×

Ответственность за фальсификацию доказательств и результатов ОРД хотят ужесточить

Поправками предлагается относить преступления, связанные с фальсификацией результатов ОРД, к тяжким, а связанные с фальсификацией доказательств по уголовному делу – к особо тяжким
По мнению одного из экспертов «АГ», подход в виде ужесточения наказания за то или иное деяние сам по себе абсолютно неэффективен. Другой отметил, что решение проблемы фальсификации, результатов ОРД и материалов уголовных дел не лежит в плоскости уголовного права, поскольку она не может быть преодолена с помощью простого увлечения наказания. Третий полагает, что повышение «верхней планки» имеет смысл только для наказания за фальсификацию доказательств по уголовным делам небольшой и средней тяжести и результатов ОРД – для того, чтобы заблокировать возможность прекращений на основании ст. 75 и ст. 76.2 УК РФ. Четвертый хотя и поддержал идею ужесточения ответственности за фальсификации, но не согласился с предложением усилить ее наряду со следователями и прокурорами для защитников, которые к доказательствам имеют весьма отдаленное процессуальное отношение и не обладают властными полномочиями.

17 июля в Госдуму поступил законопроект № 990766-7 об ужесточении уголовной ответственности за фальсификацию доказательств и результатов ОРД.

Содержание поправок

Поправки предлагают новую редакцию ст. 303 УК РФ, которая значительно усиливает текущие уголовные санкции за совершенные преступления, в том числе путем введения нижних порогов наказания в виде лишения свободы, а также увеличения верхних пределов этого наказания.

Так, предложено увеличить размер штрафов до 300–500 тыс. руб. за фальсификацию доказательств по гражданскому и административному делу. Увеличиваются сроки взимания зарплаты за такие деяния (от 2 до 3 лет), арест предложено продлевать на срок до 6 месяцев. Текущее наказание за такое преступление предусматривает штраф от 100 до 300 тыс. руб. или взимание зарплаты/иного дохода осужденного от 1 года до 2 лет, либо обязательные работы на срок до 480 часов, или же исправительные работы на срок до 2 лет, либо арест на срок до 4 месяцев.

Фальсификацию результатов ОРД планируется наказывать лишением свободы на срок от 5 до 7 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от 2 до 3 лет (в настоящее время за это предусмотрено лишение свободы до 4 лет).

В свою очередь, фальсификацию доказательств по уголовному делу дознавателем, следователем, прокурором или защитником предложено наказывать лишением свободы на срок от 5 до 12 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от 3 до 5 лет. В настоящее время такое преступление наказывается ограничением свободы либо принудительными работами на срок до 3 лет, либо лишением свободы на срок до 5 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

За фальсификацию доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификацию доказательств, повлекшую тяжкие последствия, планируется установить лишение свободы на срок от 12 до 20 лет со штрафом в размере до 500 тыс. руб. или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до 3 лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до 2 лет. В настоящее время за совершение такого деяния предусмотрено лишение свободы на срок до 7 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

Таким образом, законопроект предлагает отнести преступления, связанные с фальсификацией результатов ОРД к категории тяжких, а связанные с фальсификацией доказательств по уголовному делу – к категории особо тяжких. По мнению авторов поправок, разработанные ими новеллы будут способствовать объективности расследования уголовных дел и ОРД, повысят уровень защищенности граждан от нарушения их прав и законных интересов, а также улучшат ситуацию с защитой прав человека и гражданина, основ правопорядка и конституционного строя в России.

Правительство и Верховный Суд не поддержали законопроект

Тем не менее Правительство РФ не поддержало законопроект, указав в своем официальном отзыве на отсутствие в пояснительной записке к поправкам статистических данных и анализа правоприменительной практики, свидетельствующих об устойчивой тенденции к росту числа соответствующих преступлений и о недостаточности существующих мер ответственности за их совершение. «Согласно статистическим данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ количество преступлений, предусмотренных ст. 303 УК РФ, незначительно и не имеет тенденции к росту. Так, в 2016 г. по этой статье было осуждено 101 лицо, в 2017 г. – 123 лица, в 2018 г. – 115 лиц», – отмечено в правительственном отзыве.

В этом документе также подчеркнуто, что предлагаемые законопроектом сроки лишения свободы до 12 и 20 лет в санкциях ч. 3 и 4 ст. 303 УК РФ сопоставимы с ответственностью за убийство, терроризм, бандитизм и госизмену, что не соответствует принципу справедливости. «Кроме того, установление в ст. 303 УК РФ безальтернативных санкций не позволит обеспечить индивидуализацию наказания в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, наличия обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание», – отметило российское правительство.

Читайте также
Суды по-прежнему рассматривают большинство уголовных дел в особом порядке
Судебный департамент при ВС РФ опубликовал статистику по рассмотрению уголовных дел судами общей юрисдикции за 2018 г.
27 Мая 2019 Обзоры и аналитика

В свою очередь заместитель председателя Верховного Суда РФ Владимир Давыдов подчеркнул, что согласно официальной статистике Судебного департамента в 2018 г. по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 303 УК РФ, наказание в виде лишения свободы назначалось судами на срок, не превышающий половины от максимального размера этого наказания, установленного это статьей. «В частности, по ч. 3 ст. 303 УК РФ лишение свободы назначалось на срок не свыше 3 лет, в то время как верхний предел санкции составляет 7 лет», – отмечено в его официальном отзыве.

Со ссылкой на принципы справедливости и гуманизма Владимир Давыдов пояснил, что предлагаемое законопроектом усиление уголовной ответственности должно базироваться на результатах научного анализа правоприменительной практики, статистических и иных объективных данных, свидетельствующих о недостаточности мер наказания, предусмотренных действующей ст. 303 УК РФ, чего в пояснительной записке к поправкам нет.

Эксперты «АГ» разошлись в оценке поправок

Комментируя законопроект, управляющий партнер АБ «ОПОРА» Приморского края, адвокат Алексей Ананьев отметил, что он предлагает весьма существенно ужесточить текущую ответственность за фальсификацию доказательств. «Как практикующий юрист могу отметить, что предлагаемый и очень часто практикуемый законодателем подход в виде ужесточения наказания за то или иное деяние сам по себе абсолютно неэффективен. Для примера – ужесточение уголовно-правового законодательства, направленного на борьбу с коррупцией: никакого эффекта по снижению, а тем более искоренению преступлений коррупционной направленности это не вызвало, а тем более в совокупности с абсолютно неэффективным комплексом иных антикоррупционных мер», – подчеркнул он.

По мнению эксперта, причина совершения должностными лицами фальсификаций доказательств и результатов ОРД – это не мягкость наказания, а высокая латентность выявления таких фальсификаций. «Сама же латентность связана с “круговой порукой” и нежеланием правоохранительными и судебной системами признавать факты фальсификаций именно в качестве преступлений, так как это может повлечь прекращение уголовных дел и оправдание привлекаемых к уголовной ответственности лиц, которые, по мнению судей и должностных лиц следственных и правоохранительных органов, реально совершили преступление, но из-за фальсификации, допущенной при делопроизводстве, останутся безнаказанными», – пояснил Алексей Ананьев.

Адвокат добавил, что на практике должностными лицами, рассматривающими дело, фальсификация доказательств воспринимается как некий незначительный проступок, который надо любыми завуалированными путями скрыть, чтобы не «развалить» дело. «С другой стороны, считаю, что преступления против правосудия должны наказываться весьма строго, невзирая на статусы и чины, так как история (в том числе и современная) знает немало примеров фабрикации дел, что не способствует провозглашенным целям и задачам судопроизводства», – резюмировал Алексей Ананьев.

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов считает, что предлагаемые в законопроекте изменения нельзя оценить как своевременные и в достаточной степени обоснованные. «Авторы проекта предлагают без изменения объективной стороны преступлений, предусмотренных ст. 303 УК РФ, увеличить предусмотренный указанной статьей размер наказания. Однако, как верно отмечено в отзыве Верховного Суда, какого-либо обоснования подобного ужесточения уголовного закона не приводится. Наш законодательный орган часто грешит таким “легкомысленным” подходом к реформированию наиболее репрессивной отрасли. Очевидно, что изменение наказания (особенно в сторону увеличения) должно иметь под собой глубокое криминологическое исследование общественной опасности как самого деяния, так и лиц, их совершающих, а также влияния предлагаемого вида и размера наказания на исправление преступника и достижение целей уголовного преследования», – полагает он.

По мнению эксперта, в результате предлагаемого увеличения максимального размера наказания в виде лишения свободы за фальсификацию доказательств и результатов ОРД изменяется и категория тяжести указанных преступлений, имеющая существенное значение для множества уголовно-правовых институтов (вид исправительного учреждения, минимальные сроки для возможности условно-досрочного освобождения, длительность судимости). Данные последствия, их тяжесть и значения также необходимо учитывать и исследовать при принятии решения об изменении санкции статьи.

«В целом, законопроект можно назвать ситуационным – за последнее время было возбужденно несколько довольно громких уголовных дел по ст. 303 УК РФ, что, возможно, и стало причиной разработки законопроекта. Предлагаемые изменения не только не имеют под собой какого-либо теоретического обоснования, но и не возымеют предполагаемого результата. Несмотря на приведенную Правительством РФ в отзыве на законопроект довольно низкую статистику привлечения к ответственности по данной статье, нельзя отрицать, что проблема фальсификации, результатов ОРД и материалов уголовных дел существует. Но ее решение не лежит в плоскости уголовного права, поскольку она не может быть преодолена с помощью простого увлечения наказания (которое, кстати говоря, и в действующей редакции является достаточно суровым). Данный вопрос требует комплексного подхода, в том числе более внимательного отношения к отбору и обучению сотрудников правоохранительных органов, качеству контроля за лицами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, и к развитию правовой культуры среди граждан», – подытожил Андрей Гривцов.

В свою очередь адвокат АП Владимирской области Максим Никонов отметил, что авторы законопроекта вместо того, чтобы предложить системное и аккуратное исправление непростой ситуации с фальсификацией доказательств, представляют поправки, которые даже юридико-технически написаны непрофессионально. «Призывая “выкрутить ручку” санкций по разным частям ст. 303 УК РФ до размера наказания за убийство или групповое причинение тяжкого вреда здоровью, инициаторы поправок не учитывают ни соразмерность проектируемой “вилки наказания” самому преступлению, ни взаимосвязи при построении санкций внутри общей части УК РФ, “ячейкой” которой является ст. 303 УК РФ», – полагает он.

По мнению эксперта, повышение «верхней планки» (до 6 лет) имеет смысл только для наказания за фальсификацию доказательств по уголовным делам небольшой и средней тяжести и результатов ОРД – для того, чтобы заблокировать возможность прекращений на основании ст. 75 и ст. 76.2 УК РФ. «Кроме того, депутаты не предлагают ничего, кроме ужесточения санкций. Однако это не решение проблемы, поскольку ее истоки лежат в недостатках уголовного процесса и “теневой стороне” ОРД, а не в действующей редакции УК РФ», – убежден Максим Никонов.

Представитель Федеральной палаты адвокатов прокомментировал поправки

Советник ФПА Нвер Гаспарян в целом поддержал законодательную инициативу: «Для данного законопроекта действительно созрели достаточные предпосылки. В условиях обвинительного уклона в судах и крайне редкого признания доказательств недопустимыми проблема фальсификации доказательств представителями обвинения становится наиболее острой и актуальной».

Вместе с тем Нвер Гаспарян не согласился с предложением усилить ответственность наряду со следователями и прокурорами для защитников, которые к доказательствам имеют весьма отдаленное процессуальное отношение и вообще не обладают властными полномочиями. «Следует иметь в виду еще один важный практической аспект: можно усилить ответственность за фальсификации, но если правоприменители будут стараться не замечать допускаемые нарушения закона, то введенные уголовные нормы окажутся невостребованными, а благие побуждения законодателей останутся нереализованными», – подытожил советник ФПА.

Рассказать: