×

Суд отменил решение арбитража из-за вынесения его исключенным из списка третейского суда арбитром

АС г. Москвы отметил, что исключение согласованного сторонами арбитра из списка арбитров третейского суда лишило ответчика права заявить ему отвод при рассмотрении соответствующего спора и нарушило публичный порядок РФ
Эксперты «АГ» негативно оценили выводы арбитражного суда. По мнению одного из них, определение достаточно противоречиво, как и большинство судебных решений, связанных с принудительным исполнением решений третейских судов, когда одна из сторон оспаривает его по процессуальным основаниям. Другой эксперт назвал определение странным и откровенно ошибочным актом, а также выразил надежду на его отмену в вышестоящей инстанции.

19 сентября Арбитражный суд г. Москвы вынес определение по делу №А40-153265/2019, в котором иностранная компания пыталась получить исполнительный лист на решение третейского суда, которое, по мнению ее процессуального оппонента, нарушило публичный порядок РФ.

В июне 2019 г. третейский суд, администрируемый Морской арбитражной комиссией при Торгово-промышленной палате РФ, удовлетворил иск компании Atlantic Hermes Shipping Limited к ООО «Страховая компания “Согласие”» о взыскании долга по договору страхования. С ответчика были взысканы почти 1 млн евро задолженности, а также проценты, регистрационный и арбитражный сборы, расходы на оплату услуг представителя.

Страховщик не исполнил решение третейского суда добровольно, поэтому иностранная компания обратилась в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Его процессуальный оппонент подал встречное заявление об отмене решения третейского суда, ссылаясь на нарушение последним публичного порядка РФ.

При рассмотрении дела Арбитражный суд г. Москвы отказался приобщать к нему дополнительные доказательства по ходатайству иностранной компании. В ходе судебного разбирательства стороны поддержали свои требования.

Со ссылкой на ч. 1 ст. 239 АПК РФ арбитражный суд отметил, что в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть отказано лишь в определенных ею случаях. Он также указал, что публичный порядок основан на принципах равенства сторон гражданско-правовых отношений, добросовестности их поведения, соразмерности мер гражданско-правовой ответственности последствиям правонарушения с учетом вины (п. 29 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. № 96). Кроме того, к элементам такого порядка относится и общепризнанный принцип законности (Определение ВС РФ от 27 сентября 2017 г. № 310-ЭС17-5655).

Суд также отметил, что согласно п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юрлиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Для установления наличия или отсутствия злоупотребления правами необходимы исследование и оценка конкретных действий и поведения лица с позиции возможных негативных последствий для прав и законных интересов другой стороны сделки.

Как пояснил суд, ТПП РФ утверждает на 6 лет рекомендованный список арбитров МАК, в котором указываются их персональные данные. Если по истечении вышеуказанного срока не был утвержден новый список арбитров, прежний перечень продолжает действовать до утверждения нового списка арбитров. В свою очередь Комитет по назначениям палаты назначает арбитров только из их списка. При подаче иска в МАК при ТПП РФ иностранная компания выбрала в качестве арбитра Александра Муранова из опубликованного на официальном сайте списка. В ходе судебного разбирательства было зафиксировано отсутствие оснований для отвода такого арбитра. При этом ни арбитры, ни Комитет по назначению МАК при ТПП РФ не уведомили стороны о том, что в отношении Александра Муранова началась процедура исключения из числа рекомендованных арбитров.

Арбитражный суд отметил, что Муранов был исключен из списка арбитров по ряду негативных причин Приказом № 94 ТПП РФ от 28 декабря 2017 г. Он также указал, что стороны должны были быть уведомлены об исключении одного из арбитров из числа рекомендованных МАК при ТПП, чего сделано не было. Таким образом, суд заключил, что страховая компания, ввиду отсутствия информации об исключении Александра Муранова из списка рекомендованных арбитров, была лишена права на заявление о его отводе. Ведь согласно п. 1 § 16 Регламента МАК каждая из сторон вправе заявить об отводе арбитра, если существуют обстоятельства, вызывающие обоснованные сомнения относительно его беспристрастности или независимости, либо если он не соответствует иным требованиям, предъявляемым законом соглашением сторон или применимым законодательством.

Кроме того, арбитражный суд принял во внимание тот факт, что представитель иностранной компании Петр Фалилеев является действующим арбитром, рекомендованным МАК при ТПП, что противоречит п. 1 § 3 Приложения 1 к Регламенту. Согласно этой норме арбитры при выполнении своих функций должны быть беспристрастны и независимы, они не являются представителями сторон, участвующих в деле.

«Вышеуказанные нарушения процедуры арбитражного третейского разбирательства свидетельствуют о грубом нарушении арбитрами общеправовых принципов осуществления правосудия, нарушении арбитрами таких основополагающих принципов российского права, как принципы законности, конфиденциальности, независимости и беспристрастности третейских судей, диспозитивности, состязательности и равноправия сторон, справедливости выносимого решения, что является основанием для отмены вынесенного арбитражного решения как противоречащего публичному порядку РФ согласно п. 2 ч. 3 ст. 233АПК РФ», – отмечено в определении суда.

С учетом выявления факта нарушения публичного порядка РФ АС г. Москвы не только отказался выдавать исполнительный лист на решение арбитража, но и отменил само решение третейского суда.

Адвокат, председатель Коллегии адвокатов системы биоэкологической безопасности и здравоохранения РФ Юрий Меженков назвал определение арбитражного суда достаточно противоречивым, как и большинство судебных решений, связанных с принудительным исполнением решений третейских судов, когда одна из сторон оспаривает его по процессуальным основаниям.

«При принятии решения в ту или иную пользу арбитражный суд вынужден был руководствоваться внутренними регламентами арбитражного учреждения (МАК). При принятии определения по данному делу суд первой инстанции исходил из того, что один из арбитров во время рассмотрения спора был исключен из списка арбитров МАК по негативным основаниям. При этом суд делает ссылку на п. 2 § 4 Положения об организационных основах МАК, указывая, что Комитет по назначениям назначает арбитра только из списка арбитров. Но суд не учел, что арбитр Александр Муранов не назначался Комитетом по назначениям, а был выбран сторонами спора. Исключение его из списка арбитров в процессе рассмотрения спора не является основанием для его отвода или самоотвода», – отметил он.

Эксперт также обратил внимание, что п. 3 вышеуказанного параграфа прямо говорит о том, что функции арбитра могут выполнять лица, не включенные в список арбитров. «Таким образом, уведомление сторон об исключении арбитра из списка арбитров не предусмотрено регламентами МАК, а сам факт его исключения не является основанием для отвода или самоотвода арбитра. Негативные основания, по которым ТПП исключила Александра Муранова из списка арбитров, носят исключительно оценочный характер и не могут быть положены в основу определения арбитражного суда, поскольку не основаны на законе. Тот факт, что Петр Фалилеев является арбитром МАК, также не может служить основанием для отмены решения, поскольку он не выполнял функцию арбитра в данном споре, а именно об этом говорит п. 1 § 3 Приложения 1 к Регламенту. Являться же представителем стороны арбитру из списка арбитров ни законом, ни регламентом не возбраняется. Следовательно, данное определение арбитражного суда является незаконным и должно быть отменено в кассационном суде», – заключил Юрий Меженков.

Советник международной юридической фирмы Norton Rose Fulbright Андрей Панов назвал определение АС г. Москвы странным. «Отменяя решение третейского суда, судья сослался на якобы имевшее место нарушение публичного порядка. К сожалению, публичный порядок уже давно стал “резиновым” основанием для отмены или отказа в исполнении решений третейского суда в России, что самым негативным образом сказывается на всех российских участниках внешнеэкономической деятельности. Зачастую иностранные контрагенты требуют предоплату или банковские гарантии иностранных банков, потому что не хотят брать на себя существенные риски возможного неисполнения решений в России. Соответственно, транзакционные издержки российских сторон сильно увеличиваются. Наши суды, увы, этого не понимают. Наверняка, они уверены, что защищают российские стороны, но на самом деле они наносят российскому бизнесу огромный вред», – полагает он.

По словам эксперта, с юридической точки зрения определение также не выдерживает никакой критики. «Главным основанием для отмены стало исключение одного из арбитров из списков рекомендованных арбитров МАК в ходе разбирательства. Судья посчитал, что несообщение об этом факте сторонам не позволило страховой компании заявить отвод. Видимо, судья не знал, что арбитра можно отвести лишь в случае обоснованных сомнений в его независимости [от сторон] и беспристрастности [в отношении спора] или если он не соответствует требованиям, предъявляемым законом или арбитражным соглашением (ст. 12 Закона о МКА)», – отметил юрист.

По мнению Андрея Панова, включение лица в рекомендованный список арбитров не является необходимым условием назначения его третейским судьей по конкретному делу. «Ведь стороны вольны выбирать арбитров не из списков, а закрытые списки российским законодательством не допускаются. Равным образом, исключение из списка в связи с тем, что ТПП РФ не нравится деятельность арбитра, не может свидетельствовать об отсутствии (как и о наличии) независимости и беспристрастности арбитра. Иными словами, даже если бы страховщик был уведомлен об исключении Александра Муранова из списка, у него все равно не возникло бы оснований для заявления ему отвода», – пояснил он.

Как подчеркнул эксперт, арбитражный суд также указал, что представитель одной из сторон включен в рекомендованный список арбитров МАК, что якобы означает, что он не может быть представителем стороны. «При этом судья почему-то сослался на требования независимости и беспристрастности арбитров (которые применяются при назначении арбитра в конкретном деле). Это опять-таки, по меньшей мере, неверно. Список арбитров не создает между включенным в него лицом и арбитражным учреждением каких-либо отношений. Список – не более чем база данных, а арбитражное учреждение не может ограничить специалистов из списка в их профессиональной деятельности. Совмещение специалистами деятельности в качестве арбитров и представителей является мировой практикой и распространено в России. Следовательно, это не может быть основанием для отмены решения третейского суда, вынесенного по спору, в котором такое лицо участвовало в качестве представителя», – считает Андрей Панов.

Он выразил надежду, что такой «откровенно ошибочный судебный акт будет отменен вышестоящими судами». По мнению юриста, сам по себе факт появления таких судебных актов уже показывает полнейшее непонимание третейского разбирательства со стороны судей даже в Москве, а также крайне негативно сказывается на имидже российских судов в глазах иностранных (да и российских) предпринимателей.

Рассказать: