×

ФСБ прекратила уголовное преследование хакасской активистки за публикацию в соцсети

По мнению ее защитника, ключевую роль, скорее всего, сыграла рецензия на заключение экспертизы, назначенной следствием
Адвокат Международной группы «Агора» Владимир Васин отметил, что независимые специалисты подвергли критике выводы, изложенные в экспертном заключении, о наличии в тексте призывов к совершению экстремистских действий.

23 ноября постановлением замначальника СО УФСБ России по Республике Хакасия прекращено уголовное дело в отношении популяризатора хакасской культуры и защитницы коренных народов республики Лидии Баиновой, обвинявшейся по ч. 2 ст. 280 УК РФ за публикацию поста в соцсети.

Адвокат Международной группы «Агора» Владимир Васин, защищавший женщину, рассказал «АГ» об обстоятельствах дела.

В июле 2017 г. Лидия Баинова с ребенком зашла в кафе Абакана и около детской игровой комнаты услышала от находившихся рядом детей, что войти сюда могут только русские. Она сделала им замечание, сказав, что они живут в многонациональной стране, поэтому так говорить нельзя. Стоявшая неподалеку женщина, которую Лидия Баинова приняла за мать одной из девочек, заметила ей, что нельзя делать замечания детям без взрослых и если она продолжит, то «придут злые родители». Женщина восприняла сказанное как угрозу, забрала ребенка и покинула кафе.

О случившемся она написала эмоциональный пост на своей странице в соцсети «ВКонтакте», в котором использовала такие выражения, как «В такие минуты хочется устроить революцию и переворот! Вернуть власть, землю нашему народу! Отвоевать!».

В апреле 2018 г. к Лидии Баиновой на работу пришли сотрудники республиканского УФСБ. Ничего не объяснив, они настояли на проведении беседы в ее квартире. У входа в квартиру в присутствии двух понятых ей быстро вручили некие бумаги, сообщили о наличии постановления суда на обыск. На просьбу сфотографировать или прочитать документы, снять с них копию ей ответили, что все предоставят позже. Находясь в состоянии стресса, Лидия Баинова, думая, что подписывает акт конфискации ноутбука, флеш-карт и телефона, подписала документ о получении постановления суда на осмотр жилища.

Затем подозреваемую отвезли в Управление ФСБ, где состоялся первый допрос – без защитника. «Ее уговаривали признать вину и обещали, что в этом случае она получит “по-минимуму”. В противном случае грозили выставить перед судьей ярой экстремисткой. Допрос велся в обвинительном ключе, говорили, что все доказано. Про то, что Лидия может быть невиновной, не было сказано ни слова», – отметил Владимир Васин.

7 мая в отношении Лидии Баиновой было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 280 УК (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершенные с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»). Кроме того, ее поставили на учет в Росфинмониторинге: внесли в так называемый список экстремистов и заблокировали счет в банке.

Адвокат отметил, что подзащитная не отрицала, что написала спорный пост, однако виновной в совершении инкриминируемого ей преступления себя не признавала. Она говорила, что, возможно, переборщила с эмоциональностью и резкостью, выражая свое мнение о существующей в обществе проблеме, которая коснулась лично ее. «У Лидии чистое прошлое, она многое сделала и делает для сохранения языка и культуры народов Хакасии, не была уличена в экстремизме в прошлом, ни в каких сомнительных сообществах не состоит и не состояла», – пояснил Владимир Васин.

После возбуждения уголовного дела следователем была назначена комплексная психолого-лингвистическая экспертиза публикации. По словам адвоката, вывод эксперта о наличии в тексте «информации, обладающей лингвистическими признаками побуждения в форме призыва к осуществлению враждебных действий в отношении представителей русского этноса», стал единственной отправной точкой для формирования внутреннего убеждения стороны обвинения в виновности его подзащитной. Позднее была назначена дополнительная комплексная психолого-лингвистическая экспертиза, которая обнаружила в спорном тексте «информацию, обладающую лингвистическими признаками побуждения в форме прямого призыва к изменению социального порядка, существующей общественно-политической системы».

Владимир Васин добавил, что к материалам дела были также приобщены показания свидетелей, один из которых был засекречен, о том, что они увидели в спорном тексте «призывы к чему-то очень плохому». Кроме того, следствие обнаружило на жестком диске изъятого компьютера фрагменты текста, которые женщина нигде не публиковала.

Защита настаивала, что ключевые доказательства обвинения – заключения экспертов – нельзя признать допустимыми с точки зрения уголовно-процессуального закона. «У нас было очень много вопросов к государственным экспертам, которые изготовили спорные заключения, и эти вопросы защита планировала задать в ходе судебного заседания», – пояснил Владимир Васин. В связи с этим сторона защиты с помощью независимых экспертов проверила заключение комплексной экспертизы.

По мнению независимых специалистов, вывод эксперта о наличии призывов в тексте является неправомерным. Также они отметили, что в заключении эксперта не был проанализирован речевой акт обвинения, а также не доказаны – ни лингвистически, ни психологически – признаки дискриминации и насилия по отношению к кому-либо. Кроме того, независимые эксперты сочли маловероятным, что информационный эффект от поста пользователя в соцсети способен серьезно повлиять на поведение психически здоровых людей, действия которых регулируются на уровне более высоких механизмов принятия решений. В рецензии подчеркивается, что коммуникативными намерениями автора были попытка обратить внимание читателей на проблему проявления национализма и желание разрешить ее. 

Читайте также
Прокуроров обязали усилить надзор за расследованием экстремистских преступлений
После разъяснений Пленума ВС Генпрокурор дал указание об усилении прокурорского надзора за исполнением законов при выявлении, пресечении, раскрытии и расследовании таких преступлений
21 Ноября 2018 Новости

5 октября Лидии Баиновой было предъявлено обвинение, 6 ноября сторона защиты подписала заключительный протокол об ознакомлении с материалами дела, а следователь отправил его в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения. Некоторое время спустя прокурор вернул дело для дополнительного расследования в порядке ст. 221 УПК РФ.

Владимир Васин добавил, что упомянутая рецензия независимых экспертов была приобщена к материалам дела перед уведомлением об окончании следственных действий. По мнению адвоката, скорее всего, именно она сыграла ключевую роль в возвращении дела на доследование.

Постановлением от 23 ноября уголовное дело в отношении Лидии Баиновой было прекращено за отсутствием в действиях обвиняемой состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 280 УК, а также признаков иных составов преступлений, в том числе по ст. 282 УК.

В документе (имеется в распоряжении «АГ») отмечается, что в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности», о новой редакции которого писала «АГ», заключения экспертов не имеют заранее установленной силы, не обладают преимуществами перед другими доказательствами, а вопрос о том, являются ли действия публичными призывами к экстремистской деятельности, относится к исключительной компетенции суда.

Читайте также
ВС скорректировал разъяснения по практике привлечения к уголовной ответственности за репосты
Пленум Верховного Суда внес изменения в Постановление «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности», одно из которых предложил Генри Резник
20 Сентября 2018 Новости

Согласно п. 4 постановления под публичными призывами следует понимать выраженные в любой форме обращения к другим лицам с целью побудить их к осуществлению экстремистской деятельности. «Таким образом, цель совершения преступления, предусмотренного ст. 280 УК РФ, является составообразующим признаком данного преступления, подлежащим обязательному и точному установлению», – отмечается в постановлении замначальника СО УФСБ.

Там же подчеркивается, что мотивом написания спорного текста, как установлено в ходе расследования, послужил инцидент, который произошел с обвиняемой в кафе г. Абакана, а целью публикации являлось информирование посетителей страницы о происшествии. «Каких-либо доказательств, свидетельствующих о желании Баиновой Л.С. при опубликовании ею текста статьи воздействовать на читателей именно с целью побудить их к осуществлению действий, носящих экстремистский характер, либо изменить взгляды читателей, вызвав в них возбуждение ненависти и вражды по признакам расы, национальности, языка, происхождения, в ходе расследования уголовного дела не добыто», – указано в документе.

Кроме того, отмечается, что цель сообщения, выраженная в тексте и указанная экспертами в заключениях, не может однозначно свидетельствовать о цели совершения обвиняемой вышеуказанных действий, без совокупности с иными доказательствами.

«Таким образом, умысла при написании текста к каким-либо насильственным действиям у Баиновой Л.С. не было», – резюмируется в постановлении. Также указано, что Баинова самостоятельно удалила спорный текст со своей страницы в соцсети через несколько дней, а указанные призывы, содержавшиеся в посте, не вызвали какой-либо реакции и не повлияли на поведение ознакомившихся с ним лиц.

Владимир Васин отметил, что доволен исходом дела. Он также добавил, что 23 ноября следователь направил уведомление в Росфинмониторинг об исключении Лидии Баиновой из списка экстремистов, а 6 декабря ей вернули изъятый компьютер. На вопрос корреспондента о том, планирует ли Лидия Баинова обращаться за компенсацией за незаконное уголовное преследование, адвокат ответил отрицательно, пояснив, что его доверительница очень устала от случившегося и рада, что следствие разобралось в ситуации.

Рассказать: