×

ВС защитил право заемщика банка на полное списание задолженности при сохранении 80% персонала

Суд пояснил, что кредит был правомерно получен заемщиком на основе сведений о численности сотрудников за май 2020 г., а правительственное субсидирование банков сводилось к восстановлению бизнеса в постпандемийный период
Фотобанк Лори
По мнению одного из экспертов, можно приветствовать выводы Верховного Суда, которые свидетельствуют не только о формальном подходе нижестоящих судов к рассмотрению дела и необходимости учета непосредственных интересов заемщика, но и об оценке при этом публичных общественных интересов. Второй выразил надежду, что определение поможет преодолеть формальный подход судов, который порой наблюдается в подобных спорах. Третья также назвала позицию ВС правильной.

Верховный Суд опубликовал Определение от 7 ноября № 305-ЭС22-14008 по делу № А41-43065/2021 об обязании банка списать задолженность по кредитному договору юрлицу-заемщику, сохранившему 80% персонала, по условиям правительственной субсидии в целях предотвращения серьезного экономического ущерба, причиненного пандемией COVID-19.

В июне 2020 г. ВТБ-Банк открыл ООО «Сити» кредитную линию с лимитом выдачи в размере 1,2 млн руб. из расчета 13 человек сотрудников заемщика по условиям кредитного соглашения в рамках освоения субсидии из федерального бюджета, выдаваемой российским банкам на возмещение недополученных ими доходов по кредитам, выданным юрлицам и ИП на возобновление деятельности в 2020 г. Тем самым заемщик обязался сохранить численность сотрудников на время действия указанного соглашения в объеме не менее 80% от общей численности персонала на момент заключения указанного соглашения. При выполнении данного условия задолженность по кредитному соглашению подлежала списанию банком в размере 100%. Банк предоставил максимальный кредит обществу на основе сведений о численности персонала заемщика за май 2020 г., которые были представлены в органы ПФР и имелись на официальных ресурсах мониторинга персональных данных на момент заключения кредитного соглашения.

Впоследствии банк, ссылаясь на невыполнение заемщиком условий кредитного соглашения, списал задолженность по нему в размере 50%, а не 100%, как было предусмотрено соглашением. При этом банк счел, что контрольной величиной для проверки соблюдения заемщиком условий соглашения является численность сотрудников за апрель 2020 г. – 15 человек. В обоснование своих действий банк сослался на п. 11 Правил предоставления субсидий из федерального бюджета российским кредитным организациям на возмещение недополученных ими доходов по кредитам, выданным в 2020 г. юрлицам и ИП на возобновление деятельности (утв. Постановлением Правительства РФ от 30 ноября 2020 г. № 696).

Общество обратилось в суд с заявлением об обязании банка исполнить кредитное соглашение, предоставить субсидию в полном объеме и возвратить необоснованно списанные 216 тыс. руб. По мнению заявителя, он выполнил все условия кредитного соглашения и не нарушал требования п. 12 Правил. Заемщик добавил, что численность его сотрудников согласно СЗВ-М, поданных в ПФР, в мае – июле 2020 г. составила 13 человек, в августе – 15, в сентябре – 14, в октябре – ноябре – 12, в декабре 2020 г. и январе 2021 г. – 13, в феврале и марте – 12 человек.

Суд удовлетворил требования общества, апелляция поддержала его решение. Обе инстанции сочли, что на момент заключении кредитного соглашения банк руководствовался полученными данными о численности сотрудников общества за май 2020 г. и использовал их для расчета максимального размера предоставляемого кредита. Впоследствии, используя данные за апрель 2020 г. как основание для уменьшения размера подлежащей списанию задолженности, банк в нарушение требований закона не уведомил общество о существенном изменении условий кредитного соглашения, что сделало невозможным исполнение последним условий соглашения.

При этом суды отклонили довод банка о необходимости применения в спорной ситуации п. 11 Правил в новой редакции, поскольку указанные изменения были внесены после подписания кредитного соглашения и, по мнению судов, ухудшили положение заемщика. Кроме того, заметили суды, новая редакция Постановления № 696 не предусматривала возможность распространения ее положений на условия ранее заключенных договоров.

Впоследствии суд округа отменил решения нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Тем самым окружной суд счел, что новая редакция п. 11 Правил не изменила условия расчета максимальной суммы кредитного договора (соглашения) и мониторинга сохранения занятости работников, поскольку в отношении заемщиков, обратившихся в банк до 25 июня 2020 г., в информационном сервисе ФНС России изначально была доступна информация о численности работников только по итогам апреля 2020 г. Таким образом, для определения численности работников на 1 июня учитывалась численность работников по форме СЗВ-М по итогам апреля 2020 г., а для обратившихся после 25 июня – по форме СЗВ-М по итогам мая того же года.

Кассация добавила, что действовавшая на момент заключения кредитного договора редакция Постановления № 696 предусматривала аналогичный порядок определения численности работников заемщика по состоянию на 1 июня 2020 г. на основании сведений платформы ФНС и этот порядок, по мнению суда округа, был лишь уточнен в новой редакции документа, не ухудшив правовое положение истца.

Общество «Сити» обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд, и Судебная коллегия по экономическим спорам ВС согласилась с доводами жалобы. Так, Экономколлегия отметила, что Постановлением № 696 утвержден порядок определения максимальной суммы кредита, в соответствии с которым в п. 24 Правил предусмотрено, что численность работников заемщика, а также размеры районных коэффициентов и процентных надбавок за работу в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в иных местностях с особыми климатическими условиями определяются получателем субсидии на основании сведений по состоянию на 1 июня 2020 г., размещенных в информационном сервисе ФНС.

В частности, там публикуются сведения о застрахованных лицах, подаваемые заемщиком в органы ПФР для целей реализации Правил не реже раза в месяц. Для заемщиков, обратившихся к получателю субсидии до 25 июня 2020 г., для определения максимальной суммы кредитного договора (соглашения) допустимо определение численности работников исходя из сведений о застрахованных лицах, поданных заемщиком в органы ПФР по итогам апреля того же года. Таким образом, банк не производит самостоятельный расчет численности сотрудников заемщика, а использует доступные сведения об этом по состоянию на дату обращения заемщика в кредитную организацию.

«Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и не опровергнуто ответчиком, на момент заключения 17 июня 2020 г. сторонами кредитного соглашения в информационном ресурсе ПФР уже имелась информация о численности сотрудников заемщика за май 2020 г. и данная информация фактически была использована банком при расчете максимального размера предоставляемого обществу кредита. Судебная коллегия считает несостоятельной ссылку суда кассационной инстанции и банка на изменение правового регулирования как основание для отказа заемщику в погашении кредита на льготных условиях», – отмечается в определении.

Суд также напомнил со ссылкой на п. 2 ст. 422 ГК РФ, что если после заключения договора принят закон, устанавливающий иные обязательные для сторон правила, нежели те, которые действовали при заключении договора, условия договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. Соответственно, новая редакция Постановления № 696 не может распространяться на ранее заключенные договоры и служить основанием для перерасчета согласованных сумм. Поскольку при заключении соглашения ответчик рассчитал максимальную сумму кредитного соглашения из расчета 13 человек, то для мониторинга выполнения условий кредитного соглашения банк обязан учитывать это количество сотрудников.

ВС добавил, что в ситуации, когда сторонами кредитного соглашения являются, с одной стороны, компания, не имеющая возможности самостоятельно определять условия кредитования, а с другой – банк как профессиональный участник таких правоотношений, должна быть исключена возможность кредитной организации совершать действия по наложению на контрагентов неразумных ограничений или установлению необоснованных условий реализации прав заемщиком. Такие действия банка, поддержанные судом округа, не учитывают также и цель принятия Постановления № 696, имеющую социально ориентированную направленность в условиях возникновения серьезного экономического ущерба, причиненного пандемией.

«Суть поддержки состоит в том, чтобы создать, в первую очередь, благоприятные условия для заемщиков, соответствующих критериям, предусмотренным Правилами, и тем самым нивелировать негативные экономические последствия пандемии, создать предпосылки для преодоления кризиса, восстановления финансового положения и возобновления деятельности. Учитывая то обстоятельство, что на момент заключения кредитного соглашения в информационном сервисе ФНС России уже имелись данные о численности сотрудников общества за май 2020 г., банк в нарушение положений Гражданского кодекса не уведомил заемщика о том, что для проверки соблюдения условий кредитования им будут применяться сведения о численности сотрудников за апрель 2020 г., тем самым были совершены действия, вступающие в противоречие с упомянутыми целями и задачами, разрешаемыми в рамках разработанного Правительством РФ механизма оказания финансовой помощи субъектам предпринимательской деятельности», – заключил Верховный Суд, отменяя постановление кассации и оставляя в силе решения первой и второй инстанций.

Партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков в комментарии «АГ» отметил, что в данном деле есть предельно простые доказательства, базирующиеся на абсолютной с точки зрения юридической силы статистике, которая прямо говорит о соблюдении заявителем условий, необходимых для выполнения условий кредитного договора. «Позиция банка, равно как и суда округа, выглядит как попытка любой ценой приискать основания для того, чтобы не исполнять взятые обязательства. Позиция окружного суда обоснованно была отклонена Верховным Судом. На мой взгляд, такой спор, исходя из описанных в мотивировочной части обстоятельств, не мог быть решен иным образом. Отдельно отмечу вывод ВС о том, что “такие действия банка, поддержанные судом округа, не учитывают также цель принятия Постановления № 696, имеющую социально ориентированную направленность в условиях возникновения серьезного экономического ущерба, причиненного пандемией”. Надеюсь, этот вывод ВС станет тенденциозным и поможет преодолеть формальный подход судов, наблюдающийся порой в подобных спорах», – выразил надежду он.

Генеральный директор, партнер юридической фирмы Law & Commerce Offer Антон Алексеев отметил, что в данном деле ВС встал на сторону заемщика и руководствовался принципом недопустимости злоупотребления правом, а также неравностью сторон кредитного договора, в котором, с одной стороны, участвует профессиональный участник рынка (банк), а с другой стороны – заемщик, который не может влиять на условия кредитования. «Кроме того, на разрешение Верховным Судом данного дела повлияла и цель предоставления субсидии – поддержание субъектов предпринимательства, пострадавших от пандемии коронавирусной инфекции. Можно приветствовать выводы ВС, которые свидетельствуют не только о формальном подходе нижестоящих судов к рассмотрению данного дела и необходимости учета непосредственных интересов заемщика, но и об оценке при этом публичных общественных интересов», – пояснил он.

Руководитель практики разрешения судебных споров и банкротства компании Kept Лидия Солодовникова считает, что позиция ВС, изложенная в данном определении, заключается в недопустимости изменения численности сотрудников заемщика, установленной при заключении кредитного соглашения. «При этом вывод Суда основывается на том, что банк не производит самостоятельный расчет численности сотрудников, а использует доступные сведения на дату обращения заемщика в кредитную организацию. В информационном ресурсе ПФР имелась информация о численности сотрудников по состоянию на май 2020 г., что легло в основу кредитного договора. Изменение правил пересчета в связи с новой редакцией Постановления № 696 не может распространяться на ранее заключенные договоры», – подчеркнула она.

Эксперт назвала позицию ВС правильной. «Если рассматривать вопрос с точки зрения права, то, конечно, не допускается ухудшение положения заемщика по сравнению с положением, когда договор заключался. Представляется, что единственный путь кредитной организации в данном случае был изменить условия договора (например, в соответствии со ст. 451 ГК), однако вряд ли в такой ситуации удалось бы доказать существенность изменения обстоятельств. Безусловно, невозможно обязать заемщика исполнять договор на условиях, на которые он не соглашался при его заключении», – резюмировала Лидия Солодовникова.

Рассказать:
Дискуссии
Правовая сторона пандемии
Правовая сторона пандемии
Законодательство
07 декабря 2022
Яндекс.Метрика