×

Защита добилась оправдания по делу о подготовке заказного убийства

Гособвинителю не удалось убедить присяжных в том, что обвиняемый намеревался избавиться от матери своего несовершеннолетнего племянника, который стал одним из наследников бизнеса его брата
Один из защитников оправданного, адвокат Вячеслав Фокин в комментарии «АГ» отметил, что важную роль при доказывании невиновности доверителя сыграли противоречия в показаниях основного свидетеля обвинения, а также то, что тот стал директором санатория, который раньше возглавлял подсудимый, сразу после задержания последнего.

Кисловодский городской суд вынес оправдательный приговор на основании вердикта присяжных по делу бизнесмена, генерал-майора МВД в отставке Александра Туривненко, обвиняемого по ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК (подстрекательство к преступлению и приготовление к убийству по найму).

Александр Туривненко работал директором и доверительным управляющим в ООО «Санаторий “Солнечный”», ООО «Росток» и ООО «Питергоф», собственником которых был его брат Владимир, погибший 2 октября 2017 г. при посещении строительного объекта. Так как у погибшего бизнесмена было несколько завещаний, начались судебные процессы между потенциальными наследниками, среди которых были Александр Туривненко и несовершеннолетний Р. – сын Владимира Туривненко и его гражданской жены М.

По версии следствия, Александр Туривненко испытывал опасения, что М. будет оказывать влияние на Р. и тем самым сможет получить доли в ранее принадлежавших его брату компаниях. В связи с этим не позднее 2 апреля 2018 г. он принял решение убить женщину. При этом только 16 октября 2019 г. для реализации этого умысла Александр Туривненко обратился к своему сотруднику, бывшему оперуполномоченному Х., которого стал склонять к совершению преступления. Так как Х. отказался, Туривненко якобы стал просить его найти исполнителя. После этого Х. обратился в ГУ МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу, сообщив о готовящемся преступлении.

В рамках ОРМ Х. сообщил обвиняемому, что отыскал киллера, готового за 1 млн руб. убить М., однако для приобретения оружия необходимо еще 150 тыс. руб. В последующем Александр Туривненко выписал Х. около 140 тыс. руб. в качестве премии. Осуществляя видеозапись, Х. представил Александру Туривненко фото якобы убитой М. Последний передал Х. еще 50 тыс. руб., после чего был задержан. 30 октября 2019 г. он был помещен в СИЗО, а 4 июня 2020 г. прокурор утвердил обвинительное заключение и направил дело в суд.

Как рассказал «АГ» один из защитников обвиняемого, адвокат АП Ростовской области Вячеслав Фокин, в суде гособвинитель апеллировал к показаниям Х., аудиозаписям, сделанным последним в ходе разговора с Александром Туривненко, а также к видеозаписям, сделанным в рамках ОРМ.

В суде обвиняемый настаивал на своей невиновности, а также на том, что уголовное дело в его отношении – заказное и заведено с целью воспрепятствования расследования гибели его брата.

Доказывая невиновность Александра Туривненко, в прениях Вячеслав Фокин указал на слишком продолжительные временные промежутки: умысел у подзащитного появился якобы не позднее 2 апреля 2018 г., при этом Х. устроился на работу в сентябре 2018 г., а вынашивал свою мысль подсудимый до октября 2019 г., когда и обратился к Х. (речь адвоката в прениях имеется у «АГ»).

Кроме того, адвокат заметил, что следователь в суде показал видеозапись одного из следственных действий с участием Х. – так как запись была перевернута, ему пришлось держать ноутбук вверх ногами, что, по мнению защитника, говорило о том, что следователь сам не смотрел ее ранее.

Защита отметила, что в суде Х. дал показания, противоречащие добытым в ходе ОРМ доказательствам. Например, он говорил о наличии двух аудиозаписей, хотя в деле их три. Свидетель утверждал, что между ним и Туривненко состоялся диалог относительно пистолета. При этом согласно видеозаписи Х. протягивает телефон обвиняемому в тот момент, когда Александр Туривненко рассуждает о гнилой картошке и, посмотрев на фото, не произносит ни слова, после чего Х. сразу же уходит. Также он якобы показал ему фото убитой М., и тот его приблизил, внимательно рассмотрел и попросил удалить. На видеозаписи не видно, как стоит Александр Туривненко, смотрит ли он в экран или стоит спиной к Х. Диалога между ними никакого не было, подчеркивал адвокат.

Вячеслав Фокин также указал, что ни дома, ни в санатории, ни в личных вещах Туривненко не было обнаружено денежных сумм, хотя бы отдаленно приближенных к сумме в 1 млн руб., в которую якобы было оценено убийство М. Никаких доказательств того, что подзащитный в период с 23 по 31 октября 2019 г. предпринял хоть какую-то попытку собрать указанную сумму денег, сторона обвинения не представила.

Кроме того, защитник заметил, что вскоре после смерти Владимира Туривненко состоялось так называемое совещание наследников, на котором было достигнуто соглашение о распределении долей в уставном капитале трех компаний. Потерпевшую никто на него не позвал, так как совещание ее не касалось – М. не была упомянута ни в одном из завещаний. В то же время ее сын Р., по его же словам, был согласен с тем, как распределились доли.

Вячеслав Фокин заметил, что 22 октября 2019 г. полицейским стало известно о том, что якобы планируется совершение тяжкого преступления – убийства. Так как Х. отказал в его исполнении, логично предположить, что предполагаемый заказчик убийства мог продолжить искать исполнителя. Соответственно, прежде всего необходимо было обеспечить безопасность потенциальной жертвы, однако сотрудники полиции этого не сделали. «Не могу поверить, что сотрудники столь уважаемого и серьезного учреждения, как Управление внутренних дел по СКФО, сплошь полковники и подполковник в силу непрофессионализма не предусматривали такую возможность, которая придет в голову любому разумному человеку. Так почему же так произошло? Приходит в голову только одно объяснение: сотрудники полиции понимали, что всерьез никакого преступления никем не планируется и жизни М. ничего априори не угрожает», – рассказывал присяжным Вячеслав Фокин.

Защитник указывал и на несостыковки в ОРМ. В частности, из видеозаписей видно, что Х. получил помимо премии еще 21 тыс. руб. в качестве аванса. Однако при выходе из санатория он был досмотрен, и аванса при нем не было, что позволяет усомниться в самом оперативно-розыскном мероприятии. Кроме того, Х. по своему усмотрению неоднократно прерывал скрытую запись. «Из его телефонных переговоров с оперативным сотрудником, которого он фамильярно называет по имени, можно сделать вывод о том, что ОРМ руководят не сотрудники полиции, а сам Х., который дает указания, как им следует поступить и когда приступать к задержанию», – обратил внимание адвокат.

В комментарии «АГ» Вячеслав Фокин рассказал, что присяжные вынесли вердикт о невиновности подсудимого единогласно, а их совещание длилось чуть больше часа.

По его мнению, важную роль при доказывании невиновности сыграли противоречивые показания Х., а также то, что после задержания Александра Туривненко он каким-то образом стал директором санатория. Были серьезные вопросы к аудио- и видеозаписям: аудиозаписи пересылались через Whatsapp спустя неделю после того, как были изъяты у Х. (из-за чего их свойства изменились), а видеозапись была изготовлена в программе, которая позволяет осуществлять монтаж.

Вячеслав Фокин рассказал, что за пару дней до объявления приговора Александру Туривненко было предъявлено еще три обвинения: два по ч. 4 ст. 159 УК и одно по п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК. Подзащитного должны были сразу же взять под стражу, но ему стало плохо, и его из суда увезли в больницу. Александр Туривненко пробыл там сутки, после чего суд избрал ему меру пресечения в виде заключения под стражу.

Оперативно связаться со вторым защитником, адвокатом АП Ростовской области Галиной Горской не удалось.


Рассказать:
Дискуссии
Дела, рассмотренные судом присяжных
Дела, рассмотренные судом присяжных
Уголовное право и процесс
14 Сентября 2022
Яндекс.Метрика