×

Не по пути с исправлением

Принят закон об обязательном административном надзоре за лицами, отбывшими срок за терроризм, экстремизм или покушения на жизнь правоохранителей, судей и государственных деятелей
Ранее эксперты отмечали, что формальное применение административного надзора приводит к тому, что он не спасает от рецидива преступлений. Также отмечалось, что данные поправки продолжат тенденцию закручивания гаек в сфере борьбы с экстремизмом и терроризмом.


Закон вводит обязательный административный надзор за лицами, освобождаемыми или освобожденными из мест лишения свободы, которые имеют непогашенную либо неснятую судимость за совершение тяжких и особо тяжких преступлений террористической и экстремистской направленности, а также сопряженных с посягательством на жизнь сотрудника правоохранительных органов, государственного или общественного деятеля, лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование.

Учитывая, что в практической деятельности возникают проблемные вопросы в части определения подсудности по делам об установлении административного надзора в отношении лиц, освобожденных из мест лишения свободы, не имеющих постоянного места жительства или пребывания, законом введен термин «место фактического нахождения», который, по мнению законодателя, позволит устранить пробел в правовом регулировании порядка установления и осуществления административного надзора в отношении таких лиц.

Комментировавшие законопроект на стадии второго чтения эксперты «АГ» высказывали неоднозначные мнения по поводу предмета регулирования. Так,  по словам юриста юридического бюро «Байбуз и Партнеры» Ивана Хорева, административный надзор в России не работает. Его формальное применение приводит к тому, что он не спасает от рецидива преступлений, а только служит механизмом для установления местоположения конкретных лиц. «Для того чтобы эта мера работала, необходим не просто административный надзор, но меры реабилитационного характера – только тогда это поможет снизить возврат освобожденных к преступной деятельности», считает он. 

Адвокат АП г. Москвы Юрий Ершов считает, что использование через запятую терминов «экстремизм» и «терроризм» является совершенно неоправданным и представляет собой форму нагнетания страстей. «К террористам – реальным преступникам, чья криминальная активность не вызывает никаких вопросов, присоединяют тех, кто подпадает под резиновое определение экстремизма, – возмущается адвокат. – Новеллы касаются только тяжких и особо тяжких преступлений экстремистской направленности. Но под это подпадает, скажем, ст. 282 УК РФ о возбуждение ненависти либо вражды».

Напомним, что недавно было принято постановление Пленума ВС РФ, в котором судам были даны разъяснения, как применять законодательство в сфере надзора за освобожденными из мест заключения лицами.


Рассказать: