×

Свердловский министр взыскал с государства более 3 млн руб. за незаконное уголовное преследование

Почти три года спустя после оправдательного приговора суд полностью возместил расходы на услуги адвоката и неполученную зарплату за время содержания под стражей
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Александр Фомин, защищавший оправданного Александра Ковальчика отметил, что суд полностью согласился с доводами, указанными в заявлении. При этом он указал, что практику о взыскании имущественного вреда отслеживать сложно, так как при публикации постановлений из судебных актов удаляются все суммы.

Летом 2013 г. Александр Ковальчик, занимавший тогда должность руководителя МУП «Водоканал» г. Екатеринбурга, был привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу – он обвинялся в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата). Обвиняемому была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, которая несколько раз продлевалась. 

Поводом для возбуждения дела, как следует из приговора (имеется у «АГ»), послужили следующие обстоятельства. Между администрацией г. Екатеринбурга и ООО «Аян-строй» была заключено соглашение, по которому стороны организуют застройку участка общества домами. Общество в свою очередь заключило с МУП «Водоканал» договор о подключении малоэтажной застройки к сетям водоснабжения и водоотведении. По договору оно обязалось оплачивать работы пропорционально их выполнению. 

В ходе проведения самих работ неоднократно проводились встречи между ООО «Аян-строй», должностными лицами администрации г. Екатеринбурга и Александром Ковальчиком, на которых говорилось о необходимости снижения стоимости подключения водоснабжения, а также о предоставлении обществу рассрочки. Позже в МУП «Водоканал» поступил проект дополнительного соглашения с «Аян-строем», в котором указывалось на предоставление рассрочки на 10 лет. По версии следствия, Ковальчик дал устные указания директору по финансам «Водоканала» подписать документ. Через некоторое время компания «Аян-строй» обанкротилась, однако МУП «Водоканал» в реестре кредиторов не значилось.

Также, по версии следствия, незадолго до банкротства общества Ковальчик досрочно расторг договор коллективного страхования жизни между МУП «Водоканал» и ОАО «РЕСО-Гарантия» и попросил перевести выкупные суммы на его банковский счет и лицевые счета руководителей «Водоканала». Сторона обвинения посчитала, что действиями Ковальчика «Водоканалу» был причинен ущерб в размере более 21 млн руб.

15 января 2014 г. Ковальчику также предъявили обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 (злоупотребление полномочиями), а через два дня было прекращено уголовное преследование в части обвинения по двум эпизодам ч. 4 ст. 160 УК РФ за отсутствием состава преступления. Тогда же была изменена мера пресечения на подписку о невыезде и надлежащем поведении – к этому моменту он провел в СИЗО более 5 месяцев. 

Позже следователем на имя главы администрации г. Екатеринбурга было вынесено два представления. В одном из них указывалось на совершение Ковальчиком преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ, а также предлагалось принять меры к возмещению причиненного ущерба в сумме более 19 млн руб. Во втором указывалось на совершение им преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ, и возмещение более 2 млн руб.

4 августа 2014 г. Александру Ковальчику было предъявлено новое обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 201 и ч. 4 ст. 160 УК РФ.

В суде Александр Ковальчик пояснил, что на совещании с заместителем главы Екатеринбурга было принято решение о предоставлении рассрочки обществу «Аян-строй». Кроме того, он указал, что не знал о том, что она предоставляется на 10 лет, так как дополнительное соглашение не видел. Также подсудимый отметил, что ему неизвестны условия подписания документа. В отношении расторжения договора страхования Ковальчик указал, что не знал, что выкупные суммы будут перечислены на счета застрахованных лиц. 

31 июля 2015 г. суд вынес оправдательный приговор, в котором указал, что представленные стороной защиты доказательства свидетельствуют об отсутствии обязательных признаков состава преступления, предусмотренных ч. 1 ст. 201 УК РФ. Признал он и невиновность Ковальчика по ч. 4 ст. 160 УК РФ. Кроме того, за ним было признано право на реабилитацию. С выводами суда первой инстанции 14 октября 2015 г. согласилась и апелляция.

В феврале 2018 г. Александр Ковальчик был назначен на должность министра экономики области. А 19 июля он обратился в суд с заявлением (есть в распоряжении «АГ»), в котором потребовал возмещения имущественного вреда в размере более 3 млн руб.: 2 млн – на оплату услуг адвоката, а также более 1,2 млн – в счет неполученной зарплаты. Он указал, что согласно ч. 1 ст. 135 УПК РФ возмещение реабилитированному имущественного вреда включает в себя возмещение сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи и иных расходов. «Приведенные положения обязывают суд включить в объем возмещения имущественного вреда, причиненного реабилитированному лицу в результате его незаконного уголовного преследования, все суммы, фактически выплаченные им за оказание юридической помощи, а также фактически понесенные им затраты на возмещение расходов, связанных с рассмотрением вопросов реабилитации», – отмечается в заявлении. Ковальчик подчеркнул, что сумма, выплаченная защитнику, является разумной, соразмерной объему выполненной работы, обусловлена высокой трудозатратностью дела, высокой квалификацией адвоката, эффективностью работы защитника по уголовному делу.

Ковальчик сослался на Постановление Пленума ВС РФ № 17 от 29 ноября 2011 г., в котором Суд разъяснил, что размер сумм, подлежащих взысканию в пользу реабилитированного за оказание юридической помощи, определяется подтвержденными документами либо иными доказательствами, отраженными в деле, фактически понесенными расходами, непосредственно связанными с ее осуществлением. Кроме того, он указал на Постановление КС от 2 марта 2010 г. № 5-П, в котором отмечается, что правоприменитель в целях реализации вытекающего из Конституции РФ принципа максимально возможного возмещения причиненного незаконным уголовным преследованием вреда руководствуется при решении данного вопроса как положениями ч. 1 ст. 135 УПК РФ, предусматривающими виды соответствующих выплат, так и иными положениями законодательства, устанавливающими общие правила определения размера возмещения вреда.

«Приведенное официальное толкование п. 4 ст. 135 УПК РФ не предоставляет суду права входить в обсуждение разумности произведенных расходов, ограничиваясь двумя критериями отнесения их к подлежащим взысканию: документальной подтвержденностью и непосредственной связанностью с осуществлением юридической помощи», – подчеркивается в заявлении. 

Александр Ковальчик указал, что, помимо расходов на оплату услуг защитника, причиненный имущественный ущерб выразился в утрате зарплаты за период нахождения под стражей, который составил 169 дней. Он отметил, что согласно справке МУП «Водоканал» на 2 августа 2013 г. средний размер зарплаты, рассчитанной по правилам ст. 1086, 1070 ГК РФ, составляет около 1,2 млн руб. Таким образом, Александр Ковальчик попросил взыскать с Минфина России более 3,2 млн руб.

Согласно постановлению Ленинского районного суда г. Екатеринбурга (имеется в распоряжении «АГ»), адвокат АП Свердловской области Александр Фомин, защищавший Ковальчика, требование о взыскании имущественного вреда поддержал. Прокурор заявил о несоразмерности требования и просил его снизить, а представитель Минфина России посчитала его необоснованным и просила в удовлетворении заявления отказать. 

Тем не менее суд удовлетворил требование Ковальчика в полном объеме, указав, что согласно ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Суд принял во внимание разъяснение Пленума ВС РФ в Постановлении № 17. Он также отметил, что п. 4 и 5 ч. 1 ст. 135 УПК РФ как по своему буквальному толкованию, так и по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, обязывают суд включить в объем возмещения имущественного вреда, причиненного реабилитированному лицу в результате его незаконного уголовного преследования, все суммы, фактически выплаченные им за оказание юридической помощи, а также фактически понесенные им затраты на возмещение расходов, связанных с рассмотрением вопросов реабилитации. 

В постановлении указывается, что, определяя размер возмещения утраченного заработка, суд учитывает, что уголовно-процессуальным законом для реабилитированных установлен упрощенный режим правовой защиты, освобождающий их от бремени доказывания оснований и размера возмещения имущественного вреда. 

Комментируя «АГ» постановление суда, Александр Фомин пояснил обращение бывшего подзащитного с заявлением о возмещении имущественного вреда только в 2018 г., спустя почти три года после вынесения оправдательного приговора. По его словам, Александр Ковальчик обратился в суд сразу после исполнения обязательств по условиям соглашения.

Говоря о размере присужденной компенсации, Александр Фомин позитивно отметил, что суд удовлетворил требования в полном объеме. Защитник указал, что практику по таким делам отслеживать сложно, так как при публикации постановлений из судебных актов удаляются все суммы. «Отсюда сложно понять, каков расчет суммы требований, удовлетворенных судом, и какая сумма не принята. В целом по имущественному вреду случаев полного отказа я не встречал. Суды иногда уменьшают сумму удовлетворенных требований, руководствуясь некими рыночными ценами на услуги и объемом работы по делу. Критерии оценки в таком случае определить сложно, так как ни в одном нормативном акте они не приведены, а акты КС РФ толкуются двояко», – пояснил адвокат. Александр Фомин также указал, что о том, подана ли апелляционная жалоба на решение, будет известно позднее.

Рассказать: