×

Отвод адвоката от участия в деле, в котором он никого не защищал, обжалуется в кассации

Адвокат Игорь Уваров настаивает, что подавал жалобы в интересах обвиняемого в Генпрокуратуру и в суд как его представитель, а не как его защитник по уголовному делу
В комментарии «АГ» адвокат Игорь Уваров отметил, что в кассационной жалобе приведено большое количество ранее заявленных им доводов, которым апелляция просто не дала оценку.

Адвокат КА «Аргументы» Игорь Уваров направил в Президиум Мосгорсуда кассационную жалобу на апелляционное определение Мосгорсуда, которым суд признал законность отвода адвоката от дела, в котором он никого не защищал.

История дела

Как ранее писала «АГ», Игорь Уваров в связи с заведением розыскного дела в отношении его доверителя Н., обвиняемого в мошенничестве, обращался с жалобами в Генпрокуратуру на незаконность постановления об объявлении Н. в международный розыск. Кроме того, 31 января 2018 г. он представлял его интересы в суде по апелляционной жалобе, поданной другим адвокатом.

Читайте также
Мосгорсуд: Следователь законно отвел адвоката от участия в деле, в котором тот никого не защищал
Суд посчитал, что ордер, выданный на представление интересов обвиняемого в Генпрокуратуре, равнозначен ордеру на осуществление защиты по уголовному делу
04 Февраля 2019 Новости

10 октября 2018 г. сопроводительным письмом из Генпрокуратуры «о направлении для приобщения к материалам уголовного дела ордера адвоката Игоря Уварова, ранее приложенного им к обращению в Генпрокуратуру в интересах находящегося в международном розыске Н.» в МВД был направлен подлинник ордера от 22 февраля 2018 г., согласно которому «адвокату Уварову поручается оказание юридической помощи Н. в Генеральной прокуратуре». На основании полученного ордера адвокат 12 октября был отведен следователем Николаем Будило от участия в уголовном деле.

Поводом для отвода стало то, что адвокат в ходе предварительного следствия по уголовному делу осуществлял защиту Э., участвовал в судебном заседании 3 августа 2017 г. при избрании ему меры пресечения и был допущен в качестве защитника последнего. Так как изначально Э. и Н. обвинялись по одному и тому же эпизоду, следователь указал, что их интересы противоречат друг другу, а значит, Игорь Уваров должен быть отведен.

Жалоба на незаконность постановления об отводе осталась без удовлетворения, соответствующий судебный акт Тверского районного суда был обжалован в Мосгорсуд.

В апелляционной жалобе Игорь Уваров отмечал, что суд, не принимая во внимание требования ст. 49 и 50 УПК, необоснованно и незаконно сделал вывод, что он фактически, а не юридически являлся защитником Н. по уголовному делу в связи с тем, что 31 января 2018 г. он представлял интересы обвиняемого в Мосгорсуде по апелляционной жалобе, поданной другим адвокатом, а также при обращении в Генпрокуратуру.

Адвокат указал, что направление ордера, предусматривающего поручение на оказание юридической помощи в Генпрокуратуре, в Следственный департамент МВД РФ, оказания юрпомощи в котором ордер не предусматривает, противоречит действующему законодательству. «Именно поэтому в сопроводительном письме Генпрокуратуры РФ отсутствуют ссылки на нормы закона и обоснование такого решения. При этом ордер не может быть отделен от обращения адвоката, поскольку легитимность поданного обращения при отсутствии ордера теряет силу», – указал Игорь Уваров и добавил, что суд не дал оценки данному доводу.

Игорь Уваров подчеркивал, что на момент принятия следователем решения об отводе сам Н. по уголовному делу не допрашивался, а потому вывод суда о том, что интересы обвиняемых Н. и Э. на момент вынесения обжалуемого постановления противоречат друг другу, не основан на фактических обстоятельствах дела.

В связи с этим адвокат попросил постановление Тверского районного суда г. Москвы отменить, жалобу адвоката, поданную в порядке ст. 125 УПК, удовлетворить и обязать руководителя СД МВД по РФ устранить допущенное нарушение.

Апелляция не нашла нарушений

В ходе рассмотрения жалобы в суде 4 февраля адвокат АП Кабардино-Балкарской Республики Асланби Мамхегов, в настоящее время защищающий Н., отмечал, что данный прецедент имеет большое значение и представляет огромную опасность, поскольку вводит понятие, которое не предусматривается уголовно-процессуальным законодательством – «фактическое осуществление защиты».

По его мнению, суд указывает, что фактическим осуществлением защиты является участие Игоря Уварова в судебном заседании при рассмотрении апелляционной жалобы 31 января 2018 г. «Соответственно, суд считает, что он обладает всеми правами защитника с этого момента. Таким образом, у следователя появляется корреспондирующая обязанность к нему как к защитнику: он должен направлять ему уведомление об изменении состава следственной группы, о продлении сроков следствия. Кроме того, 6 июля 2018 г. Н. было предъявлено обвинение в новой редакции, однако Игорь Уваров об этом уведомлен не был», – отметил Асланби Мамхегов, добавив, что, таким образом, следуя логике суда, недопустимыми и незаконными являются как данное следственное действие, так и все остальные.

Согласно апелляционному определению из представленных материалов усматривается, что Э., будучи 28 июня 2017 г. допрошенным в качестве подозреваемого и 11 октября 2017 г. в качестве обвиняемого, дал показания по деятельности общества, генеральным директором которого являлся Н., в том числе о характере деятельности последнего.

Мосгорсуд отметил, что с учетом характера предъявленного Н. и Э. обвинения, связанного с деятельностью общества, с учетом того, что в ходе предварительного следствия Э. давал показания о деятельности компании и роли Н. в этой организации, вывод, содержащийся в обжалуемом постановлении, о том, что судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждено наличие противоречия между интересами обвиняемых, является обоснованным.

Суд указал, что, так как Игорь Уваров участвовал в судебном заседании Мосгорсуда 31 января 2018 г., а также в связи с тем, что 10 октября 2018 г. из Генпрокуратуры в СД МВД для приобщения к материалам уголовного дела поступил ордер, согласно которого ему с 22 февраля 2018 г. поручается оказание юридической помощи Н. в Генпрокуратуре, суд первой инстанции обоснованно отклонил доводы жалобы о том, что адвокат не являлся защитником Н. на момент вынесения следователем обжалуемого постановления.

«При этом суд обоснованно отклонил доводы адвоката Уварова И.В. о том, что подлинник ордера, согласно штампу на сопроводительном письме, поступил позднее, чем было вынесено постановление об отводе, и не мог быть передан следователю ранее даты его регистрации, как не соответствующие материалам дела и не основанные на законе», – отмечается в апелляционном определении.

Стоит отметить, что в суде следователь Алексей Барышников отмечал, что ордер изначально попал к старшему следователю по особо важным делам 2-го отдела управления по расследованию организованной преступной деятельности Следственного департамента МВД России Николаю Будило, однако впоследствии по требованию Генпрокуратуры поступление ордера было официально зарегистрировано 15 октября 2018 г.

Мосгорсуд постановил оставить решение нижестоящего суда без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Адвокат не согласился и с апелляцией

Не согласившись с таким решением, Игорь Уваров обратился в Президиум Мосгорсуда с кассационной жалобой (имеется у «АГ»). В ней он, в частности, указал, что в судебном заседании Мосгорсуда 31 января 2018 г. принимала участие следователь следственной группы по уголовному делу Ю. Городилова, то есть с этой даты следствию было достоверно известно о его участии в суде апелляционной инстанции в интересах Н. При этом следователь Николай Будило не признал, что адвокат являлся защитником обвиняемого по уголовному делу в СД МВД РФ, так как в постановлении об отводе от 12 октября 2018 г. этот факт не указан. Отмечается, что следователь также не ссылался на апелляционное определение от 31 января, хотя суды обеих инстанций приняли его во внимание. Этим, по мнению Игоря Уварова, они существенно нарушили требования ст. 15 УПК.

Кроме того, адвокат указал, что у суда имелась копия апелляционного постановления Мосгорсуда от 24 сентября 2018 г. по жалобе, поданной Уваровым в порядке ст. 125 УПК в интересах Н. в качестве его представителя, но не защитника. Тогда суд принял жалобу к рассмотрению, руководствуясь п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 10 февраля 2009 г. № 1, согласно которому по смыслу ст. 123 и 125 УПК представителем заявителя может быть лицо, не принимавшее участия в досудебном производстве, в связи с которым подана жалоба, но уполномоченное заявителем на подачу жалобы и (или) участие в ее рассмотрении судом.

Игорь Уваров указал, что при таких обстоятельствах выводы судов о том, что он является защитником Н. по уголовному делу, основанные на обращении в Генпрокуратуру РФ с требованием о признании незаконным постановления об объявлении Н. в международный розыск, при наличии жалобы, поданной им в Тверской районный суд г. Москвы с аналогичными требованиями, по которой он, по мнению судов, защитником Н. не является, не только незаконны и необоснованны, но и нелогичны.

Также адвокат отметил, что следователь не представил в суд ни один протокол допроса Н., поэтому довод о том, что обвиняемый не признает свою вину, не соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным судами обеих инстанций. Он отметил, что суд апелляционной инстанции указал, что Э. дал показания не только по деятельности общества, но и о характере деятельности Н. При этом в апелляционном постановлении не указано, приведены ли в показаниях Э. сведения о том, в чем конкретно заключался характер деятельности Н. и являлся ли он противоправным, либо только сведения о его руководстве обществом в качестве генерального директора.

Адвокат попросил Президиум Мосгорсуда решения нижестоящих инстанций отменить, материалы по жалобе направить в Тверской районный суд г. Москвы на новое рассмотрение.

Адвокат надеется на кассацию

Игорь Уваров отметил, что в кассационной жалобе указано большое количество доводов, которым апелляцией просто не дана оценка. При этом он подчеркнул, что если суд первой инстанции дал оценку вопросу о том, должна ли быть резолюция начальника следственного органа, то суд второй инстанции от этого «ушел», посчитав, что это не соответствует материалам дела. «Как не соответствует, если есть единственный документ, на котором штемпель стоит от 15 октября? Все остальное – голословное утверждение следователя», – отметил адвокат.

Отвечая на вопрос о том, будет ли он обжаловать проведенные следственные действия, раз суд признал его защитником Н., Игорь Уваров пояснил: «Согласно ордеру я, по мнению суда, являюсь защитником с февраля, а следователь узнал об этом в октябре. Поэтому говорить о том, что проведенные следственные действия незаконны, нельзя. Это Генпрокуратура почему-то не в феврале отправила ордер, а в октябре. Здесь больше вопрос к ней».

Рассказать: