×

Суд подтвердил законность привлечения компании к налоговой ответственности за выкуп собственных акций

Апелляция фактически переквалифицировала ситуацию выкупа акций у единственного акционера – иностранного лица в выплату дивидендов, тем самым обязав покупателя уплатить налог с доходов, полученных продавцом
Фотобанк Лори
Эксперты «АГ» подчеркнули особую значимость дела для российской практики, указав на наличие аналогичных вопросов у зарубежных коллег. По мнению одного из них, дело разворачивает судебную практику относительно квалификации дохода при обратном выкупе акций в пользу налогового органа. Теперь налогоплательщикам придется серьезнее относиться к такого рода сделкам и доказывать, что при их совершении стороны преследовали не налоговую, а деловую цель.

В июле 2014 г. компания «Хадсон Ривер Раша Лимитед» (место регистрации – Федерация Сент-Китс и Невис, Карибские острова) стала единственным акционером общества «Мельник», выкупив у него 100% акций, но уже в декабре вручила обществу заявление о приобретении собственных размещенных акций. На этот момент у АО «Мельник» отсутствовали законодательные ограничения на покупку, общество было обязано исполнить решение акционера, поэтому заключило соответствующий договор, произвело оплату акций и приняло их на учет со ссылкой: «собственные акции, выкупленные у акционеров». 

Позднее в результате выездной налоговой проверки Межрайонная инспекция ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам Алтайского края пришла к выводу, что общество не исполнило установленную п. 1 ст. 310 НК РФ обязанность налогового агента по удержанию налога с доходов при осуществлении выплат, а потому подлежит привлечению к ответственности. Компании был доначислен налог с доходов, полученных иностранной организацией, пени и штраф в общей сумме порядка 78 млн рублей.

АО «Мельник» обратилось в арбитражный суд Алтайского края с заявлением о признании недействительным решения налогового органа. Инспекция против требований возражала, настаивая на том, что под видом операции по выкупу собственных акций у единственного акционера – иностранной компании, не облагаемой налогом в силу п. 2 ст. 309 НК РФ, общество осуществило выплаты иностранной организации, предусмотренные подп. 2 п. 1 ст. 309 НК РФ, не исполнив при этом обязанности налогового агента и не удержав налог с доходов, полученных иностранным участником.

О мнимости операции, по мнению ИФНС, свидетельствовала согласованность действий общества и его единоличного акционера, осуществленных в одном лице, в связи с чем произошли безналоговое изъятие части прибыли в пользу иностранного юридического лица, зарегистрированного в офшорной зоне, и вывод денежных средств за пределы территории РФ. В качестве доказательства согласованности инспекция привела ряд фактологических аргументов, касающихся обстоятельств подписания и исполнения договора купли-продажи. ИФНС пришла к выводу, что компания «Хадсон Ривер Раша Лимитед» не получила выгоду от дохода и не определяла его дальнейшую судьбу, поэтому не может рассматриваться в качестве фактического получателя дохода.

Суд первой инстанции поддержал АО «Мельник», придя к выводу, что хозяйственная операция полностью соответствует нормам действующего законодательства, не прикрывала иные сделки и не является фиктивной, повлекла правовые последствия, предусмотренные договором купли-продажи, была учтена в соответствии с ее действительным экономическим смыслом, общество не получило необоснованную налоговую выгоду. Доводы инспекции о совершении сделок, повлекших поглощение акций общества «Мельник» иностранной организацией, зарегистрированной в офшорной зоне, и выводе денежных средств за пределы территории России по инициативе и под контролем группы аффилированных лиц суд отклонил, констатировал их недоказанность, а также неправильное применение инспекцией нормы п. 1 ст. 309 НК РФ вместо подлежащего применению п. 2 той же статьи.

Налоговый орган обратился с жалобой в Седьмой арбитражный апелляционный суд, который, изучив материалы дела № А03-21974/2017, вынес постановление, которым отменил решение первой инстанции и принял по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований общества «Мельник». Суд указал на особенности налогообложения иностранных организаций, которые определены в ст. 309 НК РФ. 

Согласно подп. 2 п. 1 ст. 309 НК РФ доходы, получаемые в результате распределения в пользу иностранных организаций прибыли или имущества организаций, иных лиц или их объединений, в том числе при их ликвидации, относятся к доходам иностранной организации от источников в России и подлежат обложению налогом, удерживаемым у источника выплаты дохода. В соответствии с п. 1 ст. 310 НК РФ налог с доходов, полученных иностранной организацией от источников в России, исчисляется и удерживается российской организацией, выплачивающей доход иностранной организации при каждой выплате доходов, указанных в п. 1 ст. 309 НК РФ.

Суд подчеркнул, что в отсутствие международного договора (который согласно подп. 4 п. 2 ст. 310 НК РФ исключает налоговую выплату) между Россией и Федерацией Сент-Китс и Невис налогообложение организации – резидента федерации осуществляется в соответствии с положениями НК РФ.

Со ссылкой на п. 1, 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» апелляция указала на необходимость учитывать действительный экономический смысл операций, совершаемых налогоплательщиком.

«При таких обстоятельствах действительным экономическим смыслом операции по выкупу собственных акций иностранного участника явились выведение налогоплательщиком денежных средств в низконалоговую юрисдикцию без уплаты налогов и получение необоснованной налоговой выгоды в виде неисполнения налоговой обязанности по исчислению и уплате в бюджет налога с доходов, полученных иностранной организацией от источников в Российской Федерации. Ссылки заявителя на то, что общество не являлось и не может являться выгодоприобретателем при совершении оспариваемой операции по приобретению акций у акционера (поддержанные судом первой инстанции), и на то, что необоснованная налоговая выгода может быть получена исключительно получателем денежных средств и дохода, несостоятельны, поскольку в результате действий налогоплательщика, направленных на выкуп собственных акций у единственного акционера, произошло изъятие части прибыли в пользу иностранного юридического лица», – заключил суд.

Более того, по мнению второй инстанции, получение необоснованной налоговой выгоды может происходить и в результате уклонения от исполнения обязанности налогового агента. Упоминая п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации», суд указал, что в случае, если обязанность по исчислению и удержанию налога из денежных средств налогоплательщика возложена на налогового агента, обязанность по уплате налога считается исполненной налогоплательщиком со дня удержания сумм налога налоговым агентом. В противном случае с налогового агента могут быть взысканы как налог, так и пени, начисляемые до момента исполнения обязанности по уплате налога. 

Связаться с представителем АО «Мельник» для получения комментария по данному решению и о дальнейших действиях компании редакции «АГ» не удалось. Представитель ФНС России ранее сообщал «АГ», что ведомство не комментирует конкретные судебные споры, в которых участвует. 

Оценивая дело, ведущий юрист юридической компании «Пепеляев Групп» Петр Попов подчеркнул, что подобная переквалификация выкупа акций в выплату дивидендов может быть новшеством только для российской практики, в то время как во многих странах мира (например, в Великобритании, Австралии или ЮАР) действуют законодательные предписания и разъяснения, в каких ситуациях такой выкуп прямо признается выплатой дивидендов, а когда переквалификации не происходит.

«Так, если акционеров много и выкупаются акции только у некоторых из них, а затем, например, продаются существующим акционерам или третьим лицам, то можно подтвердить, что смысл операции – это именно изменение структуры владения, а не распределение прибыли. Для акционерных обществ, чьи акции торгуются на бирже, смыслом может быть стимулирование котировок, но именно поэтому подобные операции обычно ограничиваются во избежание манипулирования рынком.

Между тем, если акционер один и единственное реальное экономическое последствие выкупа – это выплата акционеру, оспорить переквалификацию сложно. Представим себе, что общество, получая стабильную прибыль, выкупает у единственного акционера по 5% акций в год в течение, скажем, 15 лет, – думаю, что в такой ситуации переквалификацию в дивиденды поддержал бы любой из читателей. При этом ссылаться на свободу договора здесь бесполезно, потому что для налогов важна экономическая суть операций, а не их правовая форма», – пояснил эксперт.

Он упомянул опыт США, где проблема известна с 1920-х гг. Здесь Служба внутренних доходов выпустила в 1976 г. разъяснение, согласно которому, если акционеров много и хотя бы один отказался от выкупа, нельзя переквалифицировать выкуп в дивиденды. Но такой формальный подход критикуется учеными и не принимается судами. 

Эксперты также обратили внимание на доказательства, представленные налоговой инспекцией в деле. Петр Попов отметил, что суд не сделал категоричного вывода о фактическом получателе дивидендов, а лишь подтвердил позицию налогового органа, что дивиденды получила иностранная организация. По его мнению, лучше было провести полную реконструкцию реальных экономических отношений, выявить фактического получателя дивидендов и, если это российский налоговый резидент, применить ставку 13%. 

Адвокат, партнер юридической фирмы «Тиллинг Петерс» Екатерина Болдинова также отметила, что рассматриваемая в деле схема уже известна практике под названием buyback (обратный выкуп акций). Она рассказала, что такого рода схемы нередко использовались налогоплательщиками для вывода денег из страны, причем это считалось сравнительно безопасным способом – налоговики такими сделками не интересовались: «Поэтому дело АО “Мельник” фактически первое, где налоговикам удалось развернуть эту схему, показав суду сделку под другим углом зрения».

«С учетом этого судебного акта, думаю, налогоплательщикам придется серьезнее относиться к такого рода сделкам и доказывать, что при их совершении стороны преследовали не налоговую, а конкретную деловую цель. Только применение такого подхода может снизить вероятность налоговых доначислений», – резюмировала адвокат.

Рассказать: