×

Под предлогом исполнения постановления ЕСПЧ защитникам хотят запретить проносить телефоны в ИК

В Думу внесен законопроект, которым устанавливаются правила проведения свиданий заключенных с представителями в Европейском Суде и при этом вводится запрет для адвокатов и юристов проносить на территории колоний телефоны
Адвокаты сошлись во мнении, что законопроект на самом деле призван завуалировать истинное положение в российских тюрьмах в части нарушения прав заключенных. Федеральная палата адвокатов направила Вячеславу Володину правовую позицию, в которой раскритиковала законопроект и категорически возразила против попыток запретить адвокатам проносить технические средства связи в места лишения свободы.

5 мая в Госдуму поступил проект поправок в Уголовно-исполнительный кодекс (законопроект № 1166183-7), направленный на уточнение порядка предоставления осужденным свиданий с их представителями в Европейском Суде по правам человека. При этом предусмотрен запрет на пронос адвокатами телефонов и иных технических средств на территорию исправительных колоний или дисциплинарных воинских частей.

Свидания с представителями в ЕСПЧ и запрет проноса телефонов в ИК

Проектом предлагается изменить ч. 4 ст. 89 и ч. 6 ст. 158 УИК, уточнив, что в число иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи, на свидания с которыми помимо адвокатов имеют право заключенные, входят их текущие или потенциальные представители в ЕСПЧ и нотариусы. При этом указано, что свидания должны всегда проходить наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения техсредств прослушивания – напомним, что сейчас для этого требуется отдельное заявление осужденного.

При этом поправками вводится запрет для адвокатов или иных лиц, имеющих право на оказание юрпомощи, на пронос на территорию исправительных колоний или дисциплинарных воинских частей технических средств связи, а также устройств, позволяющих осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись. Предполагается, что они смогут проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру только для снятия копий с материалов личного дела осужденного, а также компьютеры. Но пользоваться ими можно будет только в отсутствие осужденного и в отдельном помещении, определенном администрацией учреждения. При попытке передать осужденному запрещенные к хранению и использованию предметы, вещества и продукты питания свидание будет незамедлительно прервано.

В пояснительной записке отмечено, что поправки разработаны во исполнение Постановления ЕСПЧ по делу «Захаркин против РФ», выявившего правовой пробел в российском законодательстве, которое не предусматривает специальных правил для свиданий осужденных и их представителей в Европейском Суде. «Законопроектом предлагается восполнить указанный законодательный пробел и тем самым привести порядок отбывания наказания в части соблюдения права осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы, на обращение в Европейский Суд в соответствие с международными стандартами», – указано в этом документе.

По мнению авторов поправок, их необходимость продиктована режимом в исправительных учреждениях – установленным законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядком исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающим, помимо прочего, охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними.

ФПА выступила против запрета

11 мая Федеральная палата адвокатов направила председателю Госдумы Вячеславу Володину правовую позицию по законопроекту, в которой поддержала поправки, касающиеся свиданий заключенных с представителями в ЕСПЧ, но категорически возразила против попыток запретить адвокатам проносить технические средства связи в места лишения свободы.

Читайте также
ВС РФ указал на ошибку Минюста
Верховный Суд подтвердил, что на адвокатов не распространяется запрет на пронос и использование мобильных телефонов при свиданиях с осужденными доверителями
10 Ноября 2017 Новости

ФПА напомнила, что Верховный Суд в Решении от 10 ноября 2017 г. № АКПИ17-867 по делу по административному иску адвоката Валерия Шухардина о признании недействующим п. 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений и частично недействующим п. 17 приложения № 1 к указанным Правилам указал, что для получения юридической помощи осужденными УИК предусматривает предоставление свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов и не устанавливает запрета проносить на территорию исправительного учреждения технические средства связи. Аналогичная позиция сформулирована и в иных решениях Верховного Суда (от 31 октября 2007 г. № ГКПИ07-1188; от 7 февраля 2012 г. № ГКПИ11-2095).

По смыслу конституционных норм и корреспондирующих им положений Международного пакта о гражданских и политических правах, Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также конкретизирующих их норм УПК существенным и неотъемлемым элементом права на помощь адвоката (защитника) является не только предоставление содержащемуся под стражей обвиняемому (подозреваемому) возможности непосредственного общения со своим защитником, но и возможность последнего оказать квалифицированную юридическую помощь обвиняемому (подозреваемому) всеми средствами и способами, не запрещенными законом, отмечено в отзыве.

«Использование адвокатами технических средств, позволяющих осуществлять аудио- и видеозапись, создаст возможности для оказания квалифицированной юридической помощи, – подчеркивается в правовой позиции ФПА. – В частности, это поможет вскрыть и зафиксировать совершаемые в исправительных колониях нарушения закона и прав осужденных. Последние часто обращаются к адвокатам и иным лицам при намерении обжаловать незаконные действия администрации учреждения». Так, используя технические средства, можно сфотографировать имеющиеся у осужденного телесные повреждения и доказательно поставить вопрос о привлечении к уголовной ответственности виновных лиц.

Федеральная палата адвокатов также назвала «неосновательным» и существенно ограничивающим возможности адвокатов предложение авторов поправок разрешить проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру только для снятия копий с материалов личного дела осужденного с правом пользоваться такой техникой только в отсутствие осужденного в отдельном помещении, определенном администрацией исправительного учреждения. По мнению ФПА, такой подход противоречит целям и задачам Закона об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, ставит целью скрыть от общественности предполагаемые нарушения закона и создать искусственные трудности в их выявлении.

Адвокаты раскритиковали поправки

Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский отметил, что в пояснительной записке толком не указано, для чего нужен запрет адвокатам, юристам и правозащитникам проносить с собой в места лишения свободы средства видео- и аудио фиксации. «Но в своем интервью один из инициаторов законопроекта, депутат Анатолий Выборный (что характерно – бывший прокурор) откровенно признался, что истинная цель этого законопроекта сводится к созданию для адвокатов, юристов и правозащитников препятствий в возможности фиксации следов пыток, которым подвергаются заключенные, чтобы эти издевательства не были показаны гласно. Наши законодатели давно идут по этому пути: ранее были внесены изменения в закон, запрещающий членам общественных наблюдательных комиссий оставаться наедине с заключенными, получать без ведома и перлюстрации администрации мест содержания последних письма, производить фотофиксацию нарушений», – пояснил он.

По словам эксперта, предложенные ограничения исходя из истинной цели запрета, неосторожно озвученного бывшим прокурором, прямо нарушают положения ст. 18, 21 и 55 Конституции РФ. «Конституция России также запрещает вводить запреты на доведение до общественности нарушений конституционных прав граждан. Адвокатура сегодня – это единственный институт, способный гласно и наглядно рассказать обществу об истинной жизни за колючей проволокой, добиться изменений и осуждения сотрудников исправительных учреждений, как это было в тульской, мурманских, карельских колониях. Сейчас у общества отнимают и эту последнюю возможность, и, вероятно, не зря. Тем самым власть (а этот законопроект явно носит заказной характер со стороны властных структур) расписывается в своем бессилии, но еще страшнее – в нежелании навести порядок в местах лишения свободы, через которые прошла почти четверть населения России», – резюмировал Владислав Лапинский.

Партнер АБ «ЗКС» Алексей Буканёв полагает, что поправки направлены на еще большую закрытость учреждений пенитенциарной системы: «В свободный доступ стали попадать видеозаписи, фотографии многочисленных нарушений прав человека, свидетельств издевательств и просто рассказы осужденных, а также фактического положения в колониях».

По его мнению, в большей степени эти изменения направлены на противодействие деятельности адвокатов и лиц, имеющих право на оказание юридической помощи. «Сейчас использование технических средств, в частности компьютера, является неотъемной частью работы адвоката, да и вообще любого современного человека, такие гаджеты фактически заменяют ручку и бумагу. Кроме того, вызывает удивление формулировка о запрете проноса “технических средств (устройств), позволяющих осуществлять киносъемку, аудио-, видеозапись”. Проносить можно будет фотоаппаратуру для снятия копий с материалов личного дела, однако все современные фотоаппараты могут осуществлять видеозапись, т.е. на территорию колоний теперь нужно будет проходить только с пленочным фотоаппаратом? Мне кажется, что законодатель опять борется с ветряными мельницами», – заключил Алексей Буканёв.

По словам управляющего партнера АБ «Правовой статус», адвоката Алексея Иванова, адвокаты давно борются с ФСИН России за возможность реализации своих прав на территории тюрем и колоний. «Все чаще эта борьба напоминает диалог человека и Левиафана, но иногда происходят и победы, однако немногочисленные победы перечеркиваются новыми инициативами законодателя», – отметил он.

Читайте также
ВС подтвердил право адвоката проходить на территорию пенитенциарного учреждения с телефоном
Верховный Суд заметил, что законодательство не запрещает адвокату, прибывшему в колонию для участия в судебном заседании, иметь при себе средства мобильной связи, которые могут быть использованы в том числе для фиксации хода заседания
14 Апреля 2021 Новости

Адвокат полагает, что речь фактически идет о «разоружении» адвокатов и выдергивании еще одного камня из фундамента адвокатской профессии – о запрете адвокатам и другим юристам проходить в колонию с любыми «средствами связи», а также фото- и аудиотехникой для записи разговоров. «По словам одного из инициаторов поправок, запрет вводится для борьбы с так называемыми “тюремными колл-центрами”. Мало того, что такая формулировка по умолчанию делает адвокатов главными поставщиками телефонов в российские тюрьмы – вот уж нашли виновных в бардаке, царящем в учреждениях ФСИН! Такое предложение запускает целый ряд удивительных логических продолжений – по такой логике нужно перевести тюремную бухгалтерию с компьютерного обеспечения на деревянные счеты, чтобы не допускать утечки данных. Можно заодно и отменить тюремные лазареты, чтобы ими вдруг не могли воспользоваться, к примеру, для передачи наркотических веществ, а головную боль сразу лечить гильотиной, не мелочась», – предложил Алексей Иванов.

Он добавил, что законопроект направлен на ухудшение положения адвокатов при посещении учреждений ФСИН и приведет к невозможности оказания квалифицированной юридической помощи в полном объеме. «Вообще система ФСИН давно славится негативным отношением к адвокатам, а теперь предлагается и вовсе ограничить профессиональные права, цинично используя для этого самый благовидный предлог – “приведение порядка отбывания наказания в соответствие с международными стандартами”», – подытожил адвокат.

В комментарии «АГ» советник ФПА Нвер Гаспарян отметил, что предлагаемый запрет значительно ограничивает процессуальные возможности адвокатов и нарушает права самих осужденных. «Если обозначить проблему кратко, то это не позволит зафиксировать и выявить нарушения закона, нередко совершаемые в пенитенциарных учреждениях, да и осуществить свои профессиональные полномочия, например по опросу лица с его согласия с применением технических средств (п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ), и т.д. Такая инициатива вызывает удивление на фоне того, что Верховный Суд России как минимум в трех своих решениях неизменно подтверждал незаконность такого запрета», – подчеркнул он.

Рассказать:
Яндекс.Метрика