×

ВС РФ разъяснил нюансы применения независимой гарантии

Президиум Верховного Суда утвердил обзор судебной практики по спорам, связанным с применением законодательства о независимой гарантии
По словам одного из экспертов «АГ», детальное правовое регулирование правоотношений в сфере независимых гарантий появилось в ГК РФ сравнительно недавно, поэтому разъяснения ВС носят актуальный характер. Другой эксперт отметил, что высшая судебная инстанция преимущественно рассмотрела в своем обзоре достаточно очевидные вопросы, которые не должны вызывать сложностей или неоднократно рассматривались судами, однако в обзоре затронут и ряд вопросов, которые не так очевидны при первом приближении.

5 июня Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии. Документ состоит из 17 пунктов и разработан в целях унификации судебной практики по спорам, возникающим в вышеуказанной сфере.

По мнению юриста арбитражной практики юридической фирмы VEGAS LEX Семена Лопатина, в обзоре Верховный Суд в основном рассмотрел достаточно очевидные вопросы, которые не должны вызывать сложностей или неоднократно рассматривались судами, однако был затронут ряд вопросов, которые не так очевидны при первом приближении.

«К последним можно отнести пункты об обязанности выплат по контракту, заключенному на торгах, при этом цена не была установлена изначально; о возможности установления зависимости исчисления срока банковской гарантии от основного обязательства, в данном случае от выплаты аванса. В целом обзор не изменил подхода ВС РФ, выработанного на основании норм ГК РФ, что выплаты по гарантии возможно не производить только в случае, когда действия бенефициара явно направлены на злонамеренное повторное получение выгоды, уже приобретенной по основной сделке. Также ВС РФ подтвердил то, что принципал имеет право взыскать расходы на получение гарантии в случае невозможности реализации контракта по вине заказчика, если предоставление гарантии было обязательным условием», – заключил эксперт.

Так, из п. 1 документа следует, что для возникновения обязательства из независимой гарантии достаточно одностороннего волеизъявления гаранта, если иное прямо не предусмотрено в тексте самой гарантии. При этом Семен Лопатин заметил, что данный подход напрямую следует из формулировок гражданского законодательства.

В п. 2 обзора отмечено, что обязательство из независимой гарантии нельзя признать отсутствующим из-за неуказания в ней наименования бенефициара, если достоверно установлено лицо, в пользу которого была выдана эта гарантия.

В соответствии с п. 3 начало срока действия независимой гарантии может определяться моментом совершения бенефициаром действий, относящихся к исполнению основного договора.

Согласно п. 4 документа требование о платеже по независимой гарантии считается представленным своевременно, если оно направлено гаранту в пределах срока действия гарантии и условиями независимой гарантии не предусмотрено иное.

Как указано в п. 5 обзора, требование об определении в независимой гарантии выплачиваемой бенефициару денежной суммы считается соблюденным, если ее условия позволяют установить эту сумму на момент исполнения обязательства гарантом.

В п. 6 отмечено, что по общему правилу при внесении изменений в условия основного договора, в обеспечение исполнения обязательств по которому выдана гарантия, объем обязательств гаранта не изменяется.

Из п. 7 обзора следует, что сами по себе недействительность или незаключенность соглашения о выдаче независимой гарантии, подписанного принципалом и гарантом, не свидетельствуют об отсутствии обязательства из гарантии.

В п. 8 документа отмечено, что нарушения, допущенные при выдаче независимой гарантии, могут быть противопоставлены требованию бенефициара о платеже по гарантии, если он являлся стороной соглашения о выдаче гарантии и знал об этих нарушениях.

В п. 9 обзора разъясняется, что гарант не вправе отказать бенефициару в удовлетворении его требования, если приложенные к этому требованию документы по внешним признакам соответствуют условиям независимой гарантии.

В соответствии с п. 10 документа условие банковской гарантии, обеспечивающей исполнение госконтракта, о приложении к требованию о платеже оригинала гарантии на бумажном носителе является ничтожным.

Содержание п. 11 поясняет, что обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого выдана гарантия, даже если в самой гарантии содержится ссылка на это обязательство.

Исходя из п. 12 денежные суммы, уплаченные гарантом бенефициару по независимой гарантии, возмещаются принципалом в порядке, предусмотренном ст. 379 ГК РФ. Соответствующее возмещение не может быть квалифицировано в качестве неосновательного обогащения гаранта, если он произвел выплату по гарантии согласно ее условиям.

В п. 13 отмечено, что расходы принципала на оплату банковской гарантии по государственным (муниципальным) контрактам, прекращенным по обстоятельствам, за которые отвечает бенефициар, являются убытками принципала, подлежащими возмещению бенефициаром.

Согласно п. 14 банкротство лица, выдавшего независимую гарантию, которое наступило в период действия гарантии, не является основанием для прекращения обязательств из гарантии, но свидетельствует о снижении обеспечительной функции гарантии и может являться основанием для перерасчета согласованной ранее платы за выдачу гарантии.

По мнению партнера юридической группы PARADIGMA Марата Хасанова, в указанном пункте озвучена однозначная позиция о том, что последующее банкротство лица, выдавшего независимую гарантию, не является основанием для прекращения обязательств по ней. «В судебной практике имели место разные подходы к данному вопросу. По ряду дел суды занимали позицию, что банкротство гаранта могло влиять на объем его обязательств по гарантиям и даже влечь за собой прекращение его гарантийных обязательств перед бенефициарами. Верховный Суд в обзоре подчеркнул, что кредиторы могут заявлять свои требования по гарантиям по отношению к гаранту и в процедуре конкурсного производства в порядке, установленном Законом о банкротстве. Согласно позиции ВС последующее банкротство гаранта может только влиять на перерасчет размера платы за выдачу гарантии в сторону уменьшения, так как финансовая эффективность гарантии после банкротства гаранта действительно снижается», – отметил эксперт.

В п. 15 поясняется, что иск бенефициара к гаранту, отказавшемуся удовлетворить своевременно предъявленное требование о платеже по независимой гарантии, может быть заявлен в пределах общего срока исковой давности.

Из п. 16 документа следует, что принципал вправе взыскать с бенефициара превышение суммы, полученной бенефициаром по независимой гарантии от гаранта, над действительным размером обязательств принципала перед бенефициаром.

В п. 17 обзора отмечено, что при направлении бенефициаром гаранту требования о платеже, предусмотренного ст. 374 ГК РФ, досудебный порядок в рамках АПК РФ считается соблюденным.

Комментируя обзор, Марат Хасанов отметил, что детальное правовое регулирование правоотношений в сфере независимых гарантий (в том его виде, как оно существует сейчас) появилось в российском ГК РФ сравнительно недавно – с марта 2015 г. По его мнению, целью обзора является разъяснение многих вопросов по гарантиям участникам гражданского оборота, использующим этот инструмент в своей хозяйственной деятельности.

В свою очередь Семен Лопатин добавил, что независимая гарантия является одной из самых востребованных обеспечительных гарантий. «Несмотря на то что сам механизм выдачи гарантий и выплаты гарантийных сумм является достаточно прозрачным, суды рассматривают большое количество споров из независимой гарантии. При этом порой принимаются взаимоисключающие судебные акты, в том числе и противоречащие судебной практике, подтвержденной ВС РФ», – заметил эксперт.

Рассказать: