×

КС: Получение налогового вычета без достаточных на то оснований не образует мошенничества

Как указал Суд, даже необоснованное обращение в налоговый орган с целью получения имущественного налогового вычета в связи с приобретением жилья не может считаться представляющим достаточную для криминализации общественную опасность
Один адвокатов отметил, что Конституционному Суду вновь пришлось давать толкование, в принципе, вполне понятным аспектам привлечения к уголовной ответственности, напоминая о фундаментальных началах уголовного права. Второй назвал выводы Суда значимыми для борьбы с так называемым объективным вменением. Третий отметил, что отраженные в постановлении фактические обстоятельства производства по уголовному делу в значительной степени характеризуют негативные обвинительные тенденции современного правосудия в России.

22 июля Конституционный Суд вынес Постановление № 38-П по жалобе гражданина на ч. 3 ст. 159 УК РФ, устанавливающую уголовную ответственность за мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере.

Обвинительный приговор за получение налогового вычета при покупке жилья за счет бюджетных средств

В апреле 2018 г. Выборгский гарнизонный военный суд рассмотрел уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК в отношении Михаила Литвинова.

По версии следствия, мужчина, будучи участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, прибрел квартиру за счет бюджетных средств и неправомерно воспользовался налоговыми вычетами по НДФЛ на сумму в 258 тыс. руб. путем подачи налоговых деклараций за 2011–2013 гг.

Суд первой инстанции счел, что подсудимый воспользовался жилищной субсидией, а потому не имел права на налоговый вычет. Причем это прямо следовало из представленных им в налоговый орган пакета документов, без которых налоговая декларация не рассматривается. Суд отметил, что ошибочное решение налоговой инспекции о предоставлении вычета не было обусловлено подложными документами либо документами, скрывающими факт приобретения квартиры за счет бюджетных средств. Само обращение заявителя за вычетом не свидетельствовало об обмане, а явилось следствием добросовестного заблуждения о законных основаниях к его получению, заключила первая инстанция и вынесла оправдательный приговор.

Впоследствии апелляция отменила оправдательный приговор и вернула дело на новое рассмотрение. В апелляционном определении не отрицалось, что представленных Литвиновым документов было достаточно для отказа в вычете, но, по мнению суда, неоднократное неправомерное получение подсудимым соответствующего вычета после подачи им налоговой декларации говорило о наличии у него умысла на обман налоговиков с целью хищения денежных средств. По тем же мотивам заявителю было отказано в передаче его кассационной жалобы на рассмотрение. В дальнейшем Верховный Суд не нашел нарушений при отмене оправдательного приговора.

Далее Выборгский гарнизонный военный суд вынес обвинительный приговор, в котором отметил, что ошибочные действия сотрудников налоговой инспекции не находятся в причинно-следственной связи с содеянным и не свидетельствуют о невиновности Михаила Литвинова, а лишь указывают на обстоятельства, способствовавшие преступлению.

Суд добавил, что обвиняемый, будучи научным сотрудником военно-морской академии, не мог не знать положений Налогового кодекса. В качестве смягчающего обстоятельства был учтен полный возврат денежных средств, полученных в результате предоставления налоговых вычетов.

Обвинительный приговор устоял в вышестоящих судебных инстанциях, включая Верховный Суд, которые указали, в частности, на то, что действия лиц, принимавших решение о предоставлении налогового вычета, не освобождали Литвинова от подачи достоверных данных, свидетельствующих об источнике финансирования покупки квартиры.

КС посчитал, что ошибочное получение вычета – не преступление

В своей жалобе в Конституционный Суд Михаил Литвинов указал, что ч. 3 ст. 159 УК противоречит Основному Закону, поскольку позволяет привлекать налогоплательщика к уголовной ответственности без опровержения презумпции добросовестности его действий и без установления признаков совершения им обмана, возлагая на него уголовное наказание за ошибочные решения налоговых органов о предоставлении ему налогового вычета.

После изучения материалов жалобы КС отметил, что сама по себе спорная норма не содержит положений, определяющих специфические признаки мошенничества как хищения, сопряженного с предоставлением имущественного налогового вычета при реализации права на жилище. Следовательно, установление объективных и субъективных признаков этого преступления, отграничение законных действий, обусловленных реализацией права на такой вычет, от общественно опасного поведения требуют обращения к нормам Налогового кодекса.

Как пояснил Суд, на практике не исключены как добросовестное заблуждение налогоплательщика относительно законности основания для получения имущественного налогового вычета, так и ошибки в расчетах (в том числе из-за незнания налогового закона при самостоятельном, т.е. без участия налогового органа, исчислении подлежащей уплате суммы налога). В этой связи обращение приобретателя жилья в налоговую инспекцию и представление им документов в подтверждение права на вычет служат предпосылкой для оценки последней представленных документов в ходе камеральной проверки.

Проанализировав Письмо ФНС России от 22 августа 2014 г. № АС-4-15/16675 о представлении имущественного вычета участникам в накопительной ипотечной системы жилищного обеспечения, Конституционный Суд отметил, что не только налогоплательщики, но и налоговые органы могут ошибочно оценить наличие у физлица права на соответствующий налоговый вычет. «Такое ошибочное разрешение налоговым органом вопроса об этом праве, основанное в том числе на выборе одного из нескольких вариантов толкования норм налогового законодательства, само по себе не говорит об обмане должностных лиц налогового органа или о злоупотреблении доверием при обращении к ним за разрешением данного вопроса, при том что налогоплательщик представил в налоговый орган документы, не содержащие признаков подделки или подлога, либо не совершил других намеренных действий, специально направленных на создание условий для принятия должностными лицами неверного решения. Неоднократность обращений при указанных обстоятельствах также не свидетельствует как таковая ни об обмане должностных лиц налогового органа, ни о злоупотреблении их доверием», – отмечено в постановлении.

Высшая судебная инстанция пояснила, что в противном случае оценка поведения налогоплательщика ставилась бы в зависимость от того, какое решение будет принято сотрудниками налогового органа, что вело бы к произвольному применению ст. 159 УК во взаимосвязи с положениями НК РФ. «Более того, поскольку уголовный закон допускает ответственность и за неоконченное преступление (ст. 29 и 30 данного Кодекса), означенное может вести даже к тому, что любое обращение лица, не имеющего права на вычет, в налоговый орган за разрешением вопроса о наличии или отсутствии у него такого права будет подпадать под признаки приготовления к мошенничеству или покушения на это деяние, а ошибка налогового органа, хотя и не обусловленная поведением налогоплательщика, но послужившая основанием для предоставления налогового вычета, будет трансформировать его действия в оконченное преступление», – отметил КС.

Таким образом, подчеркнул Конституционный Суд, не образует состав мошенничества обращение лица, приобретшего жилье, в налоговый орган для подтверждения его права на вычет, если такое обращение повлекло ошибочное признание этого права налоговым органом или ошибочное установление его размера по результатам соответствующей камеральной проверки. Тем более когда представленные налогоплательщиком документы не содержат признаков подделки или подлога либо их представление не сопряжено с совершением других намеренных действий, специально направленных на создание условий для принятия налоговиками ошибочного решения, и когда на их основании при обычной внимательности и осмотрительности сотрудников налоговой инспекции могло быть отказано в предоставлении налогового вычета.

Он добавил, что само по себе даже необоснованное обращение налогоплательщика в налоговый орган с целью получения имущественного налогового вычета в связи с приобретением жилья не может считаться представляющим достаточную для криминализации общественную опасность, поскольку предоставление вычета должно быть в такой ситуации исключено действиями сотрудников налогового органа в ходе камеральной проверки.

Таким образом, Конституционный Суд признал оспариваемую норму не противоречащей Конституции и распорядился пересмотреть судебные акты по уголовному делу заявителя.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда

Партнер АБ «КРП» Михаил Кириенко отметил, что в рассматриваемом случае Конституционному Суду в очередной раз пришлось давать толкование, в принципе, вполне понятным аспектам привлечения к уголовной ответственности, напоминая о таких фундаментальных началах уголовного права, как основание уголовной ответственности и принцип вины.

Читайте также
Верховный Суд разобрался с экономическими преступлениями
Пленум ВС РФ принял постановление, касающееся разъяснений судебной практики по делам о мошенничестве, присвоении и растрате
30 Ноября 2017 Новости

По словам эксперта, парадоксальность ситуации в том, что самое первое судебное решение по делу заявителя, когда его оправдали, было построено на аналогичном понимании признаков ч. 3 ст. 159 УК РФ. «Последующие перипетии, в которые попал заявитель, лишний раз подчеркивают четкое формирование обвинительного уклона нашего правосудия. И это при том, что в Постановлении Пленума ВС РФ от 30 ноября 2017 г. № 48 о судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате правоприменитель ориентирован на то, что обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество может состоять в сознательном сообщении (представлении) заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений, либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение», – подчеркнул адвокат.

Михаил Кириенко назвал циничным вывод судов, что заявитель в силу занимаемой должности знает налоговое законодательство, при том что налоговый орган не всегда в состоянии сам определить существо предписаний НК РФ и многочисленных ведомственных актов. «КС в очередной раз вынужден уходить в оценку конкретного казуса, так как суды общей юрисдикции придерживаются порочной логики игнорирования субъективного вменения и оценки доказанности умысла на завладения чужого имущества. Мошенничество в подобной ситуации могут образовывать действия, когда лицо достоверно знает об отсутствии права на вычет, при этом заведомо формирует заявление и прилагаемые к нему документы, которые отражают фиктивное наличие оснований для налогового имущественного вычета», – отметил он.

Эксперт выразил надежду, что в назидание всем судам КС когда-нибудь сделает вывод о том, что во взаимоотношениях с органами власти гражданин имеет право рассчитывать на исполнение таковыми своих обязанностей, что относится и к судам, обязанность которых заключается в отправлении правосудия.

Партнер АБ «ЗКС» Сергей Малюкин назвал постановление значимым для борьбы с так называемым объективным вменением, которое часто встречается на практике. «Так, любые разъяснения, данные в постановлениях Пленума Верховного Суда, очень часто воспринимаются следствием исключительно как носящие рекомендательный характер, однако проигнорировать такое решение Конституционного Суда будет невозможно», – отметил он.

Эксперт выразил сожаление о том, что позиция КС РФ касается ограниченного круга дел, которые на практике встречаются не так часто. «Однако стоит надеяться, что на практике конституционно-правовой смысл ч. 3 ст. 159 УК РФ, описанный в данном постановлении, будет применяться и к аналогичным составам, не связанным с возмещением НДФЛ при приобретении жилого помещения. Это позволит исключить практику доказывания виновности лиц одним фактом подачи документов, дающих право на какие-либо возмещения», – резюмировал Сергей Малюкин.

Председатель МКА «Паритет» Ерлан Назаров считает, что отраженные в постановлении фактические обстоятельства производства по уголовному делу в отношении заявителя в значительной степени характеризуют негативные обвинительные тенденции современного правосудия в России.

«Стоит поаплодировать суду первой инстанции, впервые рассматривавшему дело и постановившему по нему 9 апреля 2018 г. оправдательный приговор, – отметил он. – В итоге Конституционный Суд согласился именно с такой оценкой событий и доказательственной базы как единственно верной и объективной, тогда как вышестоящие инстанции, вплоть до Верховного Суда РФ, после отмены приговора полагали подсудимого виновным в мошенничестве».

По мнению эксперта, такая слаженная позиция вышестоящих судебных инстанций, настаивавших на виновности гражданина, обратившегося за налоговым вычетом и получившего его по халатности налогового органа, конечно, удручает. «Не секрет, что нередко в отношении судей, чьи решения (приговоры) отменяются вышестоящим судом, по этому поводу выносятся частные постановления (определения). А потому вряд ли стоит рассчитывать, что и так мизерный процент оправдательных приговоров получит тенденцию к росту», – убежден Ерлан Назаров.

Адвокат отметил, что в рассматриваемом судебном акте Конституционный Суд справедливо напомнил, что гражданин должен рассматриваться как равноправный субъект государственной деятельности, наделенный правомочиями защищать свои интересы всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов. Это предполагает, в частности, не только право подать в соответствующий государственный орган или должностному лицу заявление, ходатайство или жалобу, но и право получить на это обращение адекватный ответ.

«Не менее важное значение имеет и суждение КС РФ, касающееся перспектив ответственности за неоконченное преступление, поскольку любое обращение лица, не имеющего права на вычет, в налоговый орган за разрешением вопроса о наличии или отсутствии у него такого права будет подпадать под признаки приготовления к мошенничеству или покушения на это деяние, а ошибка налогового органа, хотя и не обусловленная поведением налогоплательщика, но послужившая основанием для предоставления налогового вычета, будет трансформировать его действия в оконченное преступление. Само по себе такое обращение, хотя и может быть необоснованным, – например, если налогоплательщик ошибается в оценке наличия права на вычет и (или) полагается на компетентность сотрудников налогового органа, чтобы подачей обращения разрешить вопрос о наличии или отсутствии права на налоговый вычет, – не свидетельствует об умысле на совершение мошенничества», – подчеркнул адвокат.

Эксперт добавил, что в нынешнее время фискальная система обеспечена всем необходимым для полноценного и всестороннего выполнения поставленных задач (учитывая, в том числе, уровень цифровизации предоставляемых госуслуг, электронный документооборот, взаимодействие государственных органов в этой сфере). «В этой связи перекладывание бремени ответственности за обоснованность принятого решения о предоставлении налоговых вычетов на заявителя, освободив от этого соответствующие государственные структуры, равносильно тому, что подсудимый, вопреки конституционному принципу, обязан доказывать свою невиновность. Правовая позиция Конституционного Суда РФ, выявленная по рассмотренному делу, должна способствовать тому, чтобы правоохранительные и судебные органы исключали подобного рода ошибки в своей правоприменительной деятельности», – подытожил Ерлан Назаров.

Рассказать: