×

ВС признал незаконным отказ ЗАГСа раскрыть тайну усыновления

Нижестоящие суды отказали заявителю в получении информации о ее биологических родителях, которая необходима для диагностики наследственного заболевания
Фото: «Адвокатская газета»
Старший юрист правозащитной группы «Команда 29» Максим Оленичев считает, что решение ВС поможет его клиенту получить информацию, важную для сохранения здоровья.

23 августа ВС РФ вынес решение об удовлетворении кассационной жалобы Ольги Ледешковой на решения трех судебных инстанций, отказавших ей в получении сведений о биологических родителях.

Ольгу Ледешкову удочерили в месячном возрасте, поскольку родная мать от нее отказалась. Несколько лет назад у Ольги обнаружили заболевание, которое, по мнению врачей, может иметь наследственный характер. Чтобы провести диагностику и назначить адекватное лечение, врачам необходимы сведения о биологических родителях Ольги. С согласия усыновителей она обратилась в ЗАГС администрации Златоустовского городского округа с заявлением о предоставлении копии актовой записи о рождении из книги актов гражданского состояния, однако предоставить такую информацию ей отказались.

Ольга Ледешкова подала исковое заявление в Златоустовский городской суд Челябинской области с требованием признать отказ администрации незаконным. Суд в удовлетворении требования отказал, обосновав свою позицию тем, что закон не обязывает должностных лиц ЗАГСа предоставлять по заявлениям граждан копии актовых записей из книги актов гражданского состояния, поскольку они относятся к персональным данным, а истица в соответствии с законом не включена в состав лиц, которым могут быть предоставлены требуемые сведения.

Также суд указал на отсутствие оснований для выдачи копии первоначального свидетельства о рождении, поскольку «повторные свидетельства и иные документы, подтверждающие государственную регистрацию акта гражданского состояния с первоначальными сведениями, не могут быть выданы», а доводы о согласии усыновителей на раскрытие тайны усыновления не являются достаточным основанием для удовлетворения требований истца, поскольку также затрагивают интересы биологических родителей.

Апелляционная и кассационная инстанции оставили жалобы Ольги без удовлетворения. Апелляция указала, что биологическая мать истицы отказалась от родительских прав, однако данных о том, готова ли она раскрыть информацию о себе третьим лицам, не имеется. Суд согласился с выводами первой инстанции о том, что сведения о биологической матери относятся к персональным данным. Кассация поддержала доводы апелляции, добавив, что согласие приемных родителей на раскрытие тайны усыновления не свидетельствует о соблюдении прав биологической матери, а оспариваемый ответ органов ЗАГС не нарушает прав истицы.

Обжалуя судебные акты в ВС, Ольга Ледешкова отметила, что они приняты с существенным нарушением норм материального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав. Заявитель просила отменить решения судов первой и апелляционной инстанций, а также признать отказ ЗАГСа незаконным и обязать его предоставить запрашиваемые документы.

В кассационной жалобе (имеется в распоряжении «АГ») заявитель полагает необоснованным довод суда о том, что запись акта о ее рождении содержит персональные данные, которые в соответствии с п. 1 ст. 12 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» являются информацией, доступ к которой ограничен в соответствии с федеральными законами и разглашению не подлежат. В этом же решении суд подчеркнул, что «указанные положения закона направлены на соблюдение прав человека и гражданина, защиту их от нарушений вследствие недобросовестного использования сведений, носящих конфиденциальный характер».

Заявитель полагает данные выводы необоснованными.

Во-первых, суд не доказал, что целью истца является «недобросовестное использование сведений» о биологических родителях. Напротив, ее интерес связан с необходимостью установить наличие или отсутствие генетически обусловленных заболеваний.

Во-вторых, при отказе от родительских прав биологическая мать не выражала запрет на сообщение сведений о ней ребенку – в тот момент законодательство о персональных данных отсутствовало.

В-третьих, ст. 139 СК РФ допускает раскрытие тайны усыновления при наличии согласия усыновителей. Поскольку усыновители согласны, сведения о биологических родителях, хранящиеся в ЗАГСе в виде записи акта о рождении, не могут являться конфиденциальными.

Заявитель отметила, что суд кассационной инстанции впервые при рассмотрении дела применил ст. 24 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье, а также ст. 110 Кодекса о браке и семье РСФСР, действовавших на момент удочерения, однако истолковал их с существенным нарушением норм материального права.

Кроме того, по мнению заявителя, суды не применили правовую позицию КС, выраженную в Постановлении от 16 июня 2015 г. № 15-П, о том, что тайна усыновления не носит абсолютный характер и при согласии усыновителей может быть раскрыта (абз. 1, 2, посл. абз. п. 4). КС указал, что «усыновленный ребенок вправе знать о происхождении своих родителей, о своих предках, эти сведения являются незаменимыми для раскрытия генетической истории семьи и выявления биологических связей… в частности при необходимости выявления (диагностики) наследственных заболеваний» (абз. 1 п. 5.1). Таким образом, для предоставления сведений достаточно обосновать причину необходимости в них.

В жалобе заявитель также обратила внимание на неприменение закона, подлежащего применению. В частности, государство, регистрируя акты рождения, накапливает соответствующую информацию, которая в силу действующего правового регулирования  является информацией о деятельности органов государственной власти, в связи с чем гражданин имеет право запрашивать и получать такие сведения.

По мнению заявителя, непредоставление ЗАГСом сведений о биологической матери при наличии согласия усыновителей на раскрытие тайны усыновления нарушило ее право на информацию, предусмотренное ч. 4 ст. 29 Конституции РФ, ст. 139 СК РФ, ст. 47 Закона об актах гражданского состояния, п. 1, 2 ст. 8 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», а также ст. 1, п. 1 ст. 19 Федерального закона от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления».

Выводы суда об отсутствии оснований для выдачи копии первоначального свидетельства о рождении, по мнению заявителя, также неверны, поскольку речь шла о копии свидетельства, содержащего сведения о биологических родителях, а не повторного свидетельства о рождении.

В заключение заявитель отметила, что суд кассационной инстанции ошибочно пришел к выводу, что поскольку вопрос о раскрытии тайны усыновления затрагивает права и законные интересы и истца, и биологической матери, то спор может быть разрешен не в рамках публичного спора, а в исковом порядке. Указанный вывод, как считает заявитель, противоречит порядку разрешения таких споров, установленному гл. 22 КАС РФ, и сути спора, поскольку носит публично-правовой характер и подлежит разрешению по правилам КАС РФ.

ВС принял решение об удовлетворении жалобы и направил дело на новое рассмотрение.

Комментируя «АГ» решение Суда, Максим Оленичев отметил, что это первый случай, когда Верховный Суд рассмотрел подобную жалобу. Юрист считает его шагом вперед в решении данной проблемы.

Он выразил надежду, что мотивировочная часть будет содержать указания нижестоящим судам проверить вопросы соблюдения прав заявителя на получение информации от государства о ее биологических родителях: «Нижестоящие суды будут вновь рассматривать это дело. Если иск будет удовлетворен, Ольга сможет узнать Ф.И.О. биологической матери и только после этого – искать ее и просить предоставить доступ к информации о ее здоровье, но это будет уже следующий шаг», – добавил он.

Рассказать: