×

ВС: При расчете компенсации за незаконное уголовное преследование учитывается и ущерб деловой репутации

Три инстанции не обратили внимания на то, что реабилитирован директор турагентства, а мошенничество, к которому он оказался не причастен, связано с деньгами фонда поддержки малого предпринимательства
Фото: «Адвокатская газета»
Одна из экспертов «АГ» считает, что определение Верховного Суда поможет сократить количество дел, которые заканчиваются необоснованными решениями. Вторая добавила, что реабилитированные нечасто обращаются за компенсацией имущественного вреда, в том числе потерянной из-за уголовного преследования прибыли.

Верховный Суд напомнил, что при расчете компенсации морального вреда из-за незаконного уголовного преследования имеет значение и ущерб для деловой репутации реабилитированного (Определение по делу № 45-КГ20-25-К7).

Читайте также
Суд взыскал компенсацию в 700 тыс. руб. за незаконное уголовное преследование сроком более 6 лет
Он счел, что заявленная истицей сумма (свыше 6 млн руб.) явно несоразмерна причиненному ей моральному вреду
19 Декабря 2019 Новости

В январе 2014 г. в отношении Ф. возбудили уголовное дело о мошенничестве (ч. 3 ст. 159 УК). Женщину задержали и заключили под стражу, а через месяц изменили меру пресечения на залог. Позднее ей предъявили обвинение по двум эпизодам – в мошенничестве и в покушении на него (ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. ч. 4 ст. 159 УК). Однако Октябрьский районный суд Екатеринбурга решил, что женщина не причастна к преступлению и оправдал ее.

За три с половиной года незаконного уголовного преследования Ф. потребовала от государства 3 млн руб. компенсации морального вреда. Ленинский районный суд Екатеринбурга удовлетворил требования частично – взыскал 50 тыс. руб. Истец не доказала, что ее здоровье ухудшилось из-за ненадлежащих условий в СИЗО, пояснила первая инстанция. Женщина ссылалась на «физическое, психическое и психологическое воздействие должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование», но не обжаловала их действия в суде. Эти утверждения, как и довод о нравственных переживаниях из-за госпитализации в психиатрический стационар, Ф. не подтвердила, решила первая инстанция.

Читайте также
В ГК вновь предлагается установить минимальный размер компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование
Ранее законопроект был отклонен из-за отсутствия заключения правительства, необходимого в связи с возможным увеличением расходов федерального бюджета
20 Июля 2020 Новости

Апелляция и Седьмой кассационный суд общей юрисдикции согласились с таким подходом, поэтому Ф. обратилась в Судебную коллегию по гражданским делам ВС РФ. Проанализировав Конституцию, УПК, ГК, постановления Пленума ВС о компенсации морального вреда и о реабилитации в уголовном судопроизводстве, а также позицию ЕСПЧ по делу «Максимов против России», Верховный Суд пришел к выводу, что «размер компенсации морального вреда определяется исходя из установленных при разбирательстве дела характера и степени понесенных истцом физических или нравственных страданий, связанных с его индивидуальными особенностями, и иных заслуживающих внимания обстоятельств конкретного дела».

В данном случае, пояснил он, нижестоящие инстанции не учли процессуальные особенности уголовного преследования и меры процессуального принуждения, которые ограничили права Ф. и отразились на ее личной и семейной жизни, а также на «характеристике по месту работы».

Верховный Суд обнаружил, что в исковом заявлении женщина указывала: действия следователя по проведению в ее отношении амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы признаны незаконными. Однако три инстанции проигнорировали этот довод. «Кроме того, суд первой инстанции вообще не исследовал обстоятельства причинения ущерба деловой репутации истца в результате незаконного уголовного преследования, в то время как Ф. на момент предъявления обвинения в совершении ею такого преступления, как мошенничество, заключающегося в хищении принадлежащих территориальному фонду поддержки малого предпринимательства денежных средств, работала директором туристического агентства», – подчеркнул ВС.

Читайте также
Судья ВС призывает коллег быть внимательнее к искам ПФР и мотивировать компенсации морального вреда
Председатель судебного состава по трудовым и социальным делам Судебной коллегии по гражданским делам ВС Людмила Пчелинцева отметила, что пенсионные органы массово приходят в суды за взысканием с граждан переплат по пенсиям
10 Февраля 2021 Новости

По его мнению, решение первой инстанции не законно и не обоснованно потому, что суд не мотивировал размер компенсации. В итоге ВС направил дело на новое рассмотрение в апелляцию, объяснив это требованиями о разумном сроке судопроизводства.

Адвокат КА «Дом Права» Оксана Зубкова считает, что позиция Верховного Суда должна стать определяющей и руководящей при принятии решений о компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием. «Это определение будет способствовать сокращению количества дел, заканчивающихся вынесением необоснованных решений. Суды первой инстанции будут обязаны руководствоваться позицией ВС и определять объективный размер компенсации, соразмерный срокам и характеру незаконного уголовного преследования», – считает эксперт.

С Верховным Судом согласна и юрист ООО «Центр практических консультаций» Оксана Труфанова. По ее мнению, нижестоящие суды не только не дали оценку фактическим обстоятельствам дела, но и назначили «крайне ничтожную» компенсацию, которая не соответствует принципам разумности и справедливости. «Увы, такие решения не редкость – когда человек, подвергнутый незаконному уголовному преследованию, будучи реабилитированным, получает 50 тыс. руб. компенсации. Очень жаль, что в нашей стране судьи не отвечают за незаконные решения, не несут никакой ответственности. Я как юрист не могу говорить о моральной составляющей таких процессуальных документов – думаю, она всем понятна, – скажу, что ВС и суды кассационной инстанции, хоть и не часто, но встают на сторону реабилитированного заявителя и возвращают дела на новое рассмотрение», – отметила эксперт.

Сейчас Оксана Труфанова сопровождает похожее дело: гражданина обвиняли в совершении тяжкого преступления, но суд с участием присяжных его оправдал. «Приговор устоял в ВС РФ, но, обратившись в суд за возмещением имущественного вреда в рамках ст. 135 УПК РФ, мы столкнулись с препятствием. Сначала первая инстанция пыталась принять заявление как гражданское дело, а затем, когда кассация постановила рассмотреть его по УПК, назначила за 740 дней содержания под стражей вместо запрошенных 20 млн руб. 500 тыс. компенсации. Апелляция оставила решение в силе, а кассация вернула дело в апелляцию, и сумма была увеличена до 2 млн руб. В настоящее время мы вновь обратились в кассацию, так как с такой компенсацией тоже не согласны», – рассказала юрист.

По ее словам, доверитель не получил никаких извинений от государства. «Более того, прокуратура до сих пор настаивает на виновности и раздает интервью СМИ о том, что оправдательный вердикт является ошибкой. Эти вещи, безусловно, тоже должны обжаловаться, необходимо подавать иски и к таким прокурорам», – считает Оксана Труфанова.

Есть и другой момент, добавила она: люди редко обращаются за компенсацией имущественного вреда (например, потерянной из-за уголовного преследования прибыли). «Так же, как и не обращаются за компенсацией морального вреда их родственники, которые, по сути, точно так же пострадали от незаконного уголовного преследования своих близких. А данные дела имеют огромные перспективы в ЕСПЧ», – заметила эксперт

Рассказать:
Дискуссии
«Стоимость» человеческой жизни
«Стоимость» человеческой жизни
Правосудие
26 Февраля 2021
Яндекс.Метрика