×

ВС разрешил обжаловать частные определения в арбитражном процессе

Верховный Суд обязал рассмотреть жалобу арбитражного управляющего на определение, которое умаляет его профессиональный авторитет и влечет перспективу утраты статуса
Фото: «Адвокатская газета»
Эксперты «АГ» поддержали позицию Суда и отметили неоднозначность проблемы. Один из них указал, что ВС фактически «отреставрировал» институт частного определения, вернув его к ранее существовавшим реалиям. Другой подчеркнул ценность определения именно для арбитражных управляющих.

6 августа Верховный Суд вынес Определение № 304-ЭС18-3461, в котором рассмотрел вопрос о возможности обжаловать частное определение, несмотря на то, что законом он прямо не урегулирован.

Решением арбитражного суда Республики Алтай индивидуальный предприниматель Романи Леванович Панчулидзе признан несостоятельным, введена процедура реализации, назначен финансовый управляющий Борис Александрович Степанов.

Позже производство по делу о банкротстве было прекращено в связи с заявлением третьего лица о намерении удовлетворить требования кредиторов должника.

После этого суд первой инстанции по своей инициативе вынес частное определение, в котором руководителям Ассоциации арбитражных управляющих и Росреестру по Алтайскому краю предписано обратить внимание на допущенные арбитражным управляющим Степановым нарушения действующего законодательства и принять меры по предотвращению подобных нарушений.

Суд обратил внимание на непринятие Степановым мер по сохранности имущества должника, содействие в выводе имущества из конкурсной массы, нарушение прав и законных интересов должника и кредиторов, недобросовестность и злоупотребление правом.

Арбитражный управляющий не согласился с такими выводами и обратился в суд апелляционной инстанции с жалобой на определение. Апелляция производство по жалобе прекратила, кассация решение поддержала.

Суды сослались на положения п. 1 ч. 1 ст. 150, ст. 188, 188.1 АПК РФ, а также разъяснения, содержащиеся в п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 28 мая 2009 г. № 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции». Они исходили из того, что возможность обжалования частного определения не предусмотрена законом; кроме того, оно не препятствует дальнейшему движению дела.

Верховный Суд высказал противоположную точку зрения. Он указал, что по смыслу положений ст. 188.1 АПК РФ институт частного определения направлен на устранение нарушений законности органами публичной власти, должностными и иными лицами, которые выявлены арбитражным судом в ходе судебного процесса. Неисполнение частного определения влечет предусмотренную законодательством ответственность. Обжалование частного определения нормой не предусмотрено. Вместе с тем, поскольку такое определение непосредственно затрагивает права и законные интересы лиц, в отношении которых оно вынесено, последние должны иметь возможность представить свои возражения относительно установленных таким судебном актом обстоятельств и данной судом правовой оценки.

В рассматриваемом случае обжалуемое частное определение умаляет авторитет арбитражного управляющего как субъекта профессиональной деятельности и влечет для него соответствующие правовые последствия, вплоть до утраты статуса.

«Поскольку восстановление нарушенных принятием незаконного и необоснованного судебного акта прав и законных интересов лица осуществляется через механизм его обжалования, лишение Степанова Б.А. такой возможности ограничивает гарантированное статьей 46 Конституции Российской Федерации право на судебную защиту», – заключил Суд. Дело было направлено в апелляцию для рассмотрения жалобы Степанова по существу.

Адвокат юридической фирмы «ЮСТ» Олег Кузьмичёв отметил, что полномочия выносить частные определения появились у арбитражных судов в 2016 г., что не является безусловной новеллой арбитражного процессуального законодательства: «Ранее действовавший АПК РФ 1995 г. знал институт частного определения и прямо предусматривал возможность обжалования таких судебных актов».

Эксперт пояснил, что действующий закон делит определения судов на «обжалуемые» и «необжалуемые». Могут быть обжалованы такие определения, которые препятствуют дальнейшему движению дела либо возможность подачи жалобы на которые предусмотрена прямо.

«Частные определения этим критериям не соответствуют, поэтому обжаловаться не должны. Руководствуясь такой логикой, суды преимущественно прекращали производство по апелляционным жалобам, поданным на частные определения. Вместе с тем при вынесении частного определения суд устанавливает фактические обстоятельства и делает вывод о нарушении лицом того или иного закона, что может послужить основанием для привлечения его к ответственности. В этой связи выглядит разумным и справедливым предоставить такому лицу возможность проверить эти выводы в суде вышестоящей инстанции», – считает Олег Кузьмичёв.

Адвокат утверждает, что несмотря на стройность предусмотренной АПК РФ дихотомии региональная практика не была однородной. Понимая сложность проблемы и отсутствие необходимого для ее разрешения процессуального инструментария, некоторые арбитражные суды даже применяли к гражданским правоотношениям по аналогии нормы КАС РФ, который допускает возможность обжалования частного определения (например, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 ноября 2017 г. по делу № А32-12661/2017).

«Верховный Суд поддержал региональную практику и фактически “отреставрировал” институт частного определения, вернув его к ранее существовавшим реалиям. Примечательно, что для этого ВС не стал прибегать к аналогии закона и счел достаточным прямое применение ст. 46 Конституции РФ», – заключил эксперт.

Старший юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко подчеркнула, что подход, который применил ВС, был сформулирован еще в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда за третий квартал 2003 г., но применительно к аналогичным положениям ГПК РФ (вопрос 21).

«Арбитражные суды нередко руководствуются этой позицией, указывая, что природа частного определения одинакова вне зависимости от вида суда, его вынесшего, – суд общей юрисдикции или арбитражный суд (например, постановление Арбитражного суда Центрального округа от 14 февраля 2018 г. по делу № А09-16692/2015). Принятие Верховным Судом определения по данному вопросу в рамках арбитражного процесса должно положительно сказаться на судебной практике, сделать ее более единообразной», – констатирует юрист.

Александра Улезко отметила важность позиции ВС именно для арбитражных управляющих, для которых подобные частные определения могут являться основанием для возбуждения дела об административном правонарушении по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, а обстоятельства, установленные в них, – впоследствии быть положены в основу постановления о привлечении к административной ответственности. Это, в свою очередь, в соответствии с ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ может привести к дисквалификации арбитражного управляющего.

Старший консультант юридической компании «Каменская & партнеры» Алексей Потребич также подчеркнул преемственность позиции, выраженной в Обзоре 2003 г.

Он полностью поддерживает мнение ВС и считает, что частные определения должны подпадать под механизм судебной проверки в вышестоящих инстанциях, поскольку в них часто содержатся нормативные предписания, а также устанавливаются фактические обстоятельства в отношении определенных лиц. В связи с чем у последних возникает правовой интерес в проверке обоснованности выводов, содержащихся в частных определениях.

При этом Алексей Потребич указывает, что вопрос о правомочной инстанции для рассмотрения жалобы – апелляционная или кассационная – остается неразрешенным.

«Если следовать разъяснениям ВС РФ, данным в Обзоре 2003 г., то жалобу надо подавать в окружную кассацию. Такая практика распространена в Московском округе (см. постановления АС Московского округа от 21 мая 2018 г. по делу № А40-231066/2015; от 12 февраля 2018 г. по делу № А40-114028/2016). Однако в других округах практикуется полный пересмотр (см. постановления АС Центрального округа от 14 февраля 2018 г. по делу № А09-16692/2015; АС Северо-Кавказского округа от 22 ноября 2017 г. по делу № А32-12661/2017)», – рассказал эксперт.

Он уверен, что частные определения должны быть подвергнуты полному пересмотру, поскольку в большинстве случаев потребуется пересмотр судебного акта по правилам судебной инстанции, правомочной устанавливать фактические обстоятельства дела и производить оценку доказательств.

Рассказать: