×

Несоразмерная компенсация

Даже при незначительном убытке правообладатели вправе требовать с нарушителя миллионы
Конституционный Суд РФ начал проверку трех статей Гражданского кодекса РФ, позволяющих взыскивать компенсацию за нарушение авторских и смежных прав и незаконное использование товарного знака.


8 ноября в открытом заседании КС рассмотрел два запроса Арбитражного суда Алтайского края, который попросил проверить конституционность норм ст. 1301, 1311 и п. 4 ст. 1515 ГК РФ.

Краевой арбитражный суд рассмотрел два иска, в которых правообладатели требовали взыскать с предпринимателей компенсацию, в разы превышающую их имущественные потери.

ЗАО «Аэроплан» потребовал с предпринимателей 60 000 руб. за нарушение исключительного права на товарные знаки, воспроизводящие персонажей и символы мультсериала «Фиксики». И суд удовлетворил иск, хотя набор проданных игрушек стоил 200 рублей. А индивидуальный предприниматель Юлия Любивая продала контрафактный диск, на котором были записаны 90 песен Стаса Михайлова, за 75 рублей. Но правообладатель потребовал сначала 48 330 руб., затем увеличил требование до 1 790 000 руб., а позже снизил его до 859 000 руб. Суд удовлетворил этот иск частично, взыскав 15 000 руб. Причем, все эти песни доступны для бесплатного скачивания в Интернете. Апелляционный суд утвердил эти суммы, но впоследствии постановления были отменены и дела были направлены на новое рассмотрение.

Обращаясь в КС, заявитель ставит под вопрос конституционность статей ГК, на основании которых правообладатель вправе требовать вместо возмещения убытков выплату компенсации от 10 000 до 5 млн руб. А поскольку нарушения произошли в 2013 г., в этих делах суд даже не вправе снизить размер компенсации в соответствии с нормой, вступившей в силу в 2014 г.

Выступая в КС, судья Арбитражного суда Алтайского края Максим Кулик сообщил, что сейчас в российских судах находится 17 000 исковых заявлений, где истцы требуют именно денежную компенсацию, а не возмещение убытков. Причем за каждый объект, т.е. за продажу одного диска, если на нем записано 200 песен, можно требовать 4 млн руб. Ответчики считают, что предъявленные к ним требования несоразмерны, но судья обязан взыскать эту сумму, он не может ее уменьшить, не может найти баланс интересов, что умаляет гарантии на судебную защиту.

Кулик попросил признать оспоренные нормы не соответствующими Конституции РФ. В противном случае, по его мнению, нет гарантии, что произойдет необходимая корректировка права.

Татьяна Касаева, на днях назначенная полномочным представителем Государственной Думы в КС РФ, не согласилась с аргументами заявителя и отметила, что компенсация – это особый вид гражданско-правовой санкции за причинение вреда. Возмещение ущерба не всегда может защитить все интересы правообладателя, и тогда он вправе воспользоваться нормами, которые освобождают от доказывания размеров причиненного ему убытка. Касаева попросила признать оспариваемые положения не противоречащими Конституции. Аналогичную позицию отстаивал и представитель СФ Петр Кучеренко.

А вот полномочный представитель Президента РФ в КС РФ Михаил Кротов считает, что определенные основания для сомнения в конституционности оспариваемых положений ГК имеются. Право на интеллектуальную собственность – одно из прав человека, и государство должно эффективно предупреждать нарушения этого права. Для этого и создан механизм упрощенного возмещения убытков, причем минимальный размер компенсации должен служить достаточным предупреждением для нарушителя.

Однако, предупредил Кротов, не должны применяться нормы, заимствованные из англосаксонского права, предусматривающего «карательные» санкции. При компенсации не должен нарушаться принцип соразмерности, обеспечивающий баланс прав и законных интересов сторон. Гражданская ответственность ответчика не должна приводить к обогащению истца. В настоящее время ответственность явно несоразмерна последствиям нарушения, считает представитель главы государства в КС. Закон предполагает защиту прав автора от недобросовестного коммерсанта. Но сейчас правообладателями также являются коммерсанты, которые, как правило, взыскивают компенсацию с продавцов, даже не пытаясь искать изготовителей контрафакта.

Полномочный представитель Правительства РФ в КС РФ и ВС РФ Михаил Барщевский согласился, что для российской культуры (а право – это элемент культуры) понятие справедливости является основополагающим. Поэтому можно назвать несправедливым закон, который позволяет взыскать 400 000 руб. за один диск, «даже если это диск не Михайлова, а Хворостовского». Кроме того, не давая суду право снизить размер санкции, мы проявляем неуважение к самому суду, считает Барщевский.

О том, что компенсация – это всего лишь упрощенная форма взыскания убытков, а размеры компенсации не всегда соразмерны убыткам, говорили также судья Верховного Суда РФ Владимир Попов, представитель Генпрокуратуры РФ Татьяна Васильева и советник министра юстиции РФ Мария Мельникова.

Выслушав все выступления, КС удалился для принятия решения.


Рассказать:
Дискуссии
О защите исключительных прав на товарный знак
О защите исключительных прав на товарный знак
Защита и правовое сопровождение бизнеса
23 Марта 2018