×

ВС разъяснил нюансы перехода права собственности на квартиру, продавец которой умер после ее продажи

Верховный Суд напомнил, что отсутствие госрегистрации перехода права собственности к покупателю не приводит к признанию недействительным договора продажи жилья, заключенного между ним и продавцом
По мнению одного из адвокатов, выводы, изложенные в определении, соответствуют актуальной практике, поскольку нижестоящие суды не определили предмет доказывания как совокупность обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. Вторая считает, что направление спора на новое рассмотрение в первую инстанцию является единственно верным решением. Третья предположила, что при новом рассмотрении дела первая инстанция признает право на приобретенную с торгов квартиру за последним собственником, который обратился с жалобой в ВС, что будет соответствовать основным принципам справедливости и законности.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда опубликовала Определение от 22 марта № 78-КГ21-59-КЗ по делу об оспаривании права собственности гражданина на квартиру, приобретенную им у собственника незадолго до смерти последнего.

14 марта 2016 г. житель г. Санкт-Петербурга К. продал свою квартиру Сергею Макарову по договору купли-продажи и спустя две недели скончался, не оставив наследников. 12 мая новый собственник квартиры обратился в городское управление Росреестра, которое оформило переход права собственности, руководствуясь имеющейся в деле нотариальной доверенностью К. на имя своего представителя А., получившего право представлять интересы доверителя во всех госорганах.

Впоследствии Сергей Макаров сдал квартиру в залог по договору денежного займа, заключенному с Никитой Тыриным. Поскольку заемщик не исполнил обязательства перед заимодавцем, что было зафиксировано в соответствующем судебном решении, принадлежавшая ему квартира была продана с публичных торгов Илье Хубаеву за 2,9 млн руб. Далее победитель торгов обратился в петербургское управление Росреестра для регистрации права собственности на жилье, однако ему было отказано со ссылкой на то, что собственником квартиры по-прежнему является Сергей Макаров.

Впоследствии администрация Невского района С.-Петербурга обратилась в суд с иском к Сергею Макарову о признании недействительной госрегистрации права собственности ответчика на указанную недвижимость. В документе отмечалось, что спорное жилье является выморочным, а право собственности ответчика было зарегистрировано уже после смерти К. и на основе выданной покойным своему представителю А. доверенности, которая на момент обращения в орган Росреестра прекратила действие ввиду смерти доверителя. В связи с этим, по мнению истца, переход права собственности к ответчику не состоялся.

Третье лицо по делу – Илья Хубаев, заявив самостоятельные требования относительно предмета спора, просил суд признать за ним право собственности на спорную квартиру со ссылкой на то, что именно он был признан победителем торгов по реализации данного жилья. По словам заявителя, он полностью расплатился за квартиру и является добросовестным приобретателем, а факт смерти К. до госрегистрации перехода права собственности к Сергею Макарову не может служить основанием для признания договора продажи квартиры ответчику незаключенным или недействительным.

Суд первой инстанции удовлетворил иск районной администрации и отказал в удовлетворении самостоятельных требований Ильи Хубаева. Таким образом, суд счел, что заключенный между К. и Сергеем Макаровым договор купли-продажи спорной квартиры является ничтожным, поскольку заявление о госрегистрации перехода права собственности от имени К. было подано его представителем на основании доверенности, утратившей силу в связи со смертью доверителя. Квартира выбыла из собственности К. помимо его воли и может быть истребована в пользу города как выморочное имущество, независимо от добросовестности последующих приобретателей такого жилья. Апелляция и кассация поддержали такое решение.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Илья Хубаев оспорил указанные судебные акты. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС отметила, что соглашение по всем существенным условиям сделки купли-продажи спорной квартиры от 14 марта 2016 г. между К. и Сергеем Макаровым было достигнуто, а сделка – исполнена. Отсутствие госрегистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к покупателю не является основанием для признания недействительным договора купли-продажи, заключенного между покупателем и продавцом (п. 60 Постановления Пленума ВС № 10 и Пленума ВАС РФ № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

В связи с этим Верховный Суд счел, что нарушения, допущенные при регистрации перехода права собственности на спорную квартиру к Сергею Макарову по договору купли-продажи от 14 марта 2016 г., не могут служить основанием для признания указанной сделки недействительной. При этом иных оснований для признания договора недействительным не было установлено нижестоящим судом, который ограничился лишь ссылкой на то, что К. при жизни не обращался за регистрацией перехода права собственности на квартиру к Сергею Макарову.

ВС добавил, что нижестоящие суды не установили предмет доказывания по этому делу в качестве совокупности обстоятельств, подлежащих доказыванию. Так, вопрос о наличии воли К. на отчуждение принадлежавшей ему квартиры судом фактически не исследовался. При непредставлении районной администрацией доказательств, свидетельствующих об отсутствии воли собственника спорной квартиры на ее отчуждение, суд не дал оценку тому обстоятельству, что 13 мая 2015 г. К. выдал А. нотариально удостоверенную доверенность на право представлять свои интересы во всех госорганах для отчуждения принадлежащего ему жилья. В свою очередь, отказ суда в удовлетворении заявленных Ильей Хубаевым требований о признании за ним права собственности на спорное имущество также нельзя признать обоснованным.

«Как установлено судом и никем из сторон не оспаривалось, Илья Хубаев приобрел право собственности на спорную квартиру по результатам проведения торгов по продаже арестованного имущества, стоимость спорного жилого помещения Ильей Хубаевым полностью оплачена. Решение Пушкинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 8 ноября 2017 г., которым было обращено взыскание на спорную квартиру путем продажи с публичных торгов, вступило в законную силу. Действия судебного пристава-исполнителя, возбудившего исполнительное производство по обращению взыскания на спорное имущество и передавшего его на торги, незаконными, а сами торги и заключенный по их результатам договор купли-продажи спорной квартиры с Ильей Хубаевым недействительными признаны не были и никем из сторон не оспорены. При таких обстоятельствах вынесенное по делу решение нельзя признать отвечающим требованиям ст. 195 ГПК РФ», – указал ВС и отменил акты нижестоящих судов, вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат АБ г. Москвы «Инфралекс» Ирина Зимина полагает, что изложенные в определении выводы Верховного Суда соответствуют актуальной судебной практике. Она напомнила, что согласно ст. 1 Закона о госрегистрации недвижимости под государственной регистрацией понимается юридический акт признания и подтверждения возникновения, изменения, перехода, прекращения права лица на недвижимое имущество или ограничения такого права и обременения такого имущества. «По смыслу данной нормы и других положений закона госрегистрация не порождает право, а лишь подтверждает его наличие или возникновение со стороны государства путем внесения записи в ЕГРН, что подтверждается судебной практикой», – заметила адвокат.

В рассматриваемом деле, по ее мнению, Верховный Суд сделал важный вывод о том, что нижестоящие суды при вынесении постановлений не выполнили возложенную на них процессуальным законодательством обязанность по определению предмета доказывания как совокупности обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. «ВС указал, что судами не был исследован вопрос о наличии воли умершего по распоряжению своей квартирой, поскольку суды не дали оценку тому обстоятельству, что продавец при жизни выдал нотариально удостоверенную доверенность А., предоставив ему право представлять свои интересы во всех госорганах для отчуждения принадлежащей ему квартиры. Кроме того, суды не учли вопрос о правомерности требований Ильи Хубаева на квартиру», – добавила Ирина Зимина.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Мария Тюрина считает верной позицию Верховного Суда, поскольку нижестоящие суды не исследовали вопрос порока воли умершего. «ВС указал, что в материалах рассматриваемого дела не содержится оснований для признания договора купли-продажи недействительным по основанию ничтожной сделки: соглашение по всем существенным условиям сторонами было достигнуто, а сама сделка –исполнена. Факт отсутствия воли К. на отчуждение квартиры не был подтвержден. Таким образом, решение Суда о направлении дела на новое рассмотрение ввиду существенных нарушений норм материального и процессуального права видится единственно верным», – пояснила она.

Адвокат КА г. Москвы «Минушкина и партнеры» Мария Блинкова напомнила, что под выморочным имуществом законодательство определяет имущество, на которое нет наследников ни по закону, ни по завещанию, либо наследники отказались от наследства или пропустили срок его принятия без уважительных причин. «Фактически право на выморочное имущество формируется по остаточному принципу. Учитывая то, что в законе отсутствует порядок учета и перехода прав на такое имущество, а также то, что на сегодняшний день нет установленного процессуального порядка принятия такого имущества, наблюдаются подобные интересные судебные процессы, в которых конечное решение приходится принимать Верховному Суду», – отметила она.

Адвокат предположила, что при новом рассмотрении дела суд первой инстанции признает право на купленную с торгов квартиру за последним собственником, который обратился с жалобой в Верховный Суд, что будет соответствовать основным принципам справедливости и законности.

Рассказать:
Яндекс.Метрика