×

КС: Собственник конфискованной у третьего лица вещи вправе обжаловать решение суда об этом

Суд пришел к выводу, что нормы КоАП несоразмерно ограничивают право на судебную защиту собственников орудия совершения или предмета правонарушения в административных делах в области таможенного регулирования
Фотобанк Freepik
В комментарии «АГ» адвокат компании-заявителя отметил, что постановление является важным для многих сфер деятельности – фактически по всем составам административных правонарушений, предусматривающим в качестве санкции конфискацию любой вещи, находящейся в гражданском обороте. По мнению одной из экспертов «АГ», Конституционным Судом разрешен важнейший вопрос, который совершенно не учтен законодательством об административных правонарушениях. Другая отметила, что постановление является логичным и восстанавливает нарушенные права добросовестного собственника имущества.

15 октября Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 41-П по делу о проверке конституционности ряда положений КоАП РФ в связи с жалобой иностранной компании на конфискацию ее морского судна в качестве дополнительного наказания в деле об административном правонарушении, возбужденном в отношении третьего лица, в чьем пользовании находился корабль.

Конфискация морского судна у организации, не являющейся его собственником

В период с 2010 г. по 2017 г. ООО «Кристалл Марин» по договору бербоут-чартера ввезло на таможенную территорию Евразийского экономического союза на условиях временного ввоза несколько морских судов, принадлежащих иностранной компании Majena Shipping Company Limited. В дальнейшем это общество передало ООО «Сиэмай Альфа Оффшор» ввезенное буксирное судно «Маринус» по договору тайм-чартера в отсутствие на то разрешения таможенного органа.

Впоследствии судья Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону признал общество «Сиэмай Альфа Оффшор» виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 16.21 КоАП РФ («Незаконные пользование товарами, их приобретение, хранение либо транспортировка»). Правонарушителя не только оштрафовали, но и конфисковали у него буксирное судно.

Majena Shipping Company Limited обжаловала постановление в Ростовский областной суд. По мнению собственника морского судна, дополнительное административное наказание в виде конфискации предмета административного правонарушения было несоразмерно характеру и последствиям совершенного административного правонарушения вследствие своей необоснованности. Тем не менее областной суд отклонил жалобу иностранной компании, так как последняя не относится к лицам, которые вправе обжаловать вынесенный в отношении «Сиэмай Альфа Оффшор» судебный акт.

После этого Majena Shipping Company Limited обратилась с жалобой в Конституционный Суд РФ на ч. 4 ст. 3.7 «Конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения», ст. 25.1 «Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении», 25.2 «Потерпевший», 25.3 «Законные представители физического лица», 25.4 «Законные представители юридического лица», 25.5 «Защитник и представитель», 25.51 «Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей» и ч. 1 ст. 30.12 «Право на обжалование, опротестование вступивших в законную силу постановления по делу об административном правонарушении, решений по результатам рассмотрения жалоб, протестов» КоАП РФ.

По мнению заявителя, оспариваемые им законоположения не соответствуют Конституции РФ, поскольку не позволяют собственнику имущества, конфискованного на основании вынесенного в отношении другого лица постановления по делу об административном правонарушении, обжаловать это постановление.

КС признал неконституционность норм КоАП

После изучения материалов дела Конституционный Суд пришел к выводу, что жалоба на ст. 25.1–25.51 КоАП РФ не отвечает условиям допустимости обращения в Суд, поэтому производство по делу в этой части подлежит прекращению. Вместе с тем, отметил КС, положения этих статей в их системной взаимосвязи с положениями ч. 1 ст. 30.12 КоАП РФ влияют на истолкование и применение законоположений в определении состава лиц, обладающих правом обжаловать вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении.

Суд напомнил о недопустимости произвольного изъятия имущества в нарушение права собственности и вопреки конституционным гарантиям его защиты, равно как и недопустимости отказа в праве на судебную защиту. Это, в свою очередь, предполагает процессуальное обеспечение указанных прав и гарантий, которое исключало бы, по общему правилу, лишение лица его имущества судебным актом по делу, если такое лицо не вправе в этом деле участвовать.

Как пояснил Конституционный Суд, исходя из буквального смысла положений ч. 4 ст. 3.7 КоАП, конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения может быть назначена в качестве административного наказания за любое правонарушение, если оно предусмотрено статьями главы 16 Кодекса, независимо от того, принадлежит ли имущество лицу, в отношении которого ведется производство по соответствующему делу.

«При этом собственник конфискуемого имущества, который не привлечен к административной ответственности, кроме вмешательства в его право собственности, ограничен в праве на судебную защиту, поскольку в силу указанных законоположений его участие в производстве по делу об административных правонарушениях в области таможенного дела не предполагается независимо от характера и состава правонарушения (в области таможенных правил), его объективной стороны и обстоятельств конкретного дела, – отмечено в постановлении Суда. – Даже если лицо иностранного происхождения примет деятельные меры к тому, чтобы в российской юрисдикции участвовать в производстве по делу, в рамках которого его имущество конфисковано как предмет или орудие совершения административного правонарушения, оно при действующем правовом регулировании лишено процессуальных прав, позволяющих оспаривать основания и процедуру конфискации своего имущества и пользоваться иными правами, обеспечивающими конституционное право каждого на судебную защиту».

КС добавил, что такое лицо не имеет ни права на получение извещений по делу, в котором суд определяет судьбу принадлежащего ему имущества, ни права оспорить постановление по делу (в том числе после его вступления в законную силу), когда и если собственник узнает о таком юрисдикционном производстве уже по его завершении.

В рассматриваемом случае, отметил Суд, в ряде дел об административном правонарушении в отношении ООО «Кристалл Марин» Ростовский областной суд изменил все судебные постановления Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону, исключив из назначенных по ним наказаний конфискацию морских судов у этого общества. Впоследствии районный суд не назначал конфискацию чужих судов в дополнение к штрафам, наложенным на ООО «Кристалл Марин» и его контрагентов-фрахтователей.

Кроме того, отметил КС, представитель общества «Сиэмай Альфа Оффшор», надлежаще извещенный о рассмотрении дела, не участвовал в судебном заседании. Поскольку постановление Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону не было обжаловано, оно вступило в законную силу без проверки вышестоящей инстанцией, которая не могла, соответственно, скорректировать назначенное наказание ни по ориентирам судебной практики, ни по обстоятельствам, относящимся к праву собственности на предмет конфискации.

В связи с этим Суд счел, что ч. 4 ст. 3.7 и ч. 1 ст. 30.12 КоАП РФ несоразмерно ограничивают право на судебную защиту и обеспечиваемое им право собственности. Дело в том, что эти нормы в системе действующего правового регулирования допускают в административных делах в области таможенного регулирования конфискацию орудия совершения или предмета административного правонарушения – товаров и (или) транспортных средств лиц, не являющихся собственниками соответствующего имущества. Они также не предусматривают права собственника имущества обжаловать постановление по делу об административном правонарушении в части конфискации имущества в случае, когда товар или транспортное средство законно перемещены через таможенную границу и находятся на таможенной территории ЕАЭС.

Таким образом, КС признал вышеуказанные нормы не соответствующими Конституции, предписав федеральному законодателю внести необходимые поправки в правовое регулирование. Он также распорядился пересмотреть судебное дело заявителя.

Комментарий представителя заявителя

В Конституционном Суде интересы иностранной компании представлял адвокат АП Ростовской области Константин Белотелов. В комментарии «АГ» он указал на актуальность вопроса защиты лицами права их собственности на вещь, в отношении которой применена конфискация по делу об административном правонарушении при привлечении к ответственности третьих лиц (пользователей вещью).

«Длительное время возникала парадоксальная ситуация: вещь конфисковывали, например, у арендатора в качестве предмета или орудия совершения административного правонарушения, совершенного этим лицом, а средства защиты права собственности, в том числе право обжаловать конфискацию, у собственника этой вещи отсутствовали. Комментируемое постановление Конституционного Суда в определенной степени восполняет этот пробел», – отметил он.

По мнению адвоката, хотя КС РФ рассмотрел ситуацию, возникшую в предпринимательской сфере, данное постановление является важным для многих сфер деятельности – фактически по всем составам административных правонарушений, предусматривающим в качестве санкции конфискацию любой вещи, находящейся в гражданском обороте. «Вместе с тем стоит отметить, что, несмотря на давнюю актуальность данного вопроса и существующие предложения бизнес-сообщества, в проект нового процессуального КоАП РФ, находящийся на общественном обсуждении, до сих пор так и не внесены соответствующие положения о процессуальных правах собственника предмета или орудия совершения административного правонарушения. Полагаю, что рассматриваемый судебный акт заставит законодательные органы вернуться к разработке необходимых дополнений в проект нового Кодекса», – выразил надежду Константин Белотелов.

Он также выделил в качестве неразрывно связанных с тематикой, рассмотренной в постановлении КС РФ, вопросы доступа собственников конфискованных вещей, не привлеченных к административной ответственности, к материалам административных дел в целях ознакомления с ними и обжалования постановления по делу, а также вопросы участия в производстве по делу до принятия решения о конфискации.

Эксперты «АГ» поддержали выводы КС

Учредитель юридической фирмы «БИЭЛ» Лариса Рябченко полагает, что в рассматриваемом деле Конституционным Судом разрешен важнейший вопрос, который совершенно не учтен законодательством об административных правонарушениях.

«В судебном акте упомянуто Постановление КС РФ от 14 мая 1999 г. № 8-П, позволявшее не исключать возможности конфискации имущества, являвшегося орудием или предметом таможенного правонарушения, у лица, совершившего таможенное правонарушение с данными имуществом, не обладавшего правом собственности на него. Следует обратить внимание на то обстоятельство, что в мае 1999 г. КоАП РФ существовал в другом виде, КАС РФ вообще не существовал, и постановления таможенных органов оспаривались в общем порядке гражданского и арбитражного судопроизводства. При этом права собственника были защищены намного лучше. В гражданском судопроизводстве можно было подробно обсудить вопрос соразмерности наказания правонарушению, а также вообще определить, кто совершил правонарушение и кто за это наказан. Правоприменительная же практика пошла по пути обязательности конфискации имущества, явившегося предметом таможенного правонарушения», – отметила она.

По словам эксперта, если в гражданском судопроизводстве существует достаточно правовых средств и возможностей оценить эффективность, соразмерность наказания нарушителя таможенных правил результатам его наказания в виде конфискации незаконно перемещенного либо используемого или не вывезенного с таможенной территории РФ имущества, то излишне формализованные КоАП и КАС этого не позволяют. В том числе они не дают возможности оценить правовые и экономические последствия конфискации имущества, не принадлежащего лицу, допустившему таможенное правонарушение.

«В моей практике судом было конфисковано крыло самолета, проданного в Индию, присланное производителю для ремонта. Тот задекларировал временный ввоз, но не успел в указанные в таможенной декларации сроки отремонтировать крыло. При попытке вывезти уже отремонтированное крыло за границы таможенной территории РФ декларант был оштрафован таможенным органом, а крыло конфисковано. Суд первой инстанции в отмене постановления в части конфискации крыла отказал, а Мосгорсуд оставил решение в силе. И ситуация оказалась совершенно нерешаемой: крыло самолета отдельно от самого воздушного судна можно было продать через магазин таможенного конфиската только на металлолом. Самолет в Индии без крыла летать не сможет, а изготовить новое крыло к старому самолету тоже невозможно. Но главное: в результате наказания утрату целого самолета понес собственник, всего-навсего в пределах гарантийного срока обратившийся с требованием к производителю произвести ремонт, который не совершил при этом никаких правонарушений. Для производителя самолета, так же, как и для ООО "Сиэмай Альфа Оффшор", санкцией за таможенное правонарушение является штраф, а конфискация чужого имущества – мелкой неприятностью, выражающейся в неприятных переговорах с собственником имущества. Очевидно, что перед собственником нарушители таможенных правил за неадекватные решения таможенных органов и судов ответственности не несут», – полагает Лариса Рябченко.

По ее мнению, после публикации постановления КС РФ данную ситуацию можно разрешить, обратившись в суд от имени собственника с просьбой пересмотреть ее. «Без этого такая невыгодная для собственника судна ситуация была неразрешима. Но необходимо также и обобщение практики рассмотрения подобных дел и, возможно, внесение изменений в Таможенный кодекс и в КоАП РФ либо соответствующие разъяснения толкования и применения норм, регулирующих изъятие имущества, являющегося предметом таможенного правонарушения, в качестве дополнительной санкции», – заключила эксперт.

Адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетян полагает, что постановление Конституционного Суда РФ является логичным и восстанавливает нарушенные права добросовестного собственника имущества. «Формальный подход при рассмотрении данной категории дел, опирающийся на установленные исключения в части таможенных споров, приводил к тому, что один и тот же объект был конфискован несколько раз», – убеждена она.

Эксперт назвала неоправданной ссылку судов общей юрисдикции на невозможность достоверного установления собственника имущества. «Руководствуясь представленными таможенным органом материалами, судам было известно о наличии собственника, так как дело об административном правонарушении было не единичным в отношении контрагентов российской фирмы. Важно также отметить оговорку Конституционного Суда относительно условий, при которых возможно обжалование таких актов, заключающихся в том, что товар или транспортное средство должны быть законно перемещены через таможенную границу. При этом если из сопроводительных документов достоверно возможно установить собственника данного имущества (без учета наличия либо отсутствия предыдущих административных производств), считаю, что последний должен иметь возможность обжаловать судебный акт в части конфискации данного имущества в любом случае», – отметила Нарине Айрапетян.

Рассказать: