×

Изготовлено апелляционное определение по делу адвоката Дагира Хасавова

Мосгорсуд посчитал, что уголовное дело возбуждено в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, подсудность определена верно, а неточность протокола судебного заседания не свидетельствует о существенных нарушениях, которые могли бы повлиять на законность и обоснованность приговора
В комментарии «АГ» один из защитников коллеги, Александр Лебедев, обратил внимание на то, что апелляция, указывая на доказанность вины, сослалась на доказательства, которых в материалах дела нет, например о наличии признаков организованной группы в действиях подсудимых. По словам адвоката, вопрос кассационного обжалования решается.

Московский городской суд опубликовал апелляционное определение, которым оставил без изменения вынесенный в декабре 2020 г. обвинительный приговор в отношении адвоката АП г. Москвы, управляющего партнера АБ «Дагир Хасавов и партнеры – Драконта» Дагира Хасавова.

Обстоятельства уголовного преследования и приговор

Напомним, адвоката задержали в сентябре 2019 г. в Лефортовском районном суде г. Москвы прямо перед заседанием по уголовному делу его доверителя – экс-министра экономики и территориального развития Дагестана Раюдина Юсуфова. Его и Абдусамада Гамидова, бывшего председателя правительства Дагестана, обвиняли в растрате более 40 млн руб. из республиканского бюджета при реконструкции спецучреждения временного содержания для иностранцев в Махачкале. Потерпевшим признали ГКУ РД «Дирекция единого государственного заказчика-застройщика». Именно ей, по версии следствия, обвиняемые причинили материальный ущерб.

Дагир Хасавов, посчитало следствие, в составе организованной группы принуждал Арсена Фатуллаева, представителя Дирекции, к даче ложных показаний, используя шантаж и угрозу причинения вреда здоровью. В связи с этим он совершил преступление, наказание за которое предусмотрено ч. 4 ст. 309 УК. В основу обвинения легли несколько голосовых сообщений, которые Дагир Хасавов направил по WhatsApp сыну подзащитного – Вадиму Юсуфову. Тот через своего родственника переслал эти сообщения Арсену Фатуллаеву. По мнению эксперта-лингвиста Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ, в словах Хасавова были «коммуникативное намерение» склонить «некое третье лицо» к изменению показаний «в отношении неких третьих лиц» и информация о наступлении негативных последствий для «некоего лица» в случае, если оно не изменит показания, которые Хасавов считает ложными.

Читайте также
Заключение специалистов, опровергающее экспертизу института ФСБ, стало доказательством по делу Дагира Хасавова
Документ попал в материалы дела по ходатайству защитника адвоката
20 Ноября 2020 Новости

В марте 2020 г. специалисты, которых привлекла сторона защиты, пришли к выводу, что в репликах Дагира Хасавова нет намерения склонить «коммуниканта Фатуллаева» к изменению показаний, данных им ранее в суде. Тогда же специалисты насчитали семь нарушений эксперта-лингвиста, из-за которых тот пришел к противоположным выводам. Ранее «АГ» подробно описывала эти нарушения.

С точки зрения суда, Дагир Хасавов хотел «максимально обезопасить себя от возможного разоблачения», поэтому сам контактировать с Арсеном Фатуллаевым не стал, а «для конспирации преступления» создал преступную группу. В нее вошли Абдусалам Джамалутдинов, который ранее был советником Абдусамада Гамидова, и Вадим Юсуфов – сын Раюдина Юсуфова. Оба они были заинтересованы в том, чтобы экс-чиновники избежали уголовной ответственности, посчитала первая инстанция.

В день, когда Арсен Фатуллаев признал в суде наличие ущерба, Дагир Хасавов записал два голосовых сообщения Вадиму Юсуфову, который переслал их своему родственнику. Тот, не осведомленный о «преступных намерениях», перенаправил аудио Арсену Фатуллаеву. В последующие два дня аналогичным образом до представителя Дирекции добралось еще одно голосовое сообщение Дагира Хасавова.

Измайловский районный суд посчитал, что в первых двух аудиозаписях адвокат «лично сообщил о необходимости А.А. Фатуллаеву связаться с ним для непосредственного обсуждения показаний, которые необходимо дать в суде, а также высказал обещания защитить А.А. Фатуллаева от негативных последствий в связи с дачей последним ложных показаний в суде и обеспечить в этом случае уважение среди близких подсудимым А.М. Гамидову и Р.А. Юсуфову лиц из числа жителей Республики Дагестан».

В третьей аудиозаписи, по мнению суда, адвокат «лично высказал угрозу распространения ложных сведений об оговоре А.А. Фатуллаевым подсудимых А.М. Гамидова и Р.А. Юсуфова в совершении тяжкого преступления, т.е. порочащих А.А. Фатуллаева, унижающих честь и достоинство последнего, а также угрозу причинения вреда здоровью А.А. Фатуллаева в случае его отказа от дачи в суде ложных показаний о непричинении действиями подсудимых материального ущерба ГКУ РД “Дирекция единого государственного заказчика-застройщика”».

Читайте также
Аудиосообщения и посты в Facebook: за что получил 6 лет колонии адвокат Дагир Хасавов
Измайловский районный суд изготовил приговор по делу о принуждении потерпевшего к даче ложных показаний
11 Декабря 2020 Новости

12 сентября 2019 г. Арсен Фатуллаев в ходе очередного закрытого судебного заседания по уголовному делу экс-чиновников подал гражданский иск о взыскании с них похищенной суммы. Тогда Дагир Хасавов, по версии Измайловского районного суда, «решил осуществить свои намерения, направленные на дискредитацию личности» представителя Дирекции: опубликовал на своей странице в Facebook этот иск и три аудиозаписи допроса Арсена Фатуллаева в суде. В комментарии к одной из них адвокат назвал представителя Дирекции лжецом, ко второй – засланцем, которым манипулирует гособвинение, к третьей – упомянул о «давлении генеральной прокуратуры» на суд. Этими публикациями Дагир Хасавов «фактически дискредитировал» Арсена Фатуллаева перед жителями Дагестана, уверена первая инстанция. Далее адвокат якобы велел Абдусаламу Джамалутдинову встретиться с Арсеном Фатуллаевым и «продолжить оказывать на него психологическое давление».

Как следует из приговора, Вадим Юсуфов пытался убедить суд в том, что переслал через родственника сообщения Арсену Фатуллаеву по своей инициативе, а не по указанию Дагира Хасавова. Но первая инстанция назвала это «проявлением ложного чувства товарищества» и не стала принимать такие показания.

Суд решил, что Дагир Хасавов, Абдусалам Джамалутдинов и Вадим Юсуфов в составе организованной группы совершили принуждение потерпевшего к даче ложных показаний, соединенное с шантажом и угрозой причинения вреда здоровью (ч. 4 ст. 309 УК). Дагиру Хасавову назначили 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима, Абдусаламу Джамалутдинову – 4 года 6 месяцев, а Вадиму Юсуфову – 3 года.

Обжалование приговора в Мосгорсуде

В апелляционной жалобе (имеется у «АГ») один из защитников, адвокат АП г. Москвы Александр Лебедев, заметил, что первая инстанция нарушила уголовно-процессуальные нормы об оценке доказательств и о территориальной подсудности. Согласно ч. 2 ст. 32 УПК уголовное дело рассматривается по месту окончания преступления в том случае, если преступление начато в месте, на которое распространяется юрисдикция одного суда, а окончено там, где действует юрисдикция другого. «По версии обвинения, преступление окончено 15 сентября 2019 г. на территории Махачкалы – там Абдусалам Джамалутдинов встретился с Арсеном Фатуллаевым», – пояснил Александр Лебедев.

Он обратил внимание на то, что заключение специалиста не совпадает с выводами, к которым пришел эксперт-лингвист, помимо прочего из-за того, что эксперт изменил формулировку поставленных на его разрешение вопросов, исказив их суть. Кроме того, потерпевший в суде пояснил, что никто не принуждал его изменить показания либо отказаться от дачи показаний.

Александр Лебедев указал, что в приговоре отсутствуют доказательства того, что соучастники договорились о принуждении к даче ложных показаний, отсутствуют доказательства устойчивости организованной группы, подчинения ее участников групповой дисциплине, стабильности ее состава и организационных структур, сплоченности ее членов. Защитник попросил отменить приговор и оправдать Дагира Хасавова.

Согласно апелляционной жалобе другого защитника, адвоката АП Московской области Гаянэ Теванян (имеется у «АГ»), следствие посчитало, что добиться изменений показаний члены организованной группы хотели в период с 10 по 12 сентября 2019 г., в то время как Дагир Хасавов познакомился с Абдусаламом Джамалутдиновым лично лишь в январе 2020 г., обратного стороной обвинения не доказано.

Защитник обратила внимание, что в аудиосообщениях не произносятся какие-либо угрозы убийством, причинения вреда здоровью, уничтожения или повреждения имущества в адрес потерпевшего либо его близких родственников, отсутствует шантаж с целью дачи нужных показаний либо изменения ранее данных. Гаянэ Теванян попросила оправдать Дагира Хасавова.

Отмечалось также, что в прениях Дагир Хасавов был лишен права согласовать свою позицию с защитниками. Кроме того, суд необоснованно принял проведенные в ФСБ экспертные заключения и отверг представленное защитой заключение специалиста. Сам обвиняемый указал, что в судебном заседании 23 октября 2020 г. суд необоснованно и немотивированно отказал в ходатайстве об изменении ему меры пресечения.

Тем не менее Мосгорсуд посчитал, что вина Хасавова, Джамалутдинова, Юсуфова в совершении преступления материалами дела установлена, а допустимость положенных в основу приговора доказательств не вызывает сомнений, поскольку они собраны с соблюдением ст. 74, 86 УПК.

Апелляция указала, что наличия у потерпевшего и свидетелей причин для оговора осужденных судом не установлено. Противоречия, выявленные в показаниях допрошенных в ходе судебного следствия лиц, устранены путем оглашения предыдущих показаний, данных на стадии предварительного следствия. В результате судом в качестве достоверных приняты показания, которые были подтверждены в судебном заседании и совокупностью иных исследованных доказательств.

Вторая инстанция отметила, что судом приведены мотивы, по которым отвергнуто заключение специалиста: оно было получено по результатам исследования представленных адвокатами копий материалов дела, а не оригиналов, кроме того, заключение содержит анализ и выводы относительно проведенных в рамках уголовного дела лингвистических экспертных исследований, то есть фактически является оценкой доказательств, что отнесено исключительно к компетенции суда.

Также Мосгорсуд пришел к выводу, что при возбуждении уголовного дела в отношении Дагира Хасавова как адвоката нарушений требований ст. 448 УПК допущено не было. Кроме того, подсудность уголовного дела определена верно, поскольку преступление являлось оконченным в момент оказания незаконного воздействия на волю потерпевшего – в момент получения и прослушивания в гостинице «Измайлово» г. Москвы аудиосообщений. Гостиница расположена на территории, отнесенной к юрисдикции Измайловского районного суда г. Москвы.

По мнению апелляции, неточность и неполнота протокола судебного заседания не свидетельствуют о существенных нарушениях, которые могли бы повлиять на законность и обоснованность приговора либо повлечь нарушение прав участников уголовного судопроизводства. Замечания на протокол судом первой инстанции рассмотрены и разрешены в соответствии с требованиями ст. 260 УПК. Все заявленные участниками процесса в ходе судебного заседания ходатайства, в том числе об изменении Хасавову меры пресечения, рассмотрены и разрешены судом в соответствии со ст. 271 УПК – путем вынесения мотивированных постановлений, сомнений в обоснованности которых не возникает, заключил Мосгорсуд.

Вопрос о кассационном обжаловании решается

Как заметил в комментарии «АГ» Александр Лебедев, суд апелляционной инстанции посчитал, что доказательства склонения к даче ложных показаний представителя потерпевшего подтверждаются допросами потерпевшего, свидетелей и заключениями судебных экспертиз аудиосообщений, однако это не так. Суд оставил без внимания довод стороны защиты об отсутствии признаков организованной группы в действиях подсудимых, сославшись на то, что в деле имеются доказательства этого. «Я их не увидел, – подчеркнул Александр Лебедев. – Также в апелляционной жалобе я отмечал, что лицо, указанное в обвинительном заключении в качестве потерпевшего, не является надлежащим объектом преступления, а является представителем потерпевшего. Суд же посчитал, что представитель потерпевшего является надлежащим субъектом (не объектом) преступления». В данный момент сторона защиты решает вопрос о кассационном обжаловании.

Рассказать:
Дискуссии
Дело адвоката Дагира Хасавова
Дело адвоката Дагира Хасавова
Защита прав адвокатов
21 Апреля 2021
Яндекс.Метрика