×

Суд восстановил статус адвоката, прекращенный за сотрудничество со следствием

Однако Совет АП Красноярского края вынес решение о продолжении рассмотрения дисциплинарного производства по данному делу
Фото: «Адвокатская газета»
Представитель адвоката Марины Васильевой, статус которой был восстановлен, считает, что его доверительница не может быть подвергнута дисциплинарному производству повторно. Президент АП Красноярского края Ирина Кривоколеско пояснила, что сроки дисциплинарного производства не истекли, а проступок адвоката должен получить правовую оценку.

25 октября Совет АП Красноярского края восстановил Марину Васильеву в статусе адвоката, исполнив соответствующее апелляционное определение суда о признании незаконными заключения квалификационной комиссии и решения совета палаты (имеются в распоряжении «АГ»). Согласно им адвокат нарушила Закон об адвокатуре и Кодекс профессиональной этики адвоката тем, что сотрудничала с органами, осуществляющими ОРД.

Дисциплинарное производство

Дисциплинарное производство в отношении Марины Васильевой было возбуждено в конце февраля по представлению вице-президента АП на основе жалобы гражданина П.

Как следует из жалобы, П. приехал в следственный комитет по просьбе адвоката Васильевой, осуществляющей защиту по уголовному делу бывшего генерального директора госпредприятия «КрасАвиа». В ходе личной беседы в кабинете следователя адвокат Васильева убеждала П. написать явку с повинной и дать показания, подтверждающие признательные показания ее подзащитного. В случае отказа, указано в жалобе, защитник намекала на возможное задержание П. и заключение его под стражу.

По просьбе П. к нему пригласили другого адвоката Б., после разговора с которой он отказался подписывать какие-либо документы. Вечером этого же дня адвокат Б. позвонила ему и сообщила, что ей звонила Марина Васильева, которая требовала рассчитаться за проделанную работу и утверждала, что П. не нуждается в услугах адвоката Б.

В жалобе П. отмечается, что адвокат Васильева сотрудничала со следствием и навязывала свою помощь, заведомо зная, что не может быть защитником у двух лиц в рамках одного уголовного дела. В связи с этим он просил возбудить в отношении адвоката дисциплинарное производство и лишить ее статуса.

В ходе дисциплинарного производства Марина Васильева отрицала факт склонения ею П. к написанию явки с повинной и утверждала о том, что жалоба подана не П., а членом Совета палаты Ксенией Морозовой, защищавшей другого фигуранта этого же уголовного дела. По словам Васильевой, она пытается опорочить ее и отвести от защиты ее доверителя. Также адвокат заявила об отсутствии у нее интереса в написании П. явки с повинной и сообщила комиссии, что не принимала на себя функции следователя. Кроме того, адвокат сообщила, что телефон адвоката Б. ей дала коллега К.

Из пояснений адвоката Б. следовало, что она прибыла в следственный орган после звонка коллеги К., которая предложила ей вступить в дело. Прибыв в СК, она встретилась с Васильевой, которая попросила ее войти в кабинет следователя для оказания помощи гражданину в написании явки с повинной. В кабинете находился П., перед ним лежал лист бумаги, на котором было написано «явка с повинной». Кроме заявителя в помещении находились другие люди, включая следователя и адвоката Васильеву. По словам Б., их постоянно торопили присутствующие в кабинете люди, которые говорили, что «все уже разъяснили, что если явку П. не напишет, то отсюда уже не уйдет, останется там, а так есть возможность уйти свидетелем». Адвокат Б. пояснила комиссии, что попросила время для конфиденциальной беседы с П., во время которой разъяснила ему правовую природу явки с повинной и последствия ее написания. В итоге П. отказался от написания такого документа.

В своем заключении Квалификационная комиссия АП Красноярского края указала, что звонок Марины Васильевой П. с просьбой прийти к следователю и дать показания является недопустимым. По мнению комиссии, адвокат «проявила инициативу в обеспечении явки к следователю лица для дачи показаний против себя». Комиссия также отклонила пояснения адвоката о том, что она пригласила П. только для дачи показаний, подтверждающих показания ее подзащитного – бывшего генерального директора госпредприятия «КрасАвиа», в силу того, что для адвоката существует порядок опроса лиц с их согласия, предусмотренный ст. 86 УПК РФ.

Также в заключении отмечается, что не доверять пояснениям адвоката Б. нет оснований, так как она не является заинтересованным лицом, не является защитником П., не имеет жалоб и претензий к адвокату Васильевой, а объяснения предоставила в ходе проверки по просьбе вице-президента АП Красноярского края.

Читайте также
Участие адвоката в ОРМ
Адвокаты – о возможности сотрудничества с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность
22 Октября 2018 Дискуссии

Квалифкомиссия указала, что в соответствии с Разъяснениями Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам по вопросам применения п. 3.1 ст. 9 КПЭА обоснование участия в ОРД общегражданским долгом, стремлением помочь государству в борьбе с преступностью для адвоката недопустимо, поскольку институт адвокатуры такой цели не преследует, а создан исключительно для оказания профессиональной юридической помощи.

«Адвокат, как человек, может придерживаться любых этических воззрений, однако, как для члена корпорации, для адвоката возможны только одна система профессиональных ценностей и один набор стандартов профессионального поведения, определенный Кодексом профессиональной этики адвоката, которым установлены обязательные для каждого адвоката правила его поведения при осуществлении адвокатской деятельности на основе нравственных критериев и традиций адвокатуры», – говорится в заключении.

Квалификационная комиссия АП сделала вывод о том, что адвокат Васильева грубо нарушила положения Закона об адвокатуре и ч. 1.6, 3.1 ст. 9 КПЭА. Ее выводы поддержал Совет АП Красноярского края, который 29 марта вынес соответствующее решение о привлечении Марины Васильевой к дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката.

Суд поддержал выводы Совета АП

Впоследствии Марина Васильева обжаловала заключение квалификационной комиссии и решение совета палаты в Советский районный суд г. Красноярска.

В обоснование своих требований истица ссылалась на нарушения процедуры подачи жалобы П. и порядка голосования совета АП, инициирование дисциплинарного производства членом совета, адвокатом Ксенией Морозовой, которая была ее оппонентом в уголовном процессе. Кроме того, Васильева полагала, что вызов ею адвоката Б. для П. не отвечает той степени тяжести допущенного дисциплинарного проступка, влекущего безусловное прекращение статуса адвоката.  

В суде интересы Марины Васильевой представлял адвокат АП Республики Хакасия Дмитрий Сагадиев, который пояснил, что жалоба подана лицом, который не являлся доверителем истицы. Также он указывал на нарушения ответчиком процедуры рассмотрения дисциплинарного производства и принятия решения, в частности на то, что иная мера дисциплинарной ответственности не обсуждалась. Также Дмитрий Сагадиев указывал на отсутствие существенного вреда, наличие у Васильевой заболевания и инвалидности второй группы и то, что ранее истица не привлекалась к ответственности.

Интересы АП Красноярского края представлял ее вице-президент Владимир Тумка. Он пояснил суду, что при определении меры дисциплинарной ответственности были учтены умышленный характер действий Марины Васильевой, тяжесть совершенного проступка и обстоятельства его совершения.

5 июня суд отказал в удовлетворении иска, отметив в своем решении, что «при определении меры дисциплинарной ответственности были учтены все обстоятельства, а именно тяжесть совершенного проступка, приняты во внимание умышленный характер действий, тяжесть совершенного проступка и обстоятельства». 

Апелляция усмотрела нарушения в ходе дисциплинарного дела

Впоследствии Марина Васильева обжаловала решение первой инстанции в апелляционном порядке. В своей жалобе она вновь указала, что член совета АП, адвокат Ксения Морозова, будучи ее оппонентом в уголовном процессе, фактически инициировала дисциплинарное производство, написав за П. жалобу и отправив ее в палату. По мнению истицы, Морозова вошла в сговор с другими членами совета, убедив их вынести решение о прекращении ее статуса.

Апелляционным определением от 10 октября судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда удовлетворила исковые требования истицы, отменив решение суда первой инстанции. Апелляция признала незаконным оспариваемые акты АП и распорядилась восстановить Марину Васильеву в статусе адвоката.

Краевой суд посчитал, что квалификационная комиссия грубо нарушила процедуру дисциплинарного производства по делу, не обеспечив участие в нем автора жалобы П., от поведения которого зависел исход самого производства. Также суд пояснил, что письменные пояснения и показания П. в суде первой инстанции свидетельствуют об отсутствии у него претензий к адвокату Васильевой и он сожалеет о написании жалобы, которую фактически составила другой адвокат, Ксения Морозова. «Свидетель П. в суде показал, что Васильева при встрече у следователя не убеждала его написать явку с повинной, ввиду чего указание на это в жалобе не соответствует действительности», – указано в судебном акте.

Кроме того, апелляция указала на нарушение процедуры голосования совета АП в силу того, что в его составе находилась адвокат Ксения Морозова, которая являлась процессуальным оппонентом Васильевой в уголовном деле, поскольку она защищала обвиняемого, против которого давал показания подзащитный Васильевой. Вторая инстанция отметила, что Ксении Морозовой необходимо было заявить самоотвод как заинтересованному лицу и не участвовать в голосовании по вопросу о наличии в действиях Марины Васильевой дисциплинарного проступка и назначения дисциплинарного наказания.

Комментарии лиц, участвующих в деле

В комментарии «АГ» вице-президент АП Красноярского края Владимир Тумка отметил, что у апелляции отсутствовали основания для отмены решения первой инстанции. По его словам, П. не сообщал суду сведения о том, что у него отсутствуют претензии к Васильевой. Также Владимир Тумка пояснил, что Ксения Морозова не являлась участником дисциплинарного производства, поэтому не должна была заявлять самоотвод в рамках голосования Совета в соответствии с Законом об адвокатуре и КПЭА. 

Как сообщила президент АП Красноярского края Ирина Кривоколеско, в настоящее время незаконное, по мнению адвокатской палаты, апелляционное определение обжалуется в кассационном порядке. Также она сообщила, что после исполнения вступившего в силу апелляционного определения и включения органами юстиции сведений об адвокате Марины Васильевой в региональный реестр дисциплинарное производство в ее отношении будет продолжено.

По этому поводу Дмитрий Сагадиев сообщил «АГ», что его доверительница не может быть подвергнута дисциплинарному производству повторно, поэтому решение Совета АП не учитывает решение краевого суда. Марина Васильева также считает это неправомерным, так как нельзя привлекать к ответственности два раза за одно и то же нарушение. Также она заявила, что в прекращении ее статуса заинтересована Ксения Морозова.

Адвокат Ксения Морозова в комментарии опровергла это, указав, что у нее отсутствовали какая-либо заинтересованность в прекращении статуса адвоката Васильевой, а также основания для самоотвода от участия в голосовании совета АП. Она также сообщила о том, что, вопреки доводам Марины Васильевой, не направляла жалобу П. в палату для возбуждения дисциплинарного производства и не участвовала в ее составлении.

Ирина Кривоколеско пояснила «АГ» возобновление дисциплинарного производства. По ее словам, апелляция признала незаконным решение совета и комиссии, не его само. «Сроки по нему не истекли, проступок был совершен, поэтому он нуждается в правовой оценке», – заключила президент АП Красноярского края.

Рассказать: