×

Аудиосообщения и посты в Facebook: за что получил 6 лет колонии адвокат Дагир Хасавов

Измайловский районный суд изготовил приговор по делу о принуждении потерпевшего к даче ложных показаний
Один из защитников успел обжаловать приговор еще до появления мотивировки. При этом, по его словам, существенных дополнений к апелляционной жалобе, скорее всего, не будет. Другая защитник возмущена тем, что первая инстанция просто продублировала обвинительное заключение.

Измайловский районный суд г. Москвы изготовил приговор по уголовному делу адвоката Дагира Хасавова. Напомним, 26 ноября его признали виновным в принуждении потерпевшего к даче ложных показаний и назначили 6 лет лишения свободы. Один из защитников, адвокат АП г. Москвы Александр Лебедев предоставил «АГ» текст приговора и рассказал о том, что уже успел подать апелляционную жалобу.

Эксперт института ФСБ и специалисты, не связанные с правоохранительными органами, пришли к разным выводам

Читайте также
Суд приговорил адвоката Дагира Хасавова к 6 годам лишения свободы
Защитник адвоката Александр Лебедев рассказал «АГ», как прошло судебное заседание
27 Ноября 2020 Новости

Напомним, адвоката АП г. Москвы, управляющего партнера АБ «Дагир Хасавов и партнеры – Драконта» Дагира Хасавова задержали в сентябре 2019 г. в Лефортовском районном суде г. Москвы прямо перед заседанием по уголовному делу его доверителя – экс-министра экономики и территориального развития Дагестана Раюдина Юсуфова. Его и Абдусамада Гамидова, бывшего председателя правительства Дагестана, обвиняли в растрате более 40 млн руб. из республиканского бюджета при реконструкции спецучреждения временного содержания для иностранцев в Махачкале. Потерпевшим признали ГКУ РД «Дирекция единого государственного заказчика-застройщика». Именно ей, по версии следствия, обвиняемые причинили материальный ущерб.

Изначально адвокату предъявили обвинение по ч. 1 ст. 294 и ч. 4 ст. 309 УК. В окончательном обвинительном заключении от 17 марта 2020 г. (имеется у редакции) фигурирует только ч. 4 ст. 309 УК: следствие полагает, что Дагир Хасавов в составе организованной группы принуждал Арсена Фатуллаева, представителя Дирекции, к даче ложных показаний, используя шантаж и угрозу причинения вреда здоровью.

В основу обвинения легли несколько голосовых сообщений, которые Дагир Хасавов направил по WhatsApp сыну подзащитного – Вадиму Юсуфову. Тот через своего родственника переслал эти сообщения Арсену Фатуллаеву. По мнению эксперта-лингвиста Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ, в словах Хасавова были «коммуникативное намерение» склонить «некое третье лицо» к изменению показаний «в отношении неких третьих лиц» и информация о наступлении негативных последствий для «некоего лица» в случае, если оно не изменит показания, которые Хасавов считает ложными (заключения эксперта имеются у «АГ»).

За несколько дней до вынесения приговора суд приобщил к материалам уголовного дела заключение специалистов (есть у редакции), которых привлекла сторона защиты. Еще в марте этого года они пришли к выводу, что в репликах Дагира Хасавова нет намерения склонить «коммуниканта Фатуллаева» к изменению показаний, данных им ранее в суде. Тогда же специалисты насчитали семь нарушений эксперта-лингвиста, из-за которых тот пришел к противоположным выводам. Ранее «АГ» подробно описывала эти нарушения.

Выводы эксперта института ФСБ «не противоречат себе и другим доказательствам»

Читайте также
Заключение специалистов, опровергающее экспертизу института ФСБ, стало доказательством по делу Дагира Хасавова
Документ попал в материалы дела по ходатайству защитника адвоката
20 Ноября 2020 Новости

Измайловский районный суд установил, что 10 сентября 2019 г. в суде по делу Гамидова и Юсуфова допросили Арсена Фатуллаева, тот признал наличие ущерба для Дирекции. Эти показания опровергли позицию защитников экс-чиновников, считает первая инстанция. Из-за этого Дагир Хасавов якобы решил принудить Арсена Фатуллаева изменить позицию – дать ложные показания о том, что Гамидов и Юсуфов не причинили материальный ущерб Дирекции. Отметим, что до Арсена Фатуллаева у учреждения был другой представитель, который наличие ущерба в суде не признал.

С точки зрения Измайловского районного суда, Дагир Хасавов хотел «максимально обезопасить себя от возможного разоблачения», поэтому сам контактировать с Арсеном Фатуллаевым не стал, а «для конспирации преступления» создал преступную группу. В нее вошли Абдусалам Джамалутдинов, который ранее был советником Абдусамада Гамидова, и Вадим Юсуфов – сын Раюдина Юсуфова. Оба они были заинтересованы в том, чтобы экс-чиновники избежали уголовной ответственности, считает первая инстанция.

Для «насильственного слома и подавления воли» представителя потерпевшего было решено угрожать ему причинением вреда здоровью и распространением позорящих его сведений, указал суд. Более того, по его мнению, «организованная группа под руководством Хасавова» планировала, что Арсен Фатуллаев должен не только отказаться от прежних показаний, но и дать «ложные показания, в которых он как потерпевший оклеветал бы и дискредитировал должностных лиц Генеральной прокуратуры Российской Федерации, поддерживающих государственное обвинение в суде». Далее, по версии суда, Дагир Хасавов – снова «для конспирации преступления» – определил, что Вадим Юсуфов и Абдусалам Джамалутдинов также не должны контактировать с Арсеном Фатуллаевым, поэтому поручил Юсуфову найти того, через кого можно связаться с Фатуллаевым.

В день, когда Арсен Фатуллаев признал в суде наличие ущерба, Дагир Хасавов записал два голосовых сообщения Вадиму Юсуфову, который переслал их своему родственнику. Тот, не осведомленный о «преступных намерениях», перенаправил аудио Арсену Фатуллаеву. В последующие два дня аналогичным образом до представителя Дирекции добралось еще одно голосовое сообщение Дагира Хасавова.

С точки зрения Измайловского районного суда, в первых двух аудиозаписях адвокат «лично сообщил о необходимости А.А. Фатуллаеву связаться с ним для непосредственного обсуждения показаний, которые необходимо дать в суде, а также высказал обещания защитить А.А. Фатуллаева от негативных последствий в связи с дачей последним ложных показаний в суде и обеспечить в этом случае уважение среди близких подсудимым А.М. Гамидову и Р.А. Юсуфову лиц из числа жителей Республики Дагестан».

Первое аудиосообщение (цитата по приговору Измайловского районного суда)

Если он хочет посоветоваться, проконсультироваться и получить поддержку, в том числе в зале суда, он может найти меня <…> Он мне расскажет, что произошло, каким образом его сюда привезли, что ему сказали. А я ему подскажу, как себя правильно, как сказать, поставить на суде, чтобы к нему ни с какой стороны <…> не было больших претензий, не было ответственности <…> А так, он правильно, может сказать: «Вот такая ситуация, на меня оказали вот такое давление» <…> Это очень поможет тогда нам, и, соответственно, к нему пропитаются уважением, я думаю, многие дагестанцы <…> Вот так уважение заслуживать надо, когда в такой ситуации. Не трусость проявлять, как заяц в лесу перед волком.

Второе аудиосообщение (цитата по приговору Измайловского районного суда)

Я жду, если он прислушается нас, мы его прославим на Дагестан, как минимум. И дальше <…> Соответственно, для нас это будет поддержка, и это будет правильно, и по существу. Потому что материалов дела он не читал, если хочет он убедиться в обратном, что-то не так, я ему это докажу, пускай найдет меня.

В третьей аудиозаписи, по мнению суда, адвокат «лично высказал угрозу распространения ложных сведений об оговоре А.А. Фатуллаевым подсудимых А.М. Гамидова и Р.А. Юсуфова в совершении тяжкого преступления, т.е. порочащих А.А. Фатуллаева, унижающих честь и достоинство последнего, а также угрозу причинения вреда здоровью А.А. Фатуллаева в случае его отказа от дачи в суде ложных показаний о непричинении действиями подсудимых материального ущерба ГКУ РД “Дирекция единого государственного заказчика-застройщика”».

Третье аудиосообщение (цитата по приговору Измайловского районного суда)

Вадим <…> Я вот что хотел тебя попросить. Вот этот человек, который прилетал сюда, друг киевского, которого мы допрашивали <…> С учетом того, что произошло, пусть он с ним переговорит по-свойски. Почему он лжет? Он что думает, эти поедут с ним домой, будут вокруг него ходить что ли? <…> Если он мужчина, зачем он прилетает сюда, его прессуют в каком-то кабинете <…> На основании чего он заявляет о похищении денег? <…> Или пускай скажет: да, похищение там было. Я сам это не знаю, мне сказали вот, генерал, который сидит, например, или полковник, прокурор. Они сказали: похищение. Я повторяю их слова. <…> Тогда к нему мы не пропитаемся большим уважением, но тем не менее будем относиться, как к мужчине. <…> Зачем он лжет? Все равно мы, мы разоблачим его, хуже Троцкого. Он не сможет ничего доказать, потому что он врет. Вранье все равно вылезет. Его что не воспитали нормально родители? <…> Зачем ты клеветаешь на своего брата? Это же очень большой грех. Пусть он у мулы своего спросит. Это «хулу» в исламе называется. Каким образом ты можешь это допускать? Не послушав его, он, они, сидят в клетке, он видит, и внаглую заявлять такие вещи. Это неприемлемо. За это надо отвечать, придется ему.

Отметим, что дальше в третьем сообщении, как следует из заключения «обвинительной» экспертизы Института криминалистики ЦСТ ФСБ, Дагир Хасавов продолжает:

«Возможно, нести уголовную ответственность. В любом случае перед Аллахом ответит. Таким бессовестным же нельзя быть. Пусть он с ним поговорит. Пусть образумит его, чтобы он дальше грех на душу не брал. Я думаю, это будет правильно – и помощь ему прежде всего».

12 сентября 2019 г. Арсен Фатуллаев в ходе очередного закрытого судебного заседания по уголовному делу экс-чиновников подал гражданский иск о взыскании с них похищенной суммы. Тогда Дагир Хасавов, по версии Измайловского районного суда, «решил осуществить свои намерения, направленные на дискредитацию личности» представителя Дирекции: опубликовал на своей странице в Facebook этот иск и три аудиозаписи допроса Арсена Фатуллаева в суде. В комментарии к одной из них адвокат назвал представителя Дирекции лжецом, ко второй – засланцем, которым манипулирует гособвинение, к третьей – упомянул о «давлении генеральной прокуратуры» на суд. Этими публикациями Дагир Хасавов «фактически дискредитировал» Арсена Фатуллаева перед жителями Дагестана, уверена первая инстанция. Далее адвокат якобы велел Абдусаламу Джамалутдинову встретиться с Арсеном Фатуллаевым и «продолжить оказывать на него психологическое давление».

«Джамалутдинов обращался к Фатуллаеву по своей инициативе, а не по просьбе Хасавова. Они не были знакомы, – подчеркнул в разговоре с “АГ” Александр Лебедев. – При задержании Джамалутдинова оперативники смотрели его телефон, не было ни звонков от Хасавова, ни телефона Хасавова в телефонной книге. Они даже бравировали – сейчас мы номер Хасавова тебе запишем».

Как следует из приговора, Вадим Юсуфов пытался убедить суд в том, что переслал через родственника сообщения Арсену Фатуллаеву по своей инициативе, а не по указанию Дагира Хасавова. Но первая инстанция назвала это «проявлением ложного чувства товарищества» и не стала принимать такие показания.

Дагир Хасавов отправку сообщений не отрицал, но настаивал на том, что не собирался устанавливать контакт с Арсеном Фатуллаевым. Адвокат говорил, что ему, как защитнику Раюдина Юсуфова, не нужно было влиять на показания представителя Дирекции: в них не было достоверных фактов, подтверждающих хищение. Опубликование записей допроса Фатуллаева из закрытого судебного заседания Дагир Хасавов объяснил тем, что хотел дать всем понять: представитель Дирекции не смог ответить ни на один вопрос об ущербе. Адвокат подчеркивал, что показания Фатуллаева считал и продолжает считает лживыми, но никакого психологического, физического или другого воздействия на него не оказывал.

Изучив заключения эксперта и специалистов, суд согласился с выводами эксперта-лингвиста Института криминалистики ЦСТ ФСБ. Они «не противоречат себе и другим доказательствам», «представляются ясными и понятными», пояснила первая инстанция. Заключение же специалистов, по ее мнению, не отвечает требованиям ст. 164 и 166 УПК. «Специалисты не предупреждались об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ, подлинные материалы дела ими не исследовались. Представленное заключение специалиста, по сути, является оценкой доказательств, что относится исключительно к компетенции суда, в связи с чем суд относится к указанному заключению специалиста критически», – указал суд.

Не принял он и показания одной из специалистов, Елены Новожиловой. Та давала заключение «не по оригиналам материала дела, а по предоставленным копиям, происхождение которых суду не известно», сказано в приговоре. «Хотя в ходе заседания я предъявил на обозрение специалиста заключение эксперта Института криминалистики ЦСТ ФСБ, и она подтвердила, что исследовала именно его», – подчеркивал Александр Лебедев.

В итоге суд решил, что Дагир Хасавов, Абдусалам Джамалутдинов и Вадим Юсуфов в составе организованной группы совершили принуждение потерпевшего к даче ложных показаний, соединенное с шантажом и угрозой причинения вреда здоровью (ч. 4 ст. 309 УК РФ). Дагиру Хасавову назначили 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима, Абдусаламу Джамалутдинову – 4 года 6 месяцев, а Вадиму Юсуфову – 3 года.

Защитники обжалуют приговор

Александр Лебедев подал апелляционную жалобу (имеется у «АГ») еще до того, как получил текст приговора. Защитник настаивает, что суд нарушил уголовно-процессуальные нормы об оценке доказательств и о территориальной подсудности. Согласно ч. 2 ст. 32 УПК уголовное дело рассматривается по месту окончания преступления в том случае, если преступление начато в месте, на которое распространяется юрисдикция одного суда, а окончено там, где действует юрисдикция другого. «По версии обвинения, преступление окончено 15 сентября 2019 г. на территории Махачкалы – там Абдусалам Джамалутдинов встретился с Арсеном Фатуллаевым», – пояснил «АГ» Александр Лебедев.

В жалобе он также подчеркнул, что в приговоре нет доказательств устойчивости организованной группы, стабильности ее состава и организационных структур, сплоченности и подчинения участников групповой дисциплине. Не доказано и предварительное согласие «соучастников» на принуждение к даче ложных показаний, указал адвокат.

В разговоре с «АГ» Александр Лебедев отметил, что существенных дополнений к апелляционной жалобе, скорее всего, не будет. «Основные принципиальные моменты в ней отражены. Мы не считаем, что была организованная группа, что было взаимодействие, какая-то координация. Склонения к даче ложных показаний, сопряженного с угрозой применения насилия либо с шантажом, в действиях осужденных также не было, – утверждает адвокат. – Защита представила суду соответствующие доказательства, но тот их во внимание не принял. Речь о заключении специалистов, которые подтвердили, что склонения к даче ложных показаний в аудиосообщениях Хасавова нет. Одна из специалистов позднее подтвердила свои выводы в ходе допроса. Более того, и сам потерпевший в суде пояснил, что к даче ложных показаний его никто не принуждал».

При этом, заметил он, суд принял в качестве достоверных доказательств показания свидетелей в ходе предварительного расследования. «Хотя Магомед Гамидов, сын Абдусамада Гамидова, в судебном заседании говорил, что дал “обвинительные” показания потому, что ему дали понять – скажет что-то не так, пойдет соучастником», – напомнил Александр Лебедев.

Адвокат АП Московской области Гаянэ Теванян, которая также защищает Дагира Хасавова, утверждает, что в основу приговора суд положил исключительно обвинительное заключение. «Просто продублировал обвинительное заключение. А оно очень противоречиво и недостоверно. В доказательства защиты вообще не вникал. Показания специалиста, приглашенного защитой, оценены всего парой фраз», – возмутилась она.

Показания Дагира Хасавова также не приняты, его доводы суд расценил как способ избежать наказания. «Впрочем, так обычно в современной практике и делают суды, – признала Гаянэ Теванян. – При этом ни одного аргумента, ни единой мотивировки доводов о том, почему все-таки суд считает доказательства стороны обвинения более правдивыми, обоснованными и достоверными, чем доводы защиты. Нет ни намека на презумпцию невиновности, на ее применение судом». Защитник еще не успела подать апелляционную жалобу, но подтвердила, что готовить ее планирует.

Рассказать:
Дискуссии
Дело адвоката Дагира Хасавова
Дело адвоката Дагира Хасавова
Защита прав адвокатов
21 Апреля 2021
Яндекс.Метрика