×

КС: Переход права на товарный знак и его продление могут происходить одновременно

Конституционный Суд отметил, что в правовое регулирование стоит внести изменения, устанавливающие надлежащие гарантии рассмотрения вопроса о регистрации перехода исключительного права в порядке универсального правопреемства
Один из экспертов пояснил, что данный вопрос долгие годы вызывал дискуссии, а Роспатент безуспешно пытался доказать, что нормы о необходимости регистрации передачи права первостепенны. По мнению другого, КС предоставил ориентир для корректировки практики Роспатента, который призван упростить прохождение административных процедур правообладателям. Представитель Суда по интеллектуальным правам, обратившегося в КС по данному делу, в комментарии «АГ» отметила, что к решению Суда в СИП относятся позитивно, однако о том, как оно отразится на практике, говорить пока рано.

Конституционный Суд опубликовал Постановление № 28-П от 3 июля 2018 г. по делу о проверке конституционности норм ГПК, регулирующих порядок перехода права на товарный знак при присоединении одного юрлица к другому.

Как ранее писала «АГ», обществу «Зилант» принадлежало право на товарный знак «Зилант». В последующем оно было реорганизовано путем присоединения к другому юридическому лицу, а то, в свою очередь, также было реорганизовано путем присоединения к ООО «Тестато». При этом вторая организация не регистрировала право на упомянутый товарный знак. 

В дальнейшем «Тестато» обратилось в Роспатент с ходатайством о продлении срока действия исключительного права на товарный знак «Зилант» и о предоставлении 6-месячного срока для подачи заявления о продлении этого срока. Получив отказ, организация обратилась в суд. 

В Суде по интеллектуальным правам в первой инстанции Роспатент настаивал, что без регистрации перехода исключительного права правопреемник правообладателя не может обращаться за продлением срока действия такого права. Тем не менее действия Роспатента были признаны незаконными, и суд обязал его рассмотреть ходатайство ООО «Тестато». Однако при рассмотрении кассационной жалобы президиум СИП пришел к выводу о противоречии норм ГК РФ, приостановил производство по делу и обратился в КС РФ.

Читайте также
КС разберется с тонкостями продления исключительного права на товарный знак
Конституционный Суд рассмотрел жалобу на неопределенность норм ГПК, регулирующих порядок перехода права на товарный знак при присоединении одного юрлица к другому
22 Мая 2018 Новости

По мнению президиума СИП, оспариваемые нормы противоречат Конституции, поскольку порождают неопределенность в вопросе о моменте перехода исключительного права на товарный знак в случае реорганизации юрлица путем присоединения к нему другого юрлица – правообладателя данного товарного знака. Кроме того, создается неопределенность в вопросе о возможности реорганизованного юрлица обращаться в Роспатент за продлением срока действия исключительного права, если переход к нему этого права ранее не зарегистрирован в Роспатенте. Это, по мнению СИП, приводит к произвольному применению, нарушению гарантий государственной, в том числе судебной, защиты конституционных прав и свобод граждан. 

В постановлении КС указал, что из п. 6 ст. 1232 ГК РФ в системном единстве с п. 4 ст. 57 и п. 2 ст. 58 данного Кодекса следует, что при реорганизации юридических лиц в форме присоединения исключительное право переходит к правопреемнику и подлежит защите с момента внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности присоединенного юрлица. При этом Суд отметил, что реализация правомочий, составляющих содержание данного права в полном объеме, возможна только при условии государственной регистрации его состоявшегося перехода.

Одновременно КС указал, что не является препятствием для государственной регистрации перехода исключительного права тот факт, что присоединяемое в процессе реорганизации юрлицо ранее не зарегистрировало переход к нему данного права. «Если же лицо, к которому переходит исключительное право на товарный знак, не обратилось за государственной регистрацией перехода данного права после завершения реорганизации, то риск возможных неблагоприятных последствий для взаимоотношений с третьими лицами лежит на нем как на правообладателе», – отмечается в постановлении.

При этом Конституционный Суд подчеркнул, что практика применения Роспатентом названных законоположений в их взаимосвязи с п. 6 ст. 1232 ГК РФ (как подтверждают, в частности, материалы, представленные Судом по интеллектуальным правам) исходит из того, что действующее правовое регулирование не предусматривает одновременного рассмотрения вопросов о государственной регистрации перехода исключительного права и о продлении срока его действия, поскольку для обращения с заявлением о продлении срока правообладатель должен предварительно зарегистрировать переход. Кроме того, КС отметил, что п. 17 Административного регламента предоставления Роспатентом государственной услуги по продлению срока действия исключительного права на товарный знак закрепляет, что в таком заявлении его правообладатель указывается в соответствии со сведениями, содержащимися в Госреестре товарных знаков.

То есть, пояснил КС, даже при наличии в Госреестре данных о принадлежности исключительного права юрлицу, прекратившему свое существование в результате присоединения к другому юрлицу, а в ЕГРЮЛ – данных, на основании которых можно определить его универсального правопреемника, такое юридическое лицо должно сначала произвести государственную регистрацию перехода к нему исключительного права и только после этого обращаться в Роспатент за продлением срока действия данного права.

Конституционный Суд отметил, что при таком подходе существенно увеличивается время, необходимое юрлицам, к которым исключительное право перешло вследствие присоединения к ним других юрлиц, для продления срока действия данного права, что в ряде случаев может быть сопряжено с риском его утраты. Между тем, как неоднократно указывал КС РФ, цели одной только рациональной организации деятельности органов власти не могут служить основанием для ограничения прав и свобод человека и гражданина.

КС указал, что п. 6 ст. 1232 ГК РФ предполагает рассмотрение Роспатентом вопроса о государственной регистрации перехода исключительного права на товарный знак одновременно с вопросом о продлении срока действия данного права по обращению правообладателя, что не отменяет уплаты пошлины, если она предусмотрена законом, за каждое из совершаемых уполномоченным органом юридически значимых действий.

Суд также отметил, что это не препятствует внесению в правовое регулирование изменений, направленных на установление надлежащих гарантий рассмотрения Роспатентом вопроса о государственной регистрации перехода исключительного права на товарный знак в порядке универсального правопреемства. При этом не должно быть неопределенности в вопросе о том, кто является правопреемником, одновременно с вопросом о продлении срока действия данного права, а также, при необходимости, – о совершении по обращению такого правопреемника как обладателя исключительного права непосредственно связанных с этим иных юридически значимых действий. Таким образом, КС РФ признал п. 6 ст. 1232 ГК РФ не противоречащим Конституции.

В комментарии «АГ» помощник председателя Суда по интеллектуальным правам Екатерина Ульянова отметила, что СИП положительно отнесся к постановлению КС РФ. «Так как дело в настоящий момент находится у нас в производстве, мы не можем пока комментировать его. Как решение КС РФ отразится в дальнейшем – говорить пока рано, так как соответствующая практика еще не сложилась», – указала Екатерина Ульянова. 

Партнер Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) Елена Трусова отметила, что поднятый вопрос многие годы вызывал дискуссии. «Это вопрос о том, могут ли регистрационные процедуры иметь правоустанавливающее значение наряду, например, с юридическими действиями по передаче активов, заключением сделок, реорганизацией и передачей прав в рамках реорганизации. Нам известно около десятка дел, при рассмотрении которых Роспатент пытался доказать, что нормы о необходимости регистрации передачи права первостепенны по отношению к корпоративным нормам, согласно которым права при реорганизации переходят к правопреемнику вне зависимости от регистрации такого перехода. Надо сказать, что Роспатент делал это безуспешно», – пояснила адвокат.

Как указала эксперт, Суд по интеллектуальным правам не один раз пояснял, что при реорганизации первичными и правообразующими являются сами юридические действия по реорганизации и передаче активов правопреемнику (на основании норм гражданского и корпоративного права), а последующая регистрация уже состоявшейся в ходе реорганизации передачи прав на объекты интеллектуальной собственности имеет лишь правоподтверждающий характер. «Именно это и подтвердил в рассматриваемом деле Конституционный Суд, с одной стороны, не усмотрев противоречия между Конституцией и ст. 1232 ГК РФ (требующей регистрации перехода права), а с другой – подтвердив, что требование о регистрации второстепенно по отношению к корпоративным нормам, регулирующим правопреемство», – отметила Елена Трусова. 

Она добавила, что иной вывод был бы катастрофичен для бизнеса. «Нам известно огромное количество компаний, являющихся правообладателями в силу состоявшегося законного правопреемства и активно использующих товарные знаки, но в свое время в рамках реорганизационных процедур не осуществивших перерегистрацию в Роспатенте. Если бы КС не выбрал разумную позицию о главенстве сути правоотношений над административной регистрационной процедурой, права данных лиц оказались бы под угрозой», – заключила Елена Трусова. 

Адвокат, руководитель группы по интеллектуальной собственности ЮСТ Денис Шумский отметил, что, как правило, при реорганизации юридического лица, в состав имущества которого входят зарегистрированные права на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, участники такой реорганизации уделяют данным объектам особое внимание и, руководствуясь требованиями ст. 1232 ГК РФ, регистрируют переход таких прав, поэтому можно говорить о том, что на практике такие случаи, как рассмотренный в данном деле, встречаются не так часто.

«Вместе с тем нельзя отрицать наличие конкуренции между нормами ст. 57, 58 ГК РФ и ст. 1232 ГК РФ, которые по-разному определяют момент перехода права: с внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица (согласно нормам о реорганизации в форме присоединения) либо с государственной регистрации перехода права (согласно нормам о регистрации результатов интеллектуальной деятельности). В этой связи рассмотрение КС РФ данной ситуации и получение разъяснений на этот счет можно оценивать только положительно», – отметил Денис Шумский. 

По его мнению, КС РФ дал взвешенную с точки зрения соблюдения баланса интересов участников рассматриваемых правоотношений и весьма полезную с точки зрения правоприменения оценку действий спорных норм. Кроме того, эксперт пояснил, что Конституционный Суд предоставил ориентир для корректировки практики Роспатента, который призван упростить прохождение административных процедур правообладателям, приобретающим право на товарный знак в результате реорганизации в форме присоединения.

Рассказать: