×

КС высказался за беспристрастность суда по месту нахождения лица, допрашиваемого по ВКС

Конституционный Суд прояснил статус судей, не входящих в состав суда по уголовному делу, а лишь организующих судебный допрос свидетелей посредством видео-конференц-связи
Эксперты «АГ» положительно оценили определение Суда, отметив, что рассмотренный им вопрос является интересным с точки зрения применения норм УПК и устраняет пробельность законодательства. Вместе с тем они высказали сомнение, что пояснения КС окажут влияние на правоприменительную практику, в связи с малым процентом спорных ситуаций, возникающих при применении ВКС.

11 апреля Конституционный Суд РФ вынес Определение № 855-О по жалобе осужденного экс-судьи на ряд норм УПК РФ, регулирующих порядок отвода судьи из-за допроса свидетеля путем использования видео-конференц-связи.

Дмитрий Новиков замещал должность судьи Хостинского районного суда г. Сочи Краснодарского края. В июле 2018 г. он был осужден за совершение ряда преступлений: злоупотребление должностными полномочиями; воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования; вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта. В ходе судебного разбирательства по делу суд первой инстанции оставил без рассмотрения заявления подсудимого и его защитников об отводе судей суда по месту нахождения свидетелей, которые были допрошены посредством видео-конференц-связи.

В своих апелляционных жалобах на обвинительный приговор гражданин и его адвокаты ссылались на то, что участвовавшие в допросе по месту нахождения свидетелей судьи судов Краснодарского края подлежали отводу в силу их заинтересованности в исходе дела. В обоснование Дмитрий Новиков указывал, что судьи городских (районных) судов края и краевого суда участвовали в заседаниях квалификационной коллегии судей Краснодарского края по вопросам о прекращении его полномочий и о даче согласия на возбуждение в отношении него уголовного дела. Также он отмечал, что именно краевой Совет судей направил представление о возбуждении уголовного дела в отношении него, а сам он подвергся критике в СМИ со стороны представителей судейского сообщества края. Кроме того, Дмитрий Новиков обратил внимание на то, что сам неоднократно обращался с заявлениями о возбуждении уголовных дел в отношении судей судов Краснодарского края.

Верховный Суд оставил обвинительный приговор в силе, отвергнув его доводы о том, что приговор был обоснован недопустимыми доказательствами – показаниями свидетелей, полученными с использованием видео-конференц-связи. Высшая судебная инстанция исходила из того, что судья суда по месту нахождения свидетеля не входит в состав суда, который рассматривает дело. Поэтому, совершая необходимый минимум организационных и удостоверительных действий во исполнение поручения, такой судья не получает и не исследует доказательства, следовательно, он не влияет на их содержание.

В связи с этим Дмитрий Новиков обратился в КС с жалобой, в которой оспаривал конституционность ст. 61 «Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу», ст. 64 «Заявление об отводе судьи», ст. 65 «Порядок рассмотрения заявления об отводе судьи» и ст. 278.1 «Особенности допроса свидетеля путем использования систем видео-конференц-связи» УПК РФ. По его мнению, указанные нормы в их взаимосвязи не соответствуют Конституции в той мере, в которой они в контексте правоприменительной практики исключают возможность заявления и рассмотрения судом отвода судьям, организующим допрос свидетеля по видео-конференц-связи и совершающим иные связанные с допросом процессуальные действия.

В подтверждение своих доводов Дмитрий Новиков ссылался на противоположную практику применения оспариваемых законоположений при рассмотрении судами аналогичных заявлений об отводах. Гражданин полагает, что спорные нормы вопреки единству статуса судей в РФ вводят необоснованные различия в правовом положении судей, председательствующих по делу, входящих в состав суда, рассматривавшего дело, и судей, организующих допрос свидетеля по видео-конференц-связи.

Изучив материалы жалобы, Конституционный Суд не нашел оснований для принятия ее к производству. КС отметил, что судья, который не входит в состав суда, а выполняет иные процессуальные полномочия в уголовном судопроизводстве, не вправе действовать произвольно и (или) в своих личных интересах. Публичный характер исполняемых им обязанностей несовместим с наличием у него личной заинтересованности в исходе уголовного дела. Иное нарушало бы гарантии государственной, включая судебную, защиты прав и свобод человека и гражданина.

Со ссылкой на п. 54 ст. 5 УПК Суд отметил, что положения Кодекса по своему буквальному смыслу прежде всего предполагают отвод судьи как должностного лица, уполномоченного осуществлять правосудие, входящего в состав единоличного или коллегиального суда – любого суда общей юрисдикции, рассматривающего уголовное дело по существу и выносящего решения, предусмотренные данным Кодексом. Частями второй и четвертой ст. 278.1 УПК в уголовный процесс введен новый субъект уголовно-процессуальных отношений – судья суда по месту нахождения свидетеля. «Несмотря на то, что этот судья не входит в состав суда, рассматривающего дело, не оценивает доказательства и не принимает по делу решения, что предопределяет отсутствие прямых оснований к распространению на него общего порядка отвода, он, организуя судебный допрос по видео-конференц-связи, по существу, выполняет публично-правовую функцию содействия правосудию», – отмечено определении.

Также Суд подчеркнул, что на судью суда по месту нахождения свидетеля также распространяются вытекающие из принципа законности требования беспристрастности, оценка соблюдения которых во всяком случае обеспечивается в ходе дальнейшего производства по делу при проверке и оценке полученных доказательств, законности и обоснованности судебных решений.

С учетом изложенного КС отказался расценивать оспариваемые нормы как нарушающие права заявителя и указал, что в его компетенцию не входит оценка того, имела ли место в уголовном деле заявителя небеспристрастность судьи суда по месту нахождения свидетеля и могла ли она оказать влияние на содержание получаемых доказательств.

Комментируя определение, адвокат АП Чукотского автономного округа Игорь Кустов отметил, что с введением в уголовный процесс такой возможности, как допрос участников процесса путем видео-конференц-связи, статус судей, проводящих судебное заседание в месте нахождения допрашиваемого лица, фактически не рассматривался. «Кроме общих фраз о необходимости удостоверения личности свидетеля, предупреждении его об ответственности за отказ от дачи и дачу ложных показаний, каких-либо иных обязанностей судьи законодательством не установлено. Образовавшийся пробел законодательства был частично исправлен указанным определением суда, однако оно не устранило все имеющиеся пробелы законодательства, связанные с применением ст. 278.1 УПК РФ», – полагает эксперт.

Адвокат положительно оценил судебный акт КС РФ, который, по его мнению, направлен на защиту прав и свобод граждан, однако считает, что он не принесет существенной пользы: «Данное определение существенно не повлияет на развитие судебной системы в целом и защиту прав на справедливый суд в частности, так как процент спорных ситуаций при применении видео-конференц-связи незначительный».

Адвокат Ингодинского филиала КА Забайкальского края Виталий Воложанин отметил, что в целях обеспечения объективности при рассмотрении уголовных дел закон устанавливает перечень обстоятельств, которые могут вызвать сомнение в беспристрастности лиц, участвующих в принятии решений по уголовному делу. «Эти обстоятельства являются общими для всех лиц, которые непосредственно принимают процессуальные решения по уголовному делу, и, согласно закону, исключают участие в судопроизводстве судьи, прокурора, следователя и дознавателя», – пояснил эксперт. Несмотря на отсутствие правоприменительной практики в части рассмотрения судом отвода судьям, организующим допрос свидетеля по видео-конференц-связи, у лица, усомнившегося в небеспристрастности такого судьи, имеется возможность инициировать проверку соблюдения законности и обоснованности судебных актов».

Виталий Воложанин считает, что вопрос, рассмотренный КС, с точки зрения применения норм уголовно-процессуального законодательства в части возможности заявления и рассмотрения судом отвода судьям, организующим допрос свидетеля по видео-конференц-связи, интересен с практической точки зрения, однако потенциального влияния на правоприменительную практику это решение Суда вряд ли окажет.

Рассказать: