×

ВС разъяснил влияние аффилированности на выбор арбитражного управляющего

Президиум ВС РФ дополнил утвержденный в 2016 г. Обзор судебной практики по участию уполномоченных органов в делах о банкротстве новым пунктом
Фото: «Адвокатская газета»
Эксперты «АГ» неоднозначно отнеслись к дополнению. Двое из них полностью поддержали его внесение в обзор, отметив назревшую необходимость в правовой позиции ВС по этому вопросу. Третий эксперт считает дополнение неоднозначным с точки зрения правоприменения. По мнению четвертого эксперта, в 2019 г. можно будет ожидать повального назначения арбитражных управляющих путем их случайного выбора судами, однако проблему аффилированности это не решит.

26 декабря Президиум Верховного Суда РФ утвердил дополнение в Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденный 20 декабря 2016 г.

Как ранее писала «АГ», в обзор, подготовленный для унификации подходов судов к разрешению споров, вытекающих из участия уполномоченных органов в делах о банкротстве, вошли отдельные материалы судебной практики, связанные с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды, а также по иным вопросам, возникающим в связи с участием уполномоченных органов в делах о несостоятельности и в процедурах банкротства. 

Читайте также
28 позиций
Об Обзоре судебной практики по вопросам, связанным с участием управомоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, подготовленном Верховным Судом РФ
26 Декабря 2016 Мнения

Новый пункт (27.1) обзора касается утверждения кандидатуры временного управляющего. ВС указал, что таковым не может быть утверждено лицо, кандидатура которого предложена кредитором, аффилированным по отношению к должнику.

В качестве примера приводятся материалы дела, в котором кооператив обратился в арбитражный суд с заявлением о введении в отношении акционерного общества-должника процедуры наблюдения, признании требований кооператива обоснованными и включении их в реестр требований кредиторов с удовлетворением в третью очередь, а также об утверждении кандидатуры временного управляющего, предложенного кооперативом.

Затем с заявлением о банкротстве того же должника обратился банк, который предложил иную кандидатуру арбитражного управляющего. После возбуждения дела о несостоятельности банк погасил задолженность общества перед кооперативом и, полагая, что в данной ситуации именно его требование является первым обоснованным, попросил суд утвердить предложенную им кандидатуру арбитражного управляющего. Кроме того, банк поставил под сомнение независимость кандидатуры, предложенной кооперативом, ссылаясь на их аффилированность друг другу в силу ст. 19 Закона о несостоятельности (банкротстве).

Суд первой инстанции признал заявление банка обоснованным, ввел в отношении должника процедуру наблюдения, однако утвердил кандидатуру арбитражного управляющего, предложенную кооперативом. При этом суд исходил из того, что право выбора кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации в данном случае не может перейти к другому лицу при погашении изначально заявленного требования. Также он отметил, что утвержденный им арбитражный управляющий не является заинтересованным лицом как по отношению к должнику, так и к кредитору.

Данное решение в апелляции не устояло. Суд апелляционной инстанции указал, что по общему правилу временным управляющим утверждается лицо, кандидатура которого была предложена в первом заявлении о признании должника банкротом, если это заявление являлось обоснованным на момент его подачи – независимо от погашения требования впоследствии.

Между тем, отметила апелляция, первая инстанция не учла особенности рассмотрения дела о банкротстве, возбужденного по заявлению самого должника и аффилированных с ним лиц. Так, при подаче заявления о банкротстве самим должником кандидатура временного управляющего определяется посредством случайного выбора (п. 5 ст. 37 Закона о банкротстве) с целью обеспечения его подлинной независимости и предотвращения возможного конфликта интересов. Поскольку должник и аффилированные с ним лица имеют общий интерес, отличный от интереса кредиторов, нормы п. 5 ст. 37 закона подлежат применению по аналогии (п. 1 ст. 6 ГК РФ) и в случае, когда кандидатура временного управляющего предложена связанным с должником лицом – заявителем по делу о банкротстве.

Суд апелляционной инстанции, установив, что первый заявитель – кооператив, чье требование на момент подачи в суд заявления являлось обоснованным, аффилирован по отношению к должнику, утвердил посредством случайного выбора временного управляющего из СРО, в которой кандидат, предложенный кооперативом, не состоял.

ВС отметил, что аналогичный подход применим и в ситуации, когда кандидатура временного управляющего, а также СРО предложены лицом, которое при отсутствии формально-юридических признаков аффилированности имеет возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия.

Комментируя «АГ» данное разъяснение Верховного Суда, партнер АБ «Резник, Гагарин и Партнеры» Сергей Косоруков полностью поддержал его включение в обзор. Он отметил, что в целях исключения неправомерных и недобросовестных схем взаимодействия несостоятельного должника и аффилированного с ним кредитора оправданно применять правило п. 5 ст. 37 Закона о банкротстве, касающееся случайного выбора временного управляющего, к случаям возбуждения дела по заявлению не только должника, но и аффилированного с ним кредитора.

«Особенно ценно, что ВС распространил данное правило также на лиц, которые при отсутствии формально-юридических признаков аффилированности имеют возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия», – подчеркнул эксперт. При этом Сергей Косоруков добавил, что зачастую именно фактическая взаимосвязь и подконтрольность должника его кредитору при отсутствии между ними аффилированности как таковой существенно влияют на действия должника и соответствующего кредитора в деле о банкротстве и могут являться причиной нарушения прав иных кредиторов должника.

По мнению заместителя директора департамента корпоративного права юридической фирмы «РКТ» Маргариты Куратовой, запрет на утверждение кандидатуры временного управляющего по заявлению лица, как непосредственно аффилированного с должником, так и контролирующего его, является назревшей необходимостью. «Зачастую для обхода правила об определении кандидатуры управляющего посредством случайного выбора недобросовестными бенефициарами должника использовалась схема подачи заявлений о банкротстве от указанных лиц. При этом иными кредиторами обоснованно ставилась под сомнение деятельность такого управляющего – в том числе, его независимость», – пояснила она.

Эксперт полагает, что законодатель продолжит тенденцию, направленную, с одной стороны, на защиту прав не зависимых от должника кредиторов, с другой – на ограничение обхода закона со стороны должника и взаимосвязанных с ним лиц в своих интересах.

В тоже время управляющий партнер АБ «Макаров, Карачёва и партнеры», адвокат Дмитрий Макаров считает дополнение весьма неоднозначным как с точки зрения его внесения в обзор, касающийся только дел с участием уполномоченных органов, так и возможности ему следовать, поскольку назначение внешнего управляющего происходит при проверке обоснованности заявления о несостоятельности, и в этом заседании вправе участвовать только должник и конкурсный кредитор. «Если следовать логике обобщенной в добавленном пункте правовой позиции, суд должен проверить заинтересованность кредитора. Каким, интересно, образом? – задается вопросами эксперт. – Откуда у суда появится для этого нужная информация? Если кредитор заинтересован, он такую информацию о себе едва ли предоставит».

Также вопросы у Дмитрия Макарова вызвал последний абзац п. 27.1: «Каким образом суд сможет установить признаки “ситуации, когда кандидатура временного управляющего, саморегулируемой организации предложены лицом, которое при отсутствии формально-юридических признаков аффилированности имеет возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия”?» По мнению адвоката, данная позиция предоставляет право иным конкурсным кредиторам оспаривать кандидатуру и действия управляющего, что затруднит процедуры банкротства.

Управляющий партнер юридической фирмы «LLC-Право» Дмитрий Лизунов считает, что внесенное в обзор дополнение отражает позицию ВС к аффилированным с должником лицам. «Им, в частности, отказывают во включении в реестр требований кредиторов, если финансирование должника происходило через займы, а также если задолженность создана искусственно», – пояснил он.

Указанные подходы, по мнению эксперта, обусловлены злоупотреблениями со стороны контролирующих должника лиц. «При этом суды нижестоящих инстанций заняли позицию повального отказа во включении их требований в реестр кредиторов. И теперь уже на повестке стоит риск неразборчивого подхода. Кроме того, нижестоящие суды часто расширяют сферу применения подходов ВС», – подчеркнул он.

Дмитрий Лизунов отметил, что п. 27.1 обзора уточняет ранее выработанную позицию Суда о том, что переход статуса заявителя по делу о банкротстве к иному лицу не предоставляет ему права пересмотреть предложенную первым заявителем кандидатуру арбитражного управляющего. «В данном случае ВС пошел еще дальше, фактически приравняв заявителя по делу (в случае если он является аффилированным лицом) к должнику (по аналогии закона)», – пояснил он.

По мнению эксперта, с учетом того, что поправка внесена в обзор практики для уполномоченного органа в деле о банкротстве, в наступающем году борьба с аффилированными лицами усилится и можно будет ожидать повального назначения на процедуры банкротства арбитражных управляющих путем их случайного выбора судами. Однако он считает, что проблему аффилированности это не решит, поскольку арбитражный управляющий может стать заинтересованным и после его назначения. «В делах о банкротстве арбитражный управляющий действует в условиях тройственного конфликта интересов, являясь “слугой трех господ” –должника, кредитора и общества, при этом его независимость определяется только его финансовой состоятельностью (по аналогии с судьями)», – отметил Дмитрий Лизунов.

Рассказать: