в отношении адвоката. В дальнейшем Пресненский районный суд г. Москвы признал обыск законным.

В декабре 2017 г. президиум Мосгорсуда отменил постановление нижестоящей инстанции и направил материалы дела на новое рассмотрение. Однако Пресненский районный суд снова признал обыск законным, указав, что у лица, проводившего его, отсутствовали и отсутствуют достоверные сведения об осуществлении там профессиональной деятельности адвокатом Павлом Казарезом. Суд также указал, что изъятые в ходе обыска документы не имеют отношения к адвокатской деятельности.

Ранее адвокат АП г. Москвы Андрей Киселёв, защищающий Павла Казареза, указывал, что новое постановление о признании обыска законным было изготовлено спустя почти два месяца, в связи с чем он не успел обратиться в апелляционную инстанцию и направил жалобу сразу в Верховный Суд. ВС РФ вынес постановление о передаче ее в президиум Мосгорсуда. 28 сентября президиум Мосгорсуда вновь направил материалы дела в Пресненский районный суд.

Читайте также
Следователи должны тщательнее проверять сведения о принадлежности обыскиваемого помещения адвокату
Президиум Мосгорсуда отменил решение районного суда о законности обыска в адвокатском кабинете без учета положений ст. 450.1 УПК
26 Февраля 2018 Новости

Между тем 13 августа Павел Казарез направил жалобу в ЕСПЧ (имеется в распоряжении «АГ»). В ней он указал, что действиями следователя были нарушены ч. 1 ст. 8 Конвенции, а также ст. 1 Протокола № 1 к ней, так как обыск был проведен в адвокатском кабинете, расположенном в используемом по договору найма жилом помещении, в ночное время, без его уведомления и в его отсутствие.

Он также отметил, что при обыске не присутствовал член Совета Адвокатской палаты г. Москвы или уполномоченный президентом палаты представитель, обеспечивающий неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну. У следователя также не было судебного решения, отсутствовали какие-либо данные об исключительности случая, не терпящего отлагательства в проведении обыска, отсутствовали признаки, позволяющие предположить совершение в месте проведения обыска какого-либо преступления. При этом гарантии обеспечения неприкосновенности предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну, соблюдены не были.

Павел Казарез отметил, что следователь знал о том, что будет проводить обыск в помещении, в котором находится адвокатский кабинет, поскольку на следующий день после обыска он обратился в Пресненский районный суд г. Москвы с уведомлением о проведенном обыске. При этом в своем постановлении он указал, что «Пономарёв К.А. формально передал жилую квартиру … в пользование адвокату Казарезу П.А. в целях получения иммунитета адвокатского образования».

«Данное обстоятельство не является оправданием незаконности действий по обыску в адвокатском кабинете заявителя, также подтверждает достоверность знания следствия о том, что обыск 7 июня 2017 г. будет проводиться и проведен в жилом помещении, в котором находится адвокатский кабинет адвоката Казареза П.А.», – указано в жалобе.

Павел Казарез также заметил, что в ходе обыска были изъяты адвокатские производства, включающие переданные ему доверителями документы, относящиеся к его участию в текущих судебных процессах, что повлекло невозможность оказания им юридической помощи. Изъятие компьютерной техники адвоката, электронных носителей с информацией и сканами документов по делам существенно затруднило выполнение им своих обязательств перед доверителями.

Указал он и на нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции, поскольку законодательство РФ и судебная практика исключают возможность обжалования проведения обыска, так как судебным решением от 15 февраля признано, что он проведен по месту жительства Пономарёва, а не по месту нахождения адвокатского кабинета заявителя.

В жалобе также отмечено, что поскольку он и его защитник не были уведомлены о судебном заседании, которое проводилось 15 февраля, было нарушено и право на справедливое и публичное разбирательство, то есть ст. 13 Конвенции. «По этой причине ни заявитель, ни его представитель участия в судебном заседании не принимали, свои доводы, возражения на доводы второй стороны, позицию и доказательства суду предоставить не имели возможности. В результате принятое судом решение является односторонним, так как основано только на доказательствах, представленных исключительно стороной следствия», – говорится в документе. Также в жалобе сообщается, что на сайте Пресненского районного суда г. Москвы отсутствовала информация о проведении судебного заседания, а имеющаяся информация позволила сделать вывод, что судья, которая должна была рассматривать дело, участвовала в других делах. Это, по мнению Павла Казареза, позволяет сделать вывод о том, что судебное заседание по делу не проводилось, а протокол судебного заседания сфальсифицирован.

Адвокат указал, что подавал жалобу в кассационный суд, однако в силу ч. 3 ст. 165 УПК РФ в судебном заседании по рассмотрению вопроса о проверке законности обыска вправе участвовать только прокурор, следователь и дознаватель. «Отказывая в передаче жалобы на рассмотрение суда кассационной инстанции, судья Московского городского суда Свиренко О.В. указала, что “в судебном заседании принимали участие все участники процесса, круг которых определен УПК РФ”», – указано в жалобе в ЕСПЧ. По мнению Павла Казареза, по этой причине судья Пресненского районного суда г. Москвы не уведомила его о проведении судебного заседания, что не позволило подать апелляционную жалобу в установленный законом срок.

Спустя почти два месяца после подачи жалобы Европейский Суд по правам человека принял ее к рассмотрению. Защитник и представитель Павла Казареза в ЕСПЧ Андрей Киселёв в комментарии «АГ» отметил, что, хотя жалоба только принята Судом, стоит отметить, что в последнее время ЕСПЧ уделяет особенное внимание подобным нарушениям прав адвоката.

Читайте также
«Адвокатский закон»
О президентском законопроекте, предполагающем создание дополнительных гарантий независимости адвокатов при оказании юридической помощи в уголовном судопроизводстве
03 Мая 2017 Дискуссии

В комментарии «АГ» Павел Казарез отметил, что особый порядок обыска у адвоката, предусмотренный ст. 450.1 УПК РФ, введен законодателем по инициативе Президента РФ в 2017 г., при этом в пояснительной записке Владимир Путин указал, что проект закона «направлен на создание дополнительных гарантий независимости адвокатов при оказании ими квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве», потому что «конфиденциальность отношений адвоката и его поручителя является необходимым условием реализации права каждого на получение квалифицированной юридической помощи».

«Мой случай не стал исключением из сложившейся практики, которая показала безответственное игнорирование следствием нового порядка обыска у адвокатов и отсутствие фактической проверки судами первой инстанции законности действий следователей», – с сожалением заметил адвокат.

Он добавил, что единственным аргументом адвоката в борьбе с правовым нигилизмом представителей российской правоохранительной системы является закон. «Надеюсь, что позиция ЕСПЧ по моему делу даст другим адвокатам еще один аргумент в этой борьбе», – заключил Павел Казарез.

Рассказать: