×

ВС разъяснил положение Закона о банкротстве об исключении депозита нотариуса из конкурсной массы

Верховный Суд считает, что законодатель указал не на исключение обязательства из конкурсной массы, а на изменение очередности удовлетворения соответствующего требования – средства на депозите нотариуса имеют приоритет
По мнению экспертов, своим определением ВС поставил точку в спорах судов о том, какие денежные средства на депозитном счете нотариуса подлежат исключению из конкурсной массы. При этом они указали, что соответствующая законодательная норма написана небрежно и имеет неоднозначное толкование.

9 июля Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 308-ЭС18-2706, в которым разъяснила положение п. 2 ст. 189.91 Закона о банкротстве и подтвердила законность исключения средств на депозите нотариуса из конкурсной массы банкротящегося банка.

В июле 2017 г. нотариус Ия Горбункова открыла депозитный счет в московском отделении банка «Развитие». В конце октября 2016 г. определением Арбитражного суда Карачаево-Черкесской Республики было возбуждено дело о банкротстве банка, а в декабре он был признан несостоятельным. После открытия конкурсного производстваa функции конкурсного управляющего были возложены на Агентство по страхованию вкладов.

Нотариус дважды обращалась к АСВ с заявлением об исключении находящихся на ее депозитном счету 165,5 млн руб. из конкурсной массы должника и о перечислении их на ее депозитный счет в другом банке. В январе 2017 г. Агентство направило отказ на ее заявления, указав, что оснований для исключения указанных средств из конкурсной массы нет. Тогда Ия Горбункова обратилась в арбитражный суд с иском о признании этого отказа незаконным.

Суд первой инстанции принял решение о частичном удовлетворении иска: денежные средства на депозите нотариуса из конкурсной массы исключить в полном объеме и перевести их на депозитный счет нотариуса в другой кредитной организации, а производство по делу о признании отказа агентства не соответствующим закону прекратить. При этом суд исходил из того, что такое исключение прямо предусмотрено п. 2 ст. 189.91 Закона о банкротстве. Кроме того, суд пришел к выводу, что положения ч. 18.1 ст. 23 Федерального закона от 29 декабря 2015 г. № 391-ФЗ, которым в Закон о банкротстве внесены уточнения, применяются к денежным средствам, внесенным на депозит нотариуса в тех кредитных организациях, дело о банкротстве которых было возбуждено после вступления указанного закона в силу (то есть после 29 декабря 2015 г.). 

Впоследствии суд апелляционной инстанции уменьшил сумму, подлежащую исключению из конкурсной массы, на том основании, что исключению подлежат лишь денежные средства, поступившие на депозит нотариуса после вступления в силу соответствующих изменений в Закон о банкротстве, то есть чуть более 133 млн руб. Окружной суд оставил решение апелляции без изменений.

Нотариус и АСВ подали в ВС РФ кассационные жалобы. Нотариус – об отмене постановлений апелляционного и окружного судов и оставлении в силе решения суда первой инстанции. Агентство – об отмене всех вынесенных ранее судебных актов и принятии нового – об отказе в удовлетворении требования нотариуса об исключении денежных средств из конкурсной массы. 

Кроме того, агентство обратилось с ходатайством о направлении запроса в Конституционный Суд РФ о проверке конституционности п. 2 ст. 189.91 Закона о банкротстве в редакции закона № 391-ФЗ, с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 360-ФЗ.

Судебная коллегия ВС оставила это ходатайство без удовлетворения, отметив, что право на обращение в КС с запросом возникает при возникновении сомнений о соответствии примененного законоположения Конституции у самого ВС, а не у стороны по делу, а в данном случае неопределенность не усматривается. 

Рассмотрев доводы жалоб, материалы дела и выслушав представителей сторон, Верховный Суд пришел к выводу, что постановления судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене. 

ВС указал: эти суды не учли, что к нотариальным действиям относится, в частности, принятие в депозит денежных средств для передачи их кредитору, если обязательство не может быть исполнено должником, в том числе по независящим от кредитора обстоятельствам. При этом специфическими признаками нотариальной деятельности являются совершение нотариальных действий от имени государства, публичное признание нотариально оформленных документов. «Учитывая это, федеральный законодатель счел необходимым предоставить особую правовую защиту кредиторам, в пользу которых денежные средства вносились на депозитный счет нотариуса», – указал ВС.

По мнению Суда, АСВ справедливо указало, что размещенные на депозитных счетах нотариусов безналичные денежные средства не обособляются на специальных счетах и используются для ведения обычной банковской деятельности. Однако из смысла и содержания п. 2 ст. 189.91 Закона о банкротстве следует, что воля федерального законодателя направлена не на исключение обязательства из конкурсной массы, а на изменение очередности удовлетворения соответствующего требования – средства на депозите нотариуса имеют приоритет. Судебная коллегия добавила, что, таким образом, доводы АСВ о неисполнимости заявления нотариуса являются несостоятельными.

Комментируя «АГ» решение ВС, старший партнер юридического бюро «Байбуз и партнеры» Вадим Байбуз отметил, что судебная практика по данной категории дел в общем понимании правоприменения п. 2 ст. 189.91 Закона о банкротстве окончательно еще не сложилась. «ВС РФ в 2017 г. указывал о правильности его применения нижестоящими судами при наличии двух существенных обстоятельств: денежные средства внесены на депозитный счет нотариусов после дня вступления в силу Закона № 391-ФЗ; дело о банкротстве должника также возбуждено после вступления в силу данного закона (Определение от 28 декабря 2017 г. № 307-ЭС17-19403)», – пояснил эксперт. По его мнению, рассматриваемым определением ВС РФ поставил точку в спорах судов о том, какие денежные средства на депозитном счете подлежат исключению из конкурсной массы. 

Кроме того, Вадим Байбуз назвал интересным вывод Суда относительно смысла п. 2 ст. 189.91 касательно его применения к депозиту нотариуса. «На мой взгляд, имеет место не совсем понятное толкование положений данной нормы. Верховный Суд отходит от ее буквального содержания, в котором говорится именно об исключении имущества из конкурсной массы, и разъясняет, что имеет место преимущественное удовлетворение требования кредитора. Что скрывается за словом “приоритет”? Исполнение обязательства вне очереди? – размышляет эксперт. – Пункт 2 ст. 189.92 содержит закрытый список обязательств, которые исполняются вне очереди. К ним относятся исключительно текущие платежи. За исключением этого абзаца, определение систематизирует и окончательно разъясняет порядок правоприменения нормы об исключении денежных средств, находящихся на депозите нотариуса в банке-банкроте». 

В свою очередь адвокат Кирилл Горбатов считает, что ВС отчасти поправил законодателя, указав, что возвращение денежных средств с депозита нотариуса не является по существу исключением имущества из конкурсной массы банкрота. «Действительно, исключению из конкурсной массы могут подлежать только индивидуально-определенные вещи. Права требования к банку, которыми являются безналичные денежные средства на депозите нотариуса, не могут быть исключены из конкурсной массы, поэтому ВС верно указал, что, по сути, возвращение денежных средств в порядке ст. 189.19 Закона о банкротстве является в правовом смысле удовлетворением требований кредитора в порядке приоритета», – пояснил он.

По мнению эксперта, ВС дал правильное прочтение ст. 18.1 Закона № 391-ФЗ, согласно которой ст. 189.91 Закона о банкротстве применяется не к денежным средствам, внесенным после 29 декабря 2015 г., а к денежным средствам в кредитных организациях, банкротство которых начато после этой даты. При этом Кирилл Горбатов согласен с позицией АСВ в том, что сама ст. 18.1 закона № 391-ФЗ написана небрежно и позволяет толковать ее двояко.

Управляющий партнер юридической компании «Проценко и партнеры», адвокат Татьяна Проценко обратила внимание, что данное определение ВС – не первое, разъясняющее порядок применения рассматриваемой нормы (см. Определение от 7 мая 2018 г. по делу № А40-31573/2016). «Однако имеются еще и решения нижестоящих судов, которые противоречат данной позиции ВС РФ, – отметила адвокат. – Так, например, суды трех инстанций Московского округа (дело № А40-175205/2016) и суды Восточно-Сибирского округа (дело № А10-5051/2016) отказали нотариусам об исключении из конкурсной массы денежных средств, находящихся на депозитном счете. В настоящее время ВС по жалобам нотариусов истребовал данные дела». 

По мнению Татьяны Проценко, основную трудность применения п. 2 ст. 189.91 Закона о банкротстве вызывает у судов порядок определения сроков ее вступления в силу. «Суды, неправильно трактуя положение Закона № 391-ФЗ, изменившего данную норму, исключали из состава конкурсной массы средства, внесенные на депозит нотариуса, только после даты вступления закона в силу. Верховный Суд указал, что исключению подлежат все денежные средства, находящиеся на депозитном счете нотариуса в кредитной организации, в отношении которой дело о банкротстве возбуждено после указанной даты. Собственно, проблема возникла из-за одной запятой – по сути, суды запутались в правилах русского языка», – пояснила она.

Рассказать: