×

ФПА взяла под контроль ситуацию с крымским адвокатом, привлеченным к ответственности за репосты

Между тем решение первой инстанции осталось в силе – апелляция отказала в удовлетворении более десятка жалоб защитников Эмиля Курбединова
Фото: личная страница Эмиля Курбединова на Facebook
Вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров отметил, что АП Республики Крым сделала все необходимое в данной ситуации, также он особо подчеркнул действия президента АПРК: узнав, что арестованный адвокат ведет резонансные дела в других регионах, она незамедлительно оповестила своих коллег о возможных рисках, попросив их не торопиться с выделением для его доверителей адвокатов по назначению и проконтролировать в отношении них соблюдение ч. 3 ст. 50 УПК РФ.

12 декабря Верховный Суд Республики Крым рассмотрел апелляционные жалобы адвоката АПРК Эмиля Курбединова и его защитников на постановление Киевского районного суда г. Симферополя Республики Крым от 7 декабря. В соответствии с ним Курбединов был признан виновным в совершении административного правонарушения по ч. 1 ст. 20.3 КоАП РФ с назначением наказания в виде пяти суток административного ареста, который он к этому времени уже отбыл.

Читайте также
Крымский адвокат отбыл пять суток административного ареста за репосты пятилетней давности
Сегодня ВС Республики Крым рассмотрит апелляционные жалобы защитников, которые просят прекратить производство по делу в связи с отсутствием состава преступления
12 Декабря 2018 Новости

Напомним, что постановление суда было мотивировано тем, что Курбединов на своей странице в Facebook публично демонстрировал символику, которая согласно заключению специалиста Института стран СНГ в Республике Крым А. Никифорова является атрибутикой и символикой террористической организации «Партия исламского освобождения», пропаганда и публичная демонстрация которых в России запрещены законом.

В протоколе оперуполномоченного ОВД ЦПЭ МВД по РК об административном правонарушении, послужившем основанием для привлечения адвоката к административной ответственности, также указывалось, что спорные изображения были доступны для просмотра неограниченному кругу лиц до момента обнаружения, то есть до 6 декабря. Таким образом, адвокат нарушил требования Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

Эмиль Курбединов и его защитники, не согласившись с решением суда, обратились в ВС Республики Крым с жалобами, в которых просили прекратить производство по делу в связи с отсутствием состава преступления. Они также обратили внимание суда, что репост адвокатом спорных публикаций был произведен в 2013 г., когда Республика Крым относилась к юрисдикции Украины, не предусматривающей ответственности за данные деяния.

По мнению защиты, оспариваемым постановлением нарушены гарантии, предусмотренные ст. 6 и 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод – право на справедливое судебное разбирательство и наказание исключительно на основании закона, ст. 10 Конвенции – право распространять информацию без вмешательства государства, положения ст. 1.8 – действие закона в пространстве, а также ст. 3.9 КоАП – назначение административного ареста.

Кроме того, защита указала, что адвокат привлечен к ответственности на основании закона, который никогда не был опубликован на территории Крыма, и на момент вынесения решения суда сроки привлечения к административной ответственности истекли. В жалобе один из защитников, адвокат Алексей Ладин, также указал на малозначительность нарушения и необоснованный отказ первой инстанции в удовлетворении ряда заявленных ходатайств.

В решении ВС РК (имеется в распоряжении «АГ») отмечается, что заключение специалиста, имеющееся в материалах дела, не вызывает у суда сомнений, «поскольку данное лицо обладает специальными познаниями в области исторических наук, при даче заключения специалист был предупрежден об административной ответственности по ст. 17.9 КоАП за дачу заведомо ложного заключения».

Суд подчеркнул, что вывод о наличии в действиях Курбединова состава административного правонарушения по ч. 1 ст. 20.3 КоАП соответствует фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, которые получили надлежащую оценку в обжалуемом постановлении.

ВС РК критически расценил доводы защиты об отсутствии состава правонарушения ввиду отсутствия умысла. При этом он сослался на Решение Верховного Суда РФ от 14 февраля 2003 г., согласно которому организация «Партия исламского освобождения» наряду с другими исламскими организациями признана террористической и запрещена в России. «Таким образом, размещая на своей странице … символику запрещенной в Российской Федерации организации “Хизбут-Тахрир аль-Ислами”, Курбединов Э.М. организовал публичный доступ для восприятия указанной информации другим лицам в сети “Интернет”», – отмечается в решении апелляционной инстанции.

Доводы жалобы о том, что заявитель был привлечен к ответственности на основании закона, который не был опубликован на территории Республики Крым, а также что спорная информация была размещена в 2013 г., когда Крым входил в состав Украины, суд также признал несостоятельными. При этом суд сам напомнил, что датой присоединения Крыма к России является 2014 г.: согласно ч. 3 ст. 1 Федерального конституционного закона от 21 марта 2014 г. № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополя» Республика Крым считается принятой в РФ с даты подписания соответствующего Договора – 18 марта 2014 г. С этой даты на территории Крыма действует российское законодательство.

Был также признан необоснованным довод о нарушении права на справедливое судебное разбирательство и наказание исключительно на основании закона. ВС РК отметил, что привлечение лица к административной ответственности за установленный и доказанный факт совершения правонарушения не влечет нарушение указанных прав лица и не препятствует их реализации с соблюдением требований закона. В отношении нарушения ст. 10 Конвенции (свобода выражения мнения) ВС РФ отметил, что Курбединовым осуществлялось распространение символики и акций организации, запрещенной в РФ. Отказ первой инстанции в удовлетворении ряда ходатайств апелляция признала обоснованным.

Что касается указания на истечение сроков давности привлечения к административной ответственности, ВС РК пояснил, что правонарушение по ч. 1 ст. 20.3 КоАП является длящимся. Поскольку нарушение было обнаружено 22 ноября 2018 г., а адвокат был привлечен к ответственности 7 декабря, то вопреки доводам жалобы срок давности, предусмотренный ст. 4.5 КоАП, нарушен не был.

Вывод первой инстанции о назначении наказания в виде 5 суток административного ареста суд апелляционной инстанции счел достаточно мотивированным. При этом в решении подчеркивается, что совершенное деяние не может быть расценено как малозначительное, учитывая характер и значимость общественных отношений, регулируемых законом о противодействии экстремистской деятельности и являющихся объектом особой защиты государства.

Таким образом, решением ВС РК постановление первой инстанции оставлено без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Комментируя решение апелляции, Алексей Ладин отметил, что, судя по тому, как проходило заседание суда, это было ожидаемо: судья отказала в удовлетворении всех ходатайств защиты, которых было заявлено больше десятка. По словам юриста Лили Гемеджи, также представляющей сторону защиты, процесс носил формальный характер. В частности, были нарушены сроки рассмотрения апелляционных жалоб – они были направлены в суд в разные дни, но рассмотрены в одном судебном заседании.

«Также мы ходатайствовали о допросе представителей общественности, которые присутствовали в качестве понятых при осмотре интернет-страниц. Так, один из них на судебном заседании первой инстанции дал показания, что в момент осмотра страницы он находился один в комнате с большим количеством оперативников. Второго понятого в этот момент не было. Ему также не были разъяснены его права и обязанности, и он не был предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Несмотря на это, суд счет протоколы об осмотре допустимым доказательством», – пояснила защитник.

Лиля Гемеджи добавила, что 25 октября Эмилю Курбединову было вынесено предостережение крымской прокуратуры о недопустимости нарушения ст. 10 и 16 Закона о противодействии экстремистской деятельности, однако в нем не указывалось, какие действия должен был совершить адвокат в этой связи. «Мы обратились в органы прокуратуры, которые вынесли это предостережение, с просьбой дать соответствующие разъяснения, – пояснила она. – С их стороны было достаточно вынести предостережение с конкретным указанием, что на странице имеются какие-то материалы, которые можно расценивать как нарушающие КоАП, чтобы он их удалил».

Защитник обратила внимание, что оперативный сотрудник «Центра Э», который составлял протокол об административном правонарушении, в судебном заседании первой инстанции указал, что для поиска информации на странице Курбединова в соцсети он использовал специальные технологии. «Это говорит о том, что вся информация настолько глубоко скрыта под контентом, накопившемся за 5 лет, что найти ее достаточно сложно. То есть для публики она является недоступной и находится лишь при целенаправленном поиске», –подчеркнула она.

Алексей Ладин добавил, что суды как первой, так и апелляционной инстанции проигнорировали существенные ходатайства: в частности, отказали в вызове и допросе свидетелей, а также специалиста, чье заключение стало одним из ключевых доказательств по делу. «На мой взгляд, выводы специалиста абсолютно необоснованны. Я проконсультировался с независимыми экспертами, которые пояснили, что в заключении отсутствуют как научные методики, так и обоснования выводов. Результаты были “подогнаны” под желаемое для обвинения заключение», – добавил он, подчеркнув, что с учетом срока обжалования защита, возможно, представит альтернативное заключение специалиста.

На вопрос корреспондента о дальнейших действиях защиты Алексей Ладин ответил, что, очевидно, это будет обращение в ЕСПЧ, поскольку прохождение двух судебных инстанций является достаточными для исчерпания средств правовой защиты на национальном уровне. «Мы используем все способы защиты, в том числе будем подавать жалобы на вступившее в силу судебное решение в Президиум ВС РК, а в дальнейшем – и в ВС РФ», – подчеркнул он.

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Геннадий Шаров в комментарии «АГ» подчеркнул, что АП Республики Крым сделала все необходимое в данной ситуации. Тем не менее, "получив исчерпывающую информацию от АПРК, ФПА взяла ситуацию под собственный контроль".

«Полагаю, что АПРК очень достойно себя проявила. Как только поступило сообщение о задержании Эмиля Курбединова, палата молниеносно обеспечила для него адвоката и дала защите необходимые инструкции», – подчеркнул Геннадий Шаров. Особо он отметил действия президента АПРК Елены Канчи, которая, узнав, что арестованный адвокат ведет резонансные дела в других регионах, незамедлительно оповестила своих коллег о возможных рисках, попросив их не торопиться с выделением для подзащитных Эмиля Курбединова адвокатов по назначению и проконтролировать соблюдение нормы ч. 3 ст. 50 УПК РФ в отношении его доверителей.

«Активная помощь и проявленная забота о дальнейшей деятельности Эмиля Курбединова заслуживают уважения и распространения этого положительного примера на другие палаты, если их адвокаты окажутся в подобной ситуации», – резюмировал вице-президент, пожелав адвокатам успехов в установлении объективного и гуманного окончательного решения по этому делу.

Рассказать: