×

ВС подтвердил, что гражданин-банкрот не вправе отказаться от наследства

Верховный Суд напомнил, что отказ должника от наследства ликвидного имущества в пользу заинтересованного лица причиняет вред правам кредиторов
Эксперты «АГ» согласились со справедливостью позиции ВС, а также разъяснили порядок получения и отказа от наследства в случае банкротства наследника.

Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС18-13167, в котором подтвердил, что гражданин-банкрот не вправе отказаться от наследства, если оно представляет собой ликвидное имущество.

В 2016 г. индивидуальный предприниматель Наталья Романова была признана несостоятельной, и в отношении нее была введена процедура банкротства. Позже финансовый управляющий подал в суд заявление о признании недействительной сделкой отказа Романовой от наследства матери в пользу своей сестры Ольги Махориной. В сентябре 2017 г. Арбитражный суд Московской области удовлетворил заявленные требования, а суд апелляционной инстанции вынесенное определение оставил без изменения.

Было установлено, что на дату совершения сделки у Романовой имелись неисполненные обязательства в сумме 28 963 000 руб. Суды пришли к выводу, что безвозмездный отказ от наследства имущества в виде квартиры, земельного участка и денежных вкладов в пользу заинтересованного лица при наличии существенной задолженности по обязательствам был направлен на сокрытие ликвидного имущества от кредиторов. При этом не было представлено доказательств того, что Махориной как заинтересованному лицу не было известно о цели причинения вреда имущественным правам кредиторов отказом от наследства.

Вынося решения, суды посчитали, что финансовый управляющий представил достаточные доказательства, подтверждающие заявленные им требования. Однако Наталья Романова не согласилась с выводами судов и обратилась с жалобой в суд кассационной инстанции. Она утверждала, что финансовый управляющий не привел доказательств в обоснование применения абз. 2 ч. 2 ст. 61.2 Закона о несостоятельности, который включает одно из условий, подтверждающих цель причинения вреда имущественным правам кредиторов. Заявитель настаивала на отсутствии подтверждения того, что стоимость переданного в результате совершения сделки имущества составляет 20 и более процентов балансовой стоимости активов должника.

Между тем суд кассационной инстанции согласился с выводами нижестоящих судов. После этого Наталья Романова подала жалобу в Верховный Суд, в которой просила отменить вынесенные судебные акты и направить спор на новое рассмотрение.

ВС РФ не усмотрел нарушений судами норм материального и процессуального права, согласился с их выводами и отказал Романовой в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам.

Комментируя определение ВС РФ, адвокат, управляющий партнер АБ ЕМПП Сергей Егоров назвал позицию Верховного Суда справедливой и обоснованной. Он напомнил, что отказ от наследства или его принятие является гражданско-правовой сделкой и подчиняется нормам Закона о несостоятельности, устанавливающим недействительность сделки банкрота, совершенной с целью причинения вреда кредиторам.

«В рассматриваемом случае сделка по отказу от принятия наследства была совершена в ущерб кредиторам банкрота, поскольку в результате нее в конкурсную массу не поступило имущество, – пояснил адвокат. – Даже если бы долги в наследственной массе превышали стоимость наследуемых активов, у банкрота-наследника не было бы законных аргументов по отказу от наследства. В последнем случае конкурсная масса все равно бы пополнилась, а кредиторы наследодателя получили бы право включиться в реестр кредиторов наследника на общих с другими кредиторами правах. Можно сказать, что вопросы получения или отказа от наследства в случае банкротства наследника относятся к компетенции кредиторов банкрота».

Старший партнер ЮБ «Байбуз и партнеры» Вадим Байбуз пояснил, что наследственная масса при проведении процедуры банкротства формируется путем применения всех допустимых законом механизмов. Опытные юристы и финансовые управляющие при проведении финансового анализа не только руководствуются данными из госреестров и банковских счетов, но и проверяют семейные отношения должника, лиц, имеющих с ним родственные связи. И должники понимают, что наследство в случае смерти родственника может пополнить конкурсную массу.

«Отказ от наследства в пользу близкого родственника – один из самых распространенных способов “спасения” имущества от кредиторов, – продолжил эксперт. – Но здесь могут возникнуть проблемы. Не каждый человек доверяет родственникам по боковой линии – братьям и сестрам, и поэтому порой предпринимаются попытки сделать завещательный отказ в пользу своих детей. Однако наследственное законодательство не позволяет нарушать очередность призвания к наследованию, поэтому такой отказ не может быть совершен. В таких случаях должники вынуждены отказываться от наследства в пользу братьев и сестер, как и в рассмотренном Верховным Судом деле».

Вадим Байбуз добавил, что бывают ситуации, когда наследуются семейные реликвии, но закон требует к ним такого же подхода, как и к остальному имуществу. «Реликвии и семейные ценности не входят в список имущества, подлежащего исключению из конкурсной массы согласно п. 3 ст. 213.25 Закона о несостоятельности, ст. 446 ГК РФ. Остается только посочувствовать таким должникам», – заключил он.

Рассказать: