×

ЕСПЧ признал штраф адвокату за неуважение к суду нарушением свободы выражения мнения

Европейский Суд в очередной раз высказал позицию о необходимости сохранения баланса между защитой авторитета судебной власти и защитой свободы слова
Фото: «Новая адвокатская газета»
Эксперты отметили, что постановление продолжает линию Европейского Суда на признание допустимыми критических высказываний адвоката против стороны обвинения, в частности, экспертов – государственных служащих.

Европейский Суд вынес постановление по делу «Чеферин против Словении», в котором заявитель – словенский адвокат Петер Чеферин жаловался на нарушение его прав на свободу выражения мнения и на справедливое судебное разбирательство, предусмотренных ст. 6 и 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Как следует из материалов дела, заявитель осуществлял защиту в Люблянском районном суде и в апелляционных судах обвиняемого в трех убийствах, совершенных в 2002 г. В ходе судебного разбирательства было назначено три экспертизы – психиатрическая, психологическая и судебно-медицинская с целью выяснить психическое состояние обвиняемого и определить степень вероятности совершения преступления именно им, а также определить время смерти потерпевших.

Адвокат не согласился с выводами экспертов. На заключительном судебном заседании по делу он просил назначить других психиатра и психолога, а также представить результаты проведенной во время предварительного расследования проверки на детекторе лжи. Защитник утверждал, что используемый экспертом-психологом психодинамический метод не является научным и не дает достоверных данных, а эксперт-психиатр применил методы, в которых не разбирался. Это, по словам адвоката, свидетельствует об их профессиональной некомпетентности. Кроме того, результаты тестирования на детекторе лжи, как утверждал Петер Чеферин, были противоречивыми, следовательно, недействительными. В удовлетворении ходатайств адвоката судом было отказано.

В марте 2004 г. обвиняемый был признан виновным в совершении трех убийств и приговорен к 30 годам лишения свободы. При этом суд наложил штраф на адвоката в размере 625 евро за неуважение к суду, которое проявилось в его высказываниях относительно экспертов-свидетелей – суд расценил их как оскорбительные оценочные суждения в отношении их профессиональной квалификации.

В июне 2004 г. Петер Чеферин подал апелляционную жалобу в Высший суд Любляны. Обосновывая невиновность своего подзащитного, адвокат заявил, что тот был не способен совершить преступления. При этом он вновь критически высказался о работе экспертов-свидетелей, а также прокурора и суда первой инстанции, что Высший суд также счел проявлением неуважения к суду – в феврале 2005 г. на адвоката был наложен новый штраф в размере 1670 евро. Петер Чеферин обжаловал решения о наложении на него штрафов, однако в удовлетворении его жалоб высшими судебными инстанциями было отказано.

В марте 2006 г. он обратился с жалобой в словенский Конституционный Суд, указав на нарушение ст. 10 Европейской конвенции и ст. 39 Конституции Словении. Петер Чеферин утверждал, что его высказывания были направлены на обеспечение наилучшей защиты своего подзащитного и наказание не было необходимым в демократическом обществе. Однако Конституционный Суд жалобу отклонил, после чего адвокат обратился в ЕСПЧ.

Правительство Словении в отзыве на жалобу Петера Чеферина сообщило, что национальные суды применяли стандарты Конвенции при принятии решения по его делу, а его оскорбительные оценочные суждения, направленные на прокурора, суд, личные и профессиональные качества экспертов-свидетелей, вышли за рамки приемлемой критики и не способствовали защите. Правительство акцентировало внимание на том, что высказывания адвоката были сделаны в письменной форме, что являлось отягчающим обстоятельством.

ЕСПЧ, рассмотрев жалобу, признал ее приемлемой в части, касающейся нарушения права на свободу выражения. Суд отметил, что спорные высказывания были сделаны заявителем в ходе судебного разбирательства, в котором он выступал в качестве защитника обвиняемого. Постоянно возражая против экспертных заключений, которые имели важное значение при осуждении его подзащитного, адвокат ставил своей целью добиться смены экспертов, и единственным способом для достижения этой цели было вызвать недоверие к действующим экспертам, посчитал Суд.

Также Европейский Суд обратил внимание на позицию суда первой инстанции, который, применяя к заявителю наказание за неуважение к суду, счел, что профессиональная компетентность экспертов не подлежит сомнению, поскольку они были утверждены Министерством юстиции. ЕСПЧ выразил обеспокоенность тем, что данная позиция не была достаточным образом оценена судами высших инстанций. Как отметил Европейский Суд, с учетом своего официального статуса и влияния их заключений на исход судебного разбирательства эксперты обязаны были принимать критику при исполнении своих профессиональных обязанностей. Суд также указал, что замечания заявителя основывались на фактах, которые он выдвинул в целях оспаривания авторитета экспертов и результатов тестирования подзащитного на детекторе лжи: «Национальные суды не выяснили, были ли данные факты достаточными для обоснования высказываний заявителя».

На основании этого был сделан вывод о нарушении ст. 10 Конвенции. ЕСПЧ указал, что национальные суды не предоставили соответствующих и достаточных оснований для ограничения свободы слова Петера Чеферина и не смогли соблюсти баланс между необходимостью защиты авторитета судебной власти и репутации участников процесса, с одной стороны, и необходимостью защиты свободы слова заявителя, с другой стороны.

По итогам разбирательства Европейский Суд присудил адвокату Петеру Чеферину 800 евро в качестве возмещения материального ущерба, 2400 евро в качестве компенсации морального вреда и 3000 евро в качестве компенсации судебных расходов.

Проанализировав решение, председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский отметил, что оно продолжает линию Европейского Суда на признание допустимыми критических высказываний адвоката против стороны обвинения, предоставленных ими доказательств и ее свидетелей, тем более экспертов – государственных служащих.

Как отметил Владислав Лапинский, Европейский Суд неоднократно указывал, что ст. 10 Конвенции применяется к профессиональным выступлениям адвоката, которые могут носить острый и даже гротескный характер в целях усиления образности его языка и влияния на судей, но не должны переходить грань прямых оскорблений. При этом Суд указывает, что критика может быть более острой, чем в обычных случаях, и это объясняется положением критикуемых лиц (прокурора и экспертов) как государственных служащих, а также исходя из значимости представленных ими в суде доказательств для судьбы подсудимого.

По словам эксперта, важной чертой, позволяющей отделить допустимую критику от недопустимой, Европейский Суд считает добросовестность намерений, которая должна учитываться при оценке фактов нарушения права на свободу слова. «В комментируемом постановлении именно это сыграло решающую роль в оценке действий адвоката Чеферина как допустимых и санкций властей, наоборот, как недопустимых и порочных», – заключил Владислав Лапинский.

Он также обратил внимание на обстоятельство, на которое специально указал Суд в настоящем постановлении: у лиц, не занимающих государственные должности, включая адвокатов, более широкое право на свободу выражения мнения, чем у государственных служащих (судей и прокуроров). При этом адвокат с учетом имеющихся у него юридических знаний должен быть более сдержан в своем праве, чем простой обыватель.

Председатель Комиссии АП Московской области по защите профессиональных и социальных прав адвокатов Вадим Логинов обратил внимание на позиции, которые привел ЕСПЧ в постановлении. В частности, о том, что серьезность обвинения подзащитного и длительность срока наказания позволяли адвокату использовать свои знания и навыки максимально широко и жестко. «Не секрет, что и в России защита прибегает к аналогичным приемам, дабы привлечь внимание суда к глобальным нарушениям закона», – отметил Вадим Логинов.

Эксперт напомнил, что в России право защитника свободно выражать свое мнение, без оглядки на властные институты, закреплено в ч. 2 ст. 18 Закона об адвокатской деятельности: «Адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии)». В связи с этим Вадим Логинов высказал мнение о том, что российские адвокаты более защищены от произвола властей, чем в Словении. «Нам, российским адвокатам, всегда необходимо соблюдать этические и моральные нормы, уважать процессуальных оппонентов и суд», – заключил эксперт.

Заместитель председателя Комиссии по защите прав адвокатов Совета АП г. Москвы Александр Пиховкин отметил вывод, содержащийся в постановлении ЕСПЧ, согласно которому свобода выражения мнения (оценочного суждения) применима не только к такой информации или идеям, которые воспринимаются как хвалебные или нейтральные, но также и к таким, которые оскорбляют или шокируют.

Он также отметил высказанную ЕСПЧ позицию о том, что в обязанности председательствующего судьи входит направление разбирательства таким образом, чтобы обеспечивать надлежащее поведение его участников, а не так, чтобы впоследствии единолично рассматривать уместность и допустимость их высказываний в зале суда.

«История в Словении – это хорошо знакомая нам история о безосновательной и щепетильной предвзятости, которая зачастую имеет место в отношении высказываний адвокатов в процессе», – констатировал Александр Пиховкин.


Рассказать: