×

ВС исправил ошибку судов, перепутавших истца и ответчика в качестве сторон по договору

Верховный Суд отменил решения нижестоящих инстанций, удовлетворивших незаявленное требование истца, в результате чего с продавца была взыскана штрафная санкция, предусмотренная договором в отношении покупателя
Одна из экспертов «АГ» сочла, что определение демонстрирует, прежде всего, низкий уровень качества российского судопроизводства. Другая заметила, что, несмотря на путаницу, суды взыскали верную сумму неустойки и в этой части их решения были верны. Третий эксперт указал, что ошибка судов не правовая, а фактическая и связана с пониманием содержания исковых требований.

25 июля Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС18-4988 по делу № А40-157319/2017, в котором устранил грубейшую ошибку судов нижестоящих инстанций, которые при рассмотрении спора между двумя фирмами перепутали, кто из них является поставщиком товаров по договору, а кто покупателем.

В мае 2017 г. между ООО «Предприятие производственно-технологической комплектации» (покупатель) и ООО «ВИК-Индустри» (поставщик) был заключен договор поставки продукции, предусматривающий неустойку (п. 9.1 и 9.2 договора) за просрочку поставки продукции.

Согласно этим пунктам договора при нарушении сроков поставки продукции поставщик уплачивает покупателю по его требованию неустойку в размере 0,1% за каждый день просрочки от стоимости соответствующей позиции в спецификации, срок поставки по которой нарушен. Кроме того, поставщик обязался выплатить покупателю по его требованию штраф в размере 10% от стоимости позиции, срок поставки по которой нарушен, в случае нарушения сроков свыше одного календарного месяца.

В августе 2017 г. «ППТК» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском о взыскании с «ВИК-Индустри» более 300 тыс. руб. неустойки за просрочку поставки продукции по договору.

Суд первой инстанции удовлетворил требования, при этом по необъяснимой причине указав, что с иском обратился не покупатель, а поставщик, а спор касается просроченной оплаты поставленных в срок товаров и что компания «ВИК-Индустри» как покупатель нарушила ст. 307–310 ГК РФ, исполнив свои обязательства по оплате поставки в срок. При этом суд указал, что предоставленные товарные накладные подтверждают полную и своевременную поставку товаров.

«ВИК-Индустри» подало апелляционную жалобу, в которой указало, что суд нарушил нормы материального и процессуального права, не полностью выяснил обстоятельства, имеющие значение для дела, а его выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Тем не менее апелляция поддержала решение первой инстанции, указав, что так как доказательства уплаты отыскиваемой суммы ответчик не представил, исковое требование в заявленном размере удовлетворено обоснованно. «Разрешая спор, суд первой инстанции правильно определил юридически значимые обстоятельства, дал правовую оценку установленным обстоятельствам и постановил законный и обоснованный судебный акт. Выводы суда первой инстанции соответствуют обстоятельствам дела. Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену судебного акта, судом первой инстанции допущено не было», – заключил Девятый апелляционный арбитражный суд.

Ответчик подал кассационную жалобу в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ, которая отменила решения нижестоящих судов и направила дело на новое рассмотрение.

Коллегия указала, что в суд обратился именно покупатель с иском о взыскании с поставщика договорной неустойки за просрочку поставки продукции в соответствии с п. 9.1 и 9.2 договора на поставку, вместо этого в нарушение положений ст. 168, 170, 268, 271 АПК РФ суды рассмотрели и удовлетворили требование, которое истец не заявлял.

Как отметил ВС, арбитражный суд взыскал с поставщика договорную неустойку, которая должна была взиматься с покупателя в случае нарушения им срока оплаты поставленной продукции (п. 9.4 договора). Данный пункт устанавливает ответственность покупателя за просрочку оплаты, ее размер не совпадает с размером ответственности поставщика. Согласно ему при нарушении сроков оплаты продукции покупатель уплачивает поставщику по его требованию проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 1/720 ключевой ставки, действующей на момент оплаты задолженности, за каждый день просрочки от суммы задолженности, но не более 5% от суммы задолженности.

Партнер юридической компании «Зельдин и Партнеры» Оксана Бескорская считает, что определение Суда демонстрирует, прежде всего, низкий уровень качества российского судопроизводства. «Складывается ощущение, что в рамках данного дела судьи нижестоящих инстанций не читали исковое заявление, а действовали по инерции. Абсурдность ситуации заключается и в том, что с поставщика взыскали неустойку за нарушение, которое он в принципе не мог совершить, а именно нарушить сроки оплаты продукции», – отметила она.

Эксперт полагает, что различные ошибки и недоработки в судебных решениях встречаются достаточно часто, однако далеко не каждое такое решение доводится до разбирательства на уровне Верховного Суда РФ. В целом же основная причина этого и подобных случаев объясняется высокой загруженностью судебной системы, отсутствием у судей времени на подробное изучение всех обстоятельств дела, что ведет к снижению качества судопроизводства. «Эту проблему Институт проблем правоприменения при Европейском университете в недавно опубликованном докладе включил в пятерку главных недостатков российской судебной системы, наряду с избыточной репрессивностью, слишком большим влиянием председателей судов на обычных судей и др.», – отметила Оксана Бескорская.

Партнер, руководитель практики разрешения споров юридической фирмы «Инфралекс» Юлия Карпова полагает, что ВС РФ фактически в своем определении установил обстоятельства, которые не были установлены судами нижестоящих инстанции, что, строго говоря, не входит в компетенцию Верховного Суда РФ при рассмотрении кассационных жалоб.

По мнению юриста, суды первой и апелляционной инстанций, хотя и пришли к неверному выводу о том, кто выступает поставщиком, а кто покупателем в рассматриваемой ситуации, и указывали, что неустойка взыскивается за нарушение срока оплаты поставленного товара, вместе с тем применили верные положения договора о взыскании неустойки за нарушение сроков поставки (а не за нарушение сроков оплаты поставленного товара). «По существу в части размера взысканной неустойки судебные акты первой и апелляционной инстанций являются верными, неправильное установление фактических обстоятельств не привело к принятию неправильного судебного акта», – заключила она.

По мнению адвоката юридической фирмы «ЮСТ» Дмитрия Мальбина, в данном случае речь идет именно о допущенной судом ошибке и рассмотрении иных исковых требований, а не об изменении судом характера правовой защиты истца. «Вторая форма деятельности суда вполне допустима с точки зрения процессуального законодательства и его официального толкования и основывается на праве суда применять те нормы права, которые подлежат применению к спорному правоотношению, даже если истец ссылался на другие нормы. Изменение характера правовой защиты связано с тем, что суд не подменяет исковое требование, а придает ему ту правовую форму, которая установлена законом. В этом проявляется отличие изменения судом характера правовой защиты от ошибки в рассмотрении исковых требований – последнее связано с разрешением принципиально иного по содержанию искового требования. Граница этих двух правовых подходов иногда бывает сложно уловима», – отмечает эксперт.

Тем не менее, как считает Дмитрий Мальбин, ошибка нижестоящих судов, очевидно, является не правовой в смысле неправильного применения норм права, а «фактической», касающейся понимания содержания исковых требований.

Рассказать: