×

Суд оправдал предпринимателя, которого конкуренты обвинили в грабеже

Адвокат добился оправдательного приговора по уголовному делу, возбужденному в связи со спором бизнесменов из-за права собственности
Фото: «Адвокатская газета»
Защитник Дмитрий Косенко пояснил «АГ», что в суде прокурор практически никак не прокомментировал доводы обвинения, изложенные в постановлении о привлечении к уголовной ответственности. Кроме того, в зале суда были выявлены противоречия в показаниях потерпевших, допрошены все свидетели, в том числе и те, которых следствие намеренно не допросило.

6 апреля Лыткаринский городской суд Московской области оправдал предпринимателя, который обвинялся в грабеже, совершенном группой лиц по предварительному сговору с угрозами применения насилия. Как пояснил «АГ» адвокат BMS Law Firm Дмитрий Косенко, защищавший бизнесмена С., первопричиной уголовного дела стал конфликт его подзащитного с конкурентами. 

Как рассказал Дмитрий Косенко, в 2010 г. организация построила комплекс нефтебазы, однако в последующем разорилась. На основании соглашения об отступном и договора аренды (законность подтверждена решениями арбитражных судов) С. стал владельцем второй очереди комплекса, тогда как первую приобрела организация Р. Данная компания оформила право собственности на часть объекта и земельный участок, в то время как С. оформил свои права только на объект недвижимости, расположенный на нем. В связи с этим с 2014 г. между сторонами продолжается конфликт по поводу права собственности и пользования территорией нефтебазы.

В ходе разрешения одного из таких споров суд установил право владения и пользования территорией за организацией С., на ней же располагалось здание поста КПП. Стоит отметить, что ранее в рамках другого уголовного дела пост КПП был признан вещественным доказательством и передан на ответственное хранение конкуренту Р., однако позже это постановление было отменено, уголовное дело было прекращено.

В мае 2016 г. С. прибыл на территорию нефтебазы и прошел в здание КПП, где все еще находились охранники, работающие в фирме Р. Вместе с предпринимателем были его компаньон, друзья компаньона Т. и Д., а также сотрудники компании С. Предприниматель потребовал от охранников другой фирмы освободить помещение и передать руководству, чтобы оно связалось с ним для урегулирования разногласий.

Поскольку охранники отказались выполнить требования, возникла словесная перепалка, в ходе которой один из друзей компаньона С. забрал жесткий диск видеорегистратора системы видеонаблюдения для его форматирования. При этом С. был убежден, что оборудование принадлежит ему, так как ранее в здании КПП имелась идентичная система видеонаблюдения.

На основании заявления охранников было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 161 УК РФ, потерпевшей стороной признана организация Р., которая представила документы в подтверждение приобретения видеорегистратора, жесткого диска и монитора. С. также представил документы на оборудование, состоящее на балансе его организации, однако их посчитали подложными.

В ходе предварительного следствия охранники неоднократно давали противоречивые показания, тем не менее они были также признаны потерпевшими, поскольку в их отношении якобы высказывались угрозы применения насилия со стороны Т., который забрал, а затем вернул жесткий диск. В результате Т. был обвинен в грабеже, совершенном группой лиц, в соучастии с С. и Д, который забрал монитор видеонаблюдения.

Дело в отношении С. было выделено в отдельное производство, при этом, как указал Дмитрий Косенко, оно расследовалось Главным следственным управлением ГУ МВД России по Московской области, несмотря на то, что не имеет особой сложности и важности.

В начале апреля 2017 г. С. было предъявлено обвинение в совершении грабежа группой лиц по предварительному сговору, а также с угрозами применения насилия по п. «а» и «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ. В качестве меры пресечения ему было избрано заключение под стражу, в СИЗО предприниматель провел год. В декабре 2017 г. дело было направлено в суд, где рассматривалось на протяжении 3 месяцев. 

Как рассказал Дмитрий Косенко, в суде выяснилось, что в ходе предварительного следствия показания свидетелей были искажены. «Некоторые свидетели, даже те, которые были указаны в качестве свидетелей защиты, умышленно были включены следствием в список лиц, подлежащих вызову в суд как свидетели стороны обвинения. В суде это вскрылось и всех свидетелей опросили в ходе судебного заседания, в том числе и тех, кто ранее не был допрошен следствием. Кроме того, в заседании были исследованы вещественные доказательства, документы, подтверждающие предпринимательскую деятельность», – пояснил адвокат. Защитник добавил, что он также обратил внимание суда на конфликт, продолжающийся между подсудимым и потерпевшими с 2014 г. 

Дмитрий Косенко также пояснил, что при допросе потерпевших в суде были выявлены противоречия тем доводам, которые указаны в постановлении о привлечении С. к уголовной ответственности в качестве обвиняемого: «Потерпевший в суде говорил, что со стороны обвиняемого угроз никаких не слышал, а в постановлении о привлечении к уголовной ответственности указано, что мой подзащитный угрожал применением насилия. Именно на такие противоречия мы и акцентировали внимание суда».

Адвокат указал, что в прениях сторон прокурор высказывался обычными формулировками: вина обвиняемого доказана совокупностью исследуемых доказательств, которые логично взаимосвязаны. «То есть такие доводы обвинения, которые были изложены в постановлении о привлечении к уголовной ответственности, как корыстный умысел, который является обязательным признаком грабежа, сговор на совершение преступления, распределение ролей, указание участникам о совершении преступления, практически не были прокомментированы гособвинением», – отметил Дмитрий Косенко. Он добавил, что следователь использовал голословные умозаключения, которые ничем не подтверждались. Как отметил Дмитрий Косенко, единственное доказательство, которое гособвинение так или иначе пыталось использовать, – преюдициальное значение приговора в отношении Т.

«Активная роль обвинения была поддержана представителем потерпевших. Представленные им свидетели указывали на то, что у С. были и умысел, и мотив. Также они пытались преподнести обстоятельства таким образом, будто конфликта по вопросам собственности не было. Мы все это опровергли. Суд принял во внимание наши доводы и пришел к выводу, что доказательств, обосновывающих вину моего подзащитного, не найдено, и в результате был вынесен оправдательный приговор», – указал Дмитрий Косенко.

«Судебное разбирательство длилось 3 месяца. Сказать, что каким-то одним доводом, одной фразой добился оправдательного приговора, я не могу. Были многочисленные доводы, в том числе мы заявляли ходатайства об исключении ряда доказательств, которые, хотя и были отклонены, несомненно, повлияли на внутреннюю убежденность суда в слабости доказательственной базы обвинения», – прокомментировал адвокат.

Дмитрий Косенко отметил, что, так как гособвинение настаивало на обвинительном приговоре и просило назначить наказание в виде 6 лет лишения свободы, вполне возможно, что приговор будет обжалован прокурором. «Возможно, будут и апелляционные жалобы потерпевшего. Мы можем это только предполагать», – указал Дмитрий Косенко и добавил, что в любом случае сторона защиты готова к обжалованию приговора и готова отстаивать позицию о невиновности С. в суде апелляционной инстанции.

Рассказать: