×

ВС направил на третий круг дело о взыскании с учреждения платы за негативное воздействие на окружающую среду

Муниципальное учреждение, с которого Росприроднадзор пытается взыскать задолженность, утверждает, что объективно не может нести бремя содержания законсервированных шахт, которые ранее выполняли общегосударственные задачи
Фотобанк Лори
Один из экспертов «АГ» подчеркнул, что проблемы взаимодействия бюджетов разных уровней не должны противопоставляться необходимости соблюдения природоохранного законодательства. Другой заметил, что в данном случае разрешение вопроса о плате за негативное воздействие на окружающую среду не окажет никакого влияния на окружающую среду, поскольку плата в конечном счете будет заключаться в перекладывании денег из одного бюджетного кармана в другой.

5 августа Верховный Суд вынес Определение № 308-ЭС20-5057 по спору между управлением Росприроднадзора и муниципальным бюджетным учреждением о взыскании с последнего платы за негативное воздействие на окружающую среду (дело № А53-21473/2018).

На первом круге ошибки обнаружил суд округа, а на втором – уже ВС

Департамент Росприроднадзора по Южному федеральному округу, впоследствии переименованный в Межрегиональное управление Росприроднадзора по Ростовской области и Республике Калмыкия, обратился в арбитражный суд с иском к МБУ «Эксплуатация и благоустройство» Краснокутского сельского поселения. Ведомство указало, что учреждение в добровольном порядке не исполнило требование об уплате задолженности за негативное воздействие на окружающую среду в размере 50 млн руб.

При первом рассмотрении дела АС Ростовской области взыскал с организации 19 млн руб. Решение устояло в апелляции, но было отменено Арбитражным судом Северо-Кавказского округа. Кассация обратила внимание на то, что учреждение, по его словам, производит прием шахтных вод, поступающих из выработок ликвидированных шахт. Очистка шахтой воды производится по проекту, согласованному и прошедшему государственную экологическую экспертизу, только от взвешенных частиц и общего железа. При существующих очистных сооружениях исключить сброс сточных вод в водные объекты с превышением установленных нормативов не представляется возможным. Ответчик утверждал, что ни у него, ни у сельского поселения нет денег, чтобы построить новые очистные сооружения, которые могли бы исключить подобный сброс. Учреждение объяснило, что бюджет муниципального образования объективно не может нести бремя содержания законсервированных шахт, которые ранее выполняли общегосударственные задачи.

АС СКО указал, что при новом рассмотрении дела первой инстанции необходимо проверить доводы учреждения о том, что передача поселению законсервированных шахт, являющихся источником шахтных вод с вредными веществами, а также очистных сооружений, эксплуатировать которые поручено учреждению, без соответствующего финансирования делает объективно невозможным обеспечение надлежащей очистки сбросов.

На втором круге первая инстанция взыскала с организации плату в том же размере. Однако Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд снизил ее до 203 тыс. руб. Он принял во внимание тот факт, что учреждение производит сбросы в условиях крайней необходимости – чтобы минимизировать угрозу подтопления и загрязнения прилегающих к шахте территорий. Суд также учел проведение ответчиком мероприятий по снижению негативного воздействия на окружающую среду, увеличение объемов поступления воды и ограничение финансирования.

Управление Росприроднадзора обжаловало постановление апелляции сначала в АС Северо-Кавказского округа, а затем, когда тот отказал в удовлетворении жалобы, в Верховный Суд. В поданной во вторую кассацию жалобе ведомство указало, что суды освободили учреждение от обязательного сбора в отсутствие законных на то оснований.

Изучив материалы дела, ВС пришел к выводу о необходимости повторного рассмотрения дела в апелляционной инстанции из-за нарушений как материально-правового, так и процессуального характера.

Экономколлегия посчитала, что Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд не учел установленные п. 11 ст. 16.3 Закона об охране окружающей среды обстоятельства, являющиеся основанием для уменьшения размера предъявленных к взысканию обязательных платежей. Он также не установил наличие мероприятий по снижению негативного воздействия на окружающую среду и размер понесенных ответчиком затрат на проведение таких мероприятий. Кроме того, следовало указать, на каких основаниях был принят произведенный учреждением расчет, заметил ВС.

Суд обратил внимание и на то, что апелляция привлекла к участию в деле администрацию Октябрьского района Ростовской области, но при этом в нарушение требований ч. 6.1 ст. 268 АПК не перешла к рассмотрению дела по правилам для первой инстанции.

Эксперты «АГ» о правовых и фактических проблемах этого дела

Старший юрист судебно-арбитражной практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Александр Милосердов считает, что дополнительно заслуживает внимания ряд спорных выводов апелляционной и кассационной инстанций, которые хотя и не были прямо отклонены Верховным Судом, но существенно отличаются от подходов, сложившихся в судебной практике.

Первый такой вывод связан с отсутствием у ответчика дохода. «Действующее природоохранное законодательство не ставит внесение платы за негативное воздействие на окружающую среду в зависимость от получения лицом, оказывающим негативное воздействие, дохода. Независимо от субъекта, оказывающего негативное воздействие, должен применяться принцип “загрязнитель платит”», – пояснил Александр Милосердов.

Вторая спорная позиция касается действий в состоянии крайней необходимости. «Суды сослались на то, что деятельность учреждения, хотя и причиняет вред, но предотвращает причинение большего вреда окружающей среде. Очевидно, что в данном случае произошло смешение двух понятий: негативное воздействие на окружающую среду и причинение вреда окружающей среде. Между тем эти понятия существенно различаются, что прямо следует из ст. 1 Закона об охране окружающей среды», – указал эксперт. При этом, по его словам, сложившаяся судебная практика по спорам о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, действительно учитывает действия лица в состоянии крайней необходимости.

«Очевидно, что органы местного самоуправления в силу ограниченности бюджета не могут самостоятельно и эффективно ликвидировать экологический вред или в течение длительного времени эксплуатировать сооружения подобные комплексу очистки шахтных вод. Однако проблемы, связанные с взаимодействием бюджетов разных уровней, не должны противопоставляться необходимости соблюдения природоохранного законодательства», – считает Александр Милосердов.

Как ему представляется, Верховный Суд этим определением не позволил возникнуть опасному прецеденту в спорах, связанных с взысканием платы за негативное воздействие на окружающую среду. «При этом высшая судебная инстанция деликатно обошла вопрос, связанный с финансовым обеспечением деятельности органов местного самоуправления, реализующих важнейшие государственные полномочия в области охраны окружающей среды», – заметил эксперт.

Адвокат АП г. Москвы Матвей Цзен обратил внимание на те проблемы, которые отразились в данном деле: «В первую очередь обращу внимание на то, что ответчик, как установил суд апелляционной инстанции, фактически осуществляет “деятельность по очистке воды, изливающейся из горных выработок ликвидированной шахты”. Причем объем воды превосходит проектные мощности очистных сооружений, которые сооружения способны очистить воду только от части загрязнений, а бюджет ответчика урезается из года в год».

Казалось бы, рассуждает эксперт, что должен делать Росприроднадзор в такой ситуации? «Бить в набат и “выбивать” финансирование для строительства новых очистных сооружений? Нет! Росприроднадзор решает, что лучший способ защитить природу в данной ситуации – это взыскать с несчастного муниципального учреждения плату за негативное воздействие на окружающую среду в размере около 50 млн руб., что составляет примерно два годовых бюджета этого учреждения, – возмущен Матвей Цзен. – Понятно, что покрыть такой штраф некоммерческая организация, финансируемая из бюджета, может только за счет этого самого бюджета. То есть в данном конкретном случае разрешение вопроса о плате за негативное воздействие на окружающую среду не окажет никакого влияния на собственно окружающую среду, поскольку плата, в конечном счете, будет заключаться в перекладывании денег из одного бюджетного кармана в другой».

Еще одна проблема, которая «всплыла», по мнению адвоката, в этом деле, – то, что суды зачастую принимают решения, не вникая в суть ситуации: «Так, при первом рассмотрении дела первая инстанция даже не упоминает в решении доводы ответчика о том, что он фактически очищает, а не загрязняет воду, а очистить ее лучше у него нет технической возможности. Суд апелляционной инстанции упоминает эти доводы в решении, но отвергает их без всякого разбора, и лишь суд кассационной инстанции начал вдумываться в существо ситуации. В результате за два года судебных разбирательств дело не разрешено, а очистные сооружения так и не построены».

Рассказать: