×

Взнос на благотворительность уклонистом от призыва на военную службу не заглаживает его вину перед РФ

Верховный Суд пояснил, что суды обязаны не просто констатировать наличие или отсутствие законных оснований для освобождения от уголовной ответственности, а принять справедливое и мотивированное решение с учетом всей совокупности обстоятельств
По мнению одного адвоката, определение Верховного Суда содержит опасный для правоприменительной практики вывод, согласно которому иное заглаживание причиненного вреда должно быть направлено на восстановление именно тех законных интересов общества и государства, которые были нарушены. Другой отметил, что, принимая подобные определения, ВС сам же начинает размывать ориентиры освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа.

21 октября Верховный Суд вынес определение суда кассационной инстанции по уголовному делу № 88-УДП20-5-К8 в отношении жителя г. Томска, который обвинялся в уклонении от призыва на военную службу.

В декабре 2019 г. Октябрьский районный суд г. Томска прекратил уголовное дело в отношении Ильи Петрова, обвиняемого в уклонении от прохождения военной службы при отсутствии законных оснований для освобождения от нее (ч. 1 ст. 328 УК РФ). Суд пришел к выводу о возможности освобождения обвиняемого от уголовной ответственности с назначением ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 7 тыс. руб. При этом первая инстанция, в частности, учла, что Петров совершил впервые преступление небольшой тяжести и загладил причиненный преступлением вред путем перечисления денежных средств в размере 3 тыс. руб. в некоммерческий детский благотворительный фонд имени Алены Петровой.

В апелляционном порядке постановление не обжаловалось, а кассация оставила его без изменения. Кассация заключила, что вопреки доводам кассационного представления вышеуказанные обстоятельства в совокупности, а также с учетом разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», свидетельствуют о том, что подсудимым приняты меры, направленные на заглаживание вреда и восстановление нарушенных в результате совершения им преступления законных интересов государства.

Далее с кассационным представлением в ВС РФ обратился заместитель генерального прокурора Виктор Гринь. В частности, он указал, что нижестоящие суды не учли особенности объекта преступного посягательства, иные существенные обстоятельства и не указали в своих решениях, каким образом перечисление Петровым денежных средств в благотворительный фонд загладило вред от преступления, выразившегося в уклонении от призыва на военную службу.

После изучения материалов уголовного дела Судебная коллегия по уголовным делам ВС напомнила, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред.

ВС отметил, что по смыслу закона при решении вопроса о прекращении данного уголовного дела суд должен установить, приняты ли обвиняемым (подсудимым) меры, направленные на восстановление именно тех законных интересов общества и государства, которые были нарушены в результате совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 328 УК РФ, и достаточны ли эти меры для того, чтобы расценить уменьшение общественной опасности содеянного как позволяющее освободить подсудимого от уголовной ответственности. «При этом суд обязан не просто констатировать наличие или отсутствие указанных в законе оснований для освобождения от уголовной ответственности, а принять справедливое и мотивированное решение с учетом всей совокупности данных, характеризующих, в том числе, особенности объекта преступного посягательства, обстоятельства совершения уголовно наказуемого деяния, конкретные действия, предпринятые лицом для возмещения ущерба или иного заглаживания причиненного преступлением вреда, изменение степени общественной опасности деяния вследствие таких действий», – подчеркнул Верховный Суд.

В рассматриваемом случае, заключил ВС, нижестоящие инстанции не учли ряд существенных обстоятельств для правильного разрешения дела. Например, преступление, в совершении которого обвинялся Илья Петров, направлено против порядка управления, а общественная опасность содеянного состоит в нарушении установленного порядка комплектования Вооруженных сил РФ, что наносит вред обороноспособности государства. «Вместе с тем остался непроверенным и не получил оценку в постановлении тот факт, что в период с 2013 г. по май 2017 г. Илья Петров разыскивался военным комиссариатом Назаровского района Красноярского края; согласно предъявленному обвинению, в период с 28 августа 2018 по 15 июля 2019 г., будучи неоднократно оповещенным о необходимости прибытия в военный комиссариат г. Томска, не являлся для прохождения призывной комиссии без уважительных причин, заявления о замене военной службы по призыву альтернативной гражданской службой не подавал», – подчеркнул Суд.

Он добавил, что суды также проигнорировали и то, что в качестве условия освобождения лица от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа федеральный законодатель определил полное возмещение этим лицом ущерба или заглаживание иным образом вреда, причиненного преступлением. В судебном постановлении же не мотивирован вывод о том, что Петров, перечислив денежные средства в размере 3 тыс. руб. в детский благотворительный фонд, загладил причиненный преступлением вред.

Как пояснил Верховный Суд, факт перечисления обвиняемым денег на счет благотворительной организации (с учетом предъявленного обвинения, а также наличия в материалах дела иных данных, имеющих существенное значение) не свидетельствует о снижении общественной опасности содеянного и не дает оснований считать, что он полностью загладил вред, причиненный интересам общества и государства. Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул уголовное дело на новое разбирательство в первую инстанцию.

Адвокат АК «Бородин и партнеры» Анатолий Кузнецов полагает, что в определении Верховный Суд, с одной стороны, напомнил, что способ иного заглаживания причиненного преступлением вреда и изменение степени общественной опасности деяния вследствие таких действий не может быть всегда одинаковым: «Очевидно, что выполнение таких обычных и стандартных действий, как перечисление денежных средств в детские дома или благотворительные фонды, для прекращения любого уголовного дела является недостаточным».

Однако, добавил эксперт, определение содержит и опасный для правоприменительной практики вывод, согласно которому иное заглаживание причиненного вреда должно быть направлено на восстановление именно тех законных интересов общества и государства, которые были нарушены. «Установление “адресного” заглаживания причиненного вреда может необоснованно сузить возможность прекращения, особенно в тех случаях, когда именно “адресное” заглаживание вреда является затруднительным или невозможным», – убежден Анатолий Кузнецов.

По словам адвоката, выводы Верховного Суда могут оказать негативное влияние на хоть и противоречивую, но все же положительную практику прекращения уголовного дела по двухобъектным составам, когда суды допускают возможность прекращения дела при фактическом заглаживании вреда лишь одному охраняемому объекту, смещая акцент именно на существенное уменьшение общественной опасности, вследствие заглаживания причиненного ему вреда. «Даже в той ситуации, когда все стороны (за исключением прокурора) настаивают на прекращении уголовного дела в связи с примирением, некоторые суды (например, по делам о ДТП), усматривая два объекта преступного посягательства, считают примирение только лишь с потерпевшим по делу недостаточным основанием для его прекращения», – пояснил он.

Анатолий Кузнецов отметил, что некоторые представители судейского сообщества убеждены, что примирение с потерпевшим в такой ситуации может существенно уменьшить общественную опасность преступного посягательства на один объект (жизнь и здоровье), в то время как вред, причиненный общественным отношениям, например в области обеспечения безопасности дорожного движения, общественной безопасности, остается. «Такой судебный подход наблюдается также в случаях примирения по ст. 213 (объект – общественная безопасность), 317, 318, 319 УК РФ, где основным объектом выступает нормальная деятельность правоохранительных органов или общественная безопасность. Однако судебная практика как примирения, так и прекращения уголовного дела с применением судебного штрафа по таким делам крайне противоречива», – заключил он.

Читайте также
ВС обобщил практику освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа
Как следует из утвержденного Президиумом Верховного Суда обзора применения ст. 76.2 УК РФ, институт судебного штрафа подтвердил свою востребованность и в 2018 г. его назначили более чем в 33 тыс. случаев
17 Июля 2019 Новости

Адвокат АП Владимирской области Максим Никонов полагает, что, принимая подобные определения, Верховный Суд сам же начинает размывать те ориентиры, которые заданы в УК и Обзоре судебной практики освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 76.2 УК РФ). «В частности, ВС сослался на особый объект преступного посягательства, ввиду которого, как, видимо, полагает Суд, уголовное дело по ч. 1 ст. 328 УК РФ не могло быть прекращено на основании ст. 76.2 УК. Однако ни УК, ни УПК РФ, ни профильный обзор, ни иные разъяснения ВС не содержат таких ограничений для применения ст. 76.2 УК РФ, как объект преступного посягательства», – отметил он.

Адвокат добавил, что ВС РФ также посчитал, что при прекращении дела с назначением судебного штрафа не были учтены факты неявки лица для прохождения призывной комиссии и его розыск. «Однако подобные обстоятельства уже входят в формулу обвинения по ч. 1 ст. 328 УК РФ как элементы объективной стороны. В свою очередь, особенности объективной стороны – без специального на то указания в законе – не могут препятствовать применению ст. 76.2 УК РФ», – убежден Максим Никонов.

Он добавил, что последнее возражение Верховного Суда против прекращения дела по ст. 76.2 УК РФ сводится к формулировке «мало возместили». «Достаточно ли определенной суммы возмещения (в данном деле 3 тыс. руб.) для прекращения дела по ст. 76.2 УК РФ – вопрос оценочный, отдаваемый volens-nolens на откуп судейскому усмотрению. Но тогда об этом нужно было прямо и развернуто написать, одновременно ориентируя и претендующих на прекращение уголовного дела с назначением судебного штрафа, и правоприменителей на те размеры возмещения, которые устраивали бы проверочные инстанции. Потому что иначе вместо правовой определенности будут правоприменительный хаос и непредсказуемость, а также конфликт судейских усмотрений судов разных уровней», – резюмировал Максим Никонов.

Рассказать: