×

Право на критику властей

ЕСПЧ присудил 4000 евро за нарушение права на свободу выражения «Новой газете» и ее журналистке, обвиненным в клевете
Эксперты положительно оценили постановление, отметив, что ЕСПЧ в очередной раз указал, что критиковать власти можно в достаточно жесткой форме, поскольку это право членов демократического общества. Также Суд обратил внимание на то, что российские суды не смогли обеспечить баланс между правом на свободу выражения и правом на защиту репутации.

Европейский Суд вынес постановление по делу «“Новая газета” и Милашина против России». Издание обратилось в ЕСПЧ с жалобой на нарушение права на свободу выражения, проявившееся в привлечении газеты и ее журналистки Елены Милашиной к ответственности за клевету в связи с публикацией двух статей, посвященных расследованию гибели подводной лодки «Курск».

Как следует из материалов дела, в январе 2005 г. в «Новой газете» были опубликованы две статьи Елены Милашиной. В первой говорилось об обращении родственников погибших моряков «Курска» в Европейский Суд в связи с нарушением ст. 2 «Право на жизнь» Конвенции о защите прав и основных свобод, которое было допущено должностными лицами, своевременно не отреагировавшими на сигнал SOS из одного из отсеков подводной лодки. Это, по мнению заявителей, привело к смерти моряков, которые выжили после взрыва и могли спастись, если бы им была оказана своевременная помощь. Во второй статье описывалась реакция государственных чиновников на подачу жалобы в ЕСПЧ, в частности сообщалось, что военный прокурор Ленинградского военного округа пытался убедить адвоката, представлявшего семьи погибших моряков, отказаться от подачи жалобы в обмен на возобновление официального расследования.

После публикации статей Главная военная прокуратура и три высокопоставленных государственных чиновника – главный судебный эксперт Министерства обороны РФ,  начальник следственной группы Главной военной прокуратуры и Главный военный прокурор РФ обратились в суд с обвинением «Новой газеты» в клевете, требуя компенсации причиненного публикациями морального вреда.

В декабре 2005 г. суд признал издание и журналистку виновными в распространении клеветы, нанесшей ущерб деловой репутации истцов, и постановил выплатить компенсацию в размере 50 тыс. руб. каждому заявителю, а также опубликовать опровержение. В марте 2006 г. Московский городской суд отклонил апелляционную жалобу «Новой газеты» и оставил в силе решение суда первой инстанции, указав, что обвиняемые не представили доказательств достоверности сообщенной в статьях информации. В пересмотре решения в порядке надзора «Новой газете» было отказано, после чего последовало обращение в ЕСПЧ.

Правительство РФ в отзыве на жалобу признало факт вмешательства в осуществление «Новой газетой» права на свободу выражения. Но при этом российские власти  утверждали, что эти действия являлись законными и необходимыми в демократическом обществе, поскольку были направлены на защиту репутации представителей Министерства обороны РФ и Главной военной прокуратуры. Кроме того, Правительство РФ утверждало, что публикации содержали заявления о фактах, а не оценочные суждения, заявители жалобы не представили доказательств достоверности публикуемой информации, в связи с чем их действия не были добросовестными и не подпадают под действие ст. 10 Конвенции.

Однако ЕСПЧ, рассмотрев материалы дела, не согласился с позицией Правительства РФ. Европейский Суд указал, что оспариваемые статьи информировали читателей о мнениях относительно действий должностных лиц Министерства обороны РФ и Главной военной прокуратуры как о злоупотреблении служебным положением. Данные точки зрения были выражены и в заявлениях родственников погибших, поданных в ЕСПЧ, а также вошли в книгу одного из них. Таким образом, по мнению Суда, заявители действовали добросовестно и в соответствии с журналистской этикой.

Европейский Суд отметил, что Главная военная прокуратура, как государственный орган, являющийся частью судебной системы, должна пользоваться доверием общества, следовательно, проявлять терпимость к критике, особенно исходящей от СМИ. А должностные лица Министерства обороны РФ и Главной военной прокуратуры, как государственные служащие, обязаны более терпимо относиться к критике, чем частные лица.

Основываясь на прецедентной практике, Страсбургский Суд напомнил о необходимости соблюдения баланса между правом на свободу выражения мнения и правом на уважение частной жизни в соответствии со ст. 8 Конвенции. При этом ЕСПЧ отметил, что наказание журналиста за помощь в распространении информации другого лица ввиду нанесения урона репутации третьих лиц серьезно помешало бы вкладу прессы в обсуждение вопросов, представляющих общественный интерес, и не согласуется с ролью прессы в предоставлении информации о текущих событиях, мнениях и идеях.

Отметив неспособность национальных судов соблюсти баланс между правом на свободу выражения и правом на уважение частной жизни, а также несостоятельность приведенных оснований вмешательства в право на свободу выражения, Суд пришел к выводу о том, что при рассмотрении дела в отношении «Новой газеты» и ее сотрудницы суды применяли стандарты, которые не соответствуют принципам, закрепленным в ст. 10 Конвенции, а вмешательство не было «необходимым в демократическом обществе». Таким образом, имело место нарушение прав заявителей, гарантированных ст. 10 Конвенции.

По итогам разбирательства ЕСПЧ присудил компенсацию материального ущерба, причиненного «Новой газете», в размере 2388 евро, журналистке – в размере 170 евро, а также компенсацию морального вреда «Новой газете» в размере 1000 евро и журналистке в размере 2000 евро. 

Комментируя «АГ» постановление ЕСПЧ, руководитель юридической службы «Новой газеты» Ярослав Кожеуров отметил, что в данном случае редакция и журналистка были привлечены к ответственности за изложение оценочных суждений, которые они имели право высказывать. Он согласился с выводом Европейского Суда о том, что власти не смогли обеспечить баланс между правом на свободу выражения и правом на защиту репутации: «Подход российских судов был односторонним в том смысле, что они рассматривали только право на защиту репутации, проигнорировав то, что нужно учитывать еще и право на свободу выражения и находить баланс между ними». Ярослав Кожеуров добавил, что у Правительства РФ остается возможность обжаловать постановление ЕСПЧ в течение трех месяцев.

Директор КА «Презумпция» Филипп Шишов положительно оценил решение ЕСПЧ. Он отметил, что Суд встал на сторону журналистов и в очередной раз указал, что критиковать власти можно в достаточно жесткой форме, поскольку это право членов демократического общества. «Решение ЕСПЧ подтвердило, что свобода слова и свобода выражения не должны ограничиваться тем, что критике подвергаются должностные лица, следователи, прокуроры и т.д.», – подчеркнул Филипп Шишов.

Он также отметил, что сложившаяся практика ЕСПЧ по такого рода делам повлияла и на российскую правоприменительную практику: «Сейчас суды редко удовлетворяют подобные иски и сами государственные служащие стали реже обращаться в суд по такого рода основаниям». Филипп Шишов также сообщил, что разграничение между критикой должностных лиц и оскорблением провел Верховный Суд РФ в одном из обзоров по делам о защите чести и достоинства.


Рассказать: