×

Подмосковный суд усомнился в праве губернатора ограничивать передвижение во время пандемии

КС проверит конституционность положений постановления губернатора Московской области, из-за которых возбуждено дело об административном правонарушении в отношении передвигавшегося по городу гражданина
Фотобанк Freepik
Один из экспертов отметил, что обращения районных судов в КС с подобными запросами следует только приветствовать, поскольку они позволяют повысить качество и оперативность конституционно-правового правоприменения. Второй назвал действие подмосковного судьи образцом того, как должен действовать настоящий судья, для которого важно не просто формально отписать политически удобное решение, а установить в качестве приоритета при отправлении правосудия дух закона и предпринять реальную попытку защиты фундаментальных прав граждан.

Конституционный Суд РФ принял к рассмотрению запрос Протвинского городского суда Московской области, в котором тот попросил проверить конституционность положений постановления губернатора Московской области, ограничивающих право на свободу передвижения граждан во время режима самоизоляции.

В своем запросе (имеется у «АГ») суд указал, что губернатор Московской области подписал постановление № 108-ПГ от 12 марта о введении в Московской области режима повышенной готовности для органов управления и сил Московской области системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций и некоторых мерах по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции (COVlD-2019) на территории Московской области. Подпунктом 3 п. 5 документа была введена обязанность для граждан не покидать места проживания (пребывания), за исключением случаев обращения за экстренной медицинской помощью и иной прямой угрозы жизни и здоровью, случаев следования к месту (от места) осуществления деятельности (в том числе работы), которая не приостановлена в соответствии с настоящим постановлением, осуществления деятельности, связанной с передвижением по территории Московской области, в случае если такое передвижение непосредственно связано с осуществлением деятельности, которая не приостановлена (в том числе оказанием транспортных услуг и услуг связи). Исключение также составили поход в магазин или заведение, работа которых не ограничена, выгул домашних животных на расстоянии, не превышающем 100 м от места проживания, вынос мусора до ближайшего места накопления отходов.

Читайте также
Правительство утвердило правила поведения граждан и организаций при введении режима ЧС
Правила введены в соответствии со ст. 10 Закона о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера
06 Апреля 2020 Новости

Суд отметил, что в его производстве находится дело об административном правонарушении по ч. 1 ст. 20. 6.1 КоАП в отношении Сергея Пантюхова, которому вменяется нарушение указанного выше положения. В протоколе указано, что он «не имел права покидать место своего жительства и передвигаться по территории г. Протвино». Нарушение, которое вменяется Пантюхову, заметил суд, затрагивает его право на свободу передвижения.

«В то же время право на свободу передвижения является одним из основных и установлено ст. 27 Конституции РФ, которая в соответствии со ст. 15 Конституции РФ имеет прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы. Согласно ст. 17 Конституции РФ данное право является неотчуждаемым и принадлежит гражданину от рождения и в соответствии со ст. 18 Конституции РФ является непосредственно действующим», – подчеркивается в запросе.

Отмечается, что в соответствии со ст. 55 Конституции в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Данные права и свободы могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Указывается, что ст. 1 Закона о праве граждан на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ предусмотрено, что в соответствии с Конституцией и международными актами о правах человека каждый гражданин Российской Федерации имеет право на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах России. Ограничение права граждан на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации допускается только на основании закона. При этом перечень оснований предусмотрен ст. 8 закона, которой установлено, что это право может быть ограничено только в соответствии с законами Российской Федерации, соответственно, решение об этом может принять только полномочное лицо либо орган.

Суд отметил, что из постановления губернатора Московской области следует, что он издан в соответствии с Законом о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, Законом по санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, Положением о единой государственной системе предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, утвержденным Постановлением Правительства от 30 декабря 2003 г. № 794, Законом Московской области о защите населения и территории Московской области от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и Положением о Московской областной системе предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, утвержденным постановлением правительства Московской области от 4 февраля 2014 г. № 25/1. Также были учтены рекомендации Роспотребнадзора от 10 марта 2020 г. № 02/3853-2020-27 о мерах по профилактике коронавируса, в целях предотвращения распространения коронавируса на территории Московской области.

«Вместе с тем ни один из приведенных в постановлении губернатора законов не предусматривает полномочий губернатора на ограничение права граждан на свободу передвижения», – заметил суд.

В запросе указывается, что п. «д» ч. 10 Закона о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера предписывает осуществлять меры, обусловленные развитием чрезвычайной ситуации, не ограничивающие прав и свобод человека и гражданина. «То есть самим федеральным законом, на который имеется ссылка в постановлении губернатора, запрещено устанавливать ограничения прав и свобод человека и гражданина», – подчеркивается в документе.

Читайте также
Михаил Мишустин распорядился проверить практику применения нормативных правовых актов, принятых для борьбы с пандемией
Премьер-министр РФ указал, что проверку необходимо провести совместно с Правительством г. Москвы и экспертным юридическим сообществом, уделив особое внимание положениям, в наибольшей степени затрагивающим права и интересы граждан
04 Июня 2020 Новости

Анализ действующего законодательства показал, отметил суд, что органы государственной власти субъектов РФ вообще не наделены полномочиями ограничивать права и свободы граждан РФ. Согласно ст. 71 Конституции только в ведении Российской Федерации находятся в том числе вопросы регулирования и защиты прав и свобод человека и гражданина. В совместном ведении Российской Федерации и субъектов РФ согласно ст. 72 Конституции находятся вопросы только защиты прав и свобод человека и гражданина.

Суд обратил внимание на то, что президент в указах от 25 марта № 206 «Об объявлении в Российской Федерации нерабочих дней» и от 2 апреля 2020 г. № 239 «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVlD-l9)» не предусмотрел каких-либо ограничений прав и свобод граждан, в то время как согласно ст. 8 Закона о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера только ему предоставлены полномочия вводить чрезвычайное положение, когда могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия. Кроме того, в соответствии с п. «д» ст. 5 Закона о чрезвычайном положении, в указе президента должны быть определены в том числе перечень чрезвычайных мер и пределы их действия, исчерпывающий перечень временных ограничений прав и свобод граждан. Только этим законом, который имеет большую юридическую силу, предусмотрена возможность введения ограничения на свободу передвижения, что прямо закреплено в п. «б» ч. 1 ст. 11.

Читайте также
Мосгорсуд обосновал правомерность установленных в марте ограничений из-за COVID-19 апрельскими поправками
Суд признал законными указы мэра Москвы, отметив, что регионы могут ограничивать свободу передвижения при угрозе ЧС, эту позицию суд дополнительно подкрепил ссылкой на нормы, которых на момент подписания указов не существовало
14 Мая 2020 Новости

«Представляется сомнительной и не основанной на законе позиция, согласно которой понятие “ограничения доступа людей и транспортных средств на территорию, на которой существует угроза возникновения чрезвычайных ситуаций” (подп. “а” п. 10 ст. 4.1 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ) включает в себя и понятие “ограничение передвижения людей на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации”, поскольку ограничение доступа – это особый режим въезда на указанную территорию и выезда с нее, не подлежит расширительному толкованию, не должно затрагивать конституционные права граждан, проживающих на этой территории, на свободу передвижения», – отмечается в запросе.

Данный вывод должностных лиц, по мнению суда, противоречит п. «б» ч. 1 ст. 11 Закона о чрезвычайном положении, которым предусмотрено в том числе введение следующих мер и временных ограничений – установление ограничений на свободу передвижения по территории, на которой введено чрезвычайное положение, а также введение особого режима въезда на указанную территорию и выезда с нее, что свидетельствует о том, что это два самостоятельных вида ограничений, которые не включают и не исключают друг друга.

В комментарии «АГ» руководитель практики уголовного права и процесса «Инфралекс» Артем Каракасиян указал, что конституционность ограничений, введенных в связи с эпидемией, вызывала и вызывает серьезные сомнения.

«Федеральные власти, прежде всего президент, не стали брать на себя ответственность и не ввели чрезвычайное положение, предусмотренное конституционным законом. Вместо этого все вопросы, касающиеся введения режима изоляции, были отданы на откуп местным властям, которые не обладают для этого соответствующими конституционными полномочиями. В результате губернаторы стали изобретать меры по ограничению свободы передвижения без твердой опоры на законодательство», – заметил эксперт.

Артем Каракасиян с уважением отнесся к принципиальной позиции судьи, который не стал слепо следовать сомнительной практике и решил вскрыть глубинную проблему обоснованности вводимых ограничений. «Это образец того, как должен действовать настоящий судья, для которого важно не просто формально отписать политически удобное решение, а установить в качестве приоритета при отправлении правосудия дух закона и предпринять реальную попытку защиты фундаментальных прав граждан», – резюмировал он.

Как отметил руководитель практики Адвокатской конторы «Аснис и партнеры» МГКА Дмитрий Кравченко, данный случай интересен для практического правоприменения. «Вопрос конституционности ограничений свободы передвижения периода самоизоляции, конечно, изначально вызывал много споров и дискуссий, так во многом, надо сказать, и не разрешенных. Спешно вводимое экстренное нормативное регулирование на уровне субъектов РФ нередко имело некоторые расхождения как с требованиями Конституции, так и с нормами федерального законодательства. В этом смысле сам вопрос конституционности соответствующих ограничений представляет немалый интерес», – полагает адвокат.

Читайте также
Владимир Путин подписал Указ об официальном опубликовании Конституции РФ с внесенными изменениями
Как сообщает ЦИК России, по результатам общероссийского голосования за принятие поправок высказались около 78% россиян


03 Июля 2020 Новости

По его мнению, важен данный прецедент и с точки зрения конституционного процесса. «Насколько мне известно, это первый случай, когда Конституционный Суд будет рассматривать по запросу суда подзаконный нормативный акт субъекта Федерации. До принятия поправок к Конституции граждане и суды могли оспаривать в КС РФ только “закон”, и этот термин КС, хотя и толковал расширительно, но не применял к постановлениям губернаторов (например, Определение от 25 апреля 2019 г. № 1116-О). В соответствии же с новой редакцией Конституции КС может проверять по запросу суда или жалобе гражданина “законы и иные нормативные акты субъектов РФ”, изданные по вопросам, относящимся к федеральному и совместному ведению», – отметил Дмитрий Кравченко.

В любом случае, заметил он, обращения районных судов в КС с подобными запросами следует только приветствовать, поскольку они позволяют повысить качество и оперативность конституционно-правового правоприменения.

Рассказать:
Дискуссии
Правовая сторона пандемии
Правовая сторона пандемии
Законодательство
05 Октября 2020