×

Защита добивается признания судом нанесения ответного удара необходимой обороной

Подана апелляционная жалоба на приговор по делу Владислава Рябухина, который признан виновным в причинении напавшему на него тяжкого вреда здоровью по неосторожности
Фото: «Адвокатская газета»
По мнению одного из защитников осужденного, адвоката Сергея Колосовского, обвинительный приговор в данном случае стал результатом неквалифицированной защиты в ходе предварительного следствия.

27 августа Кировский районный суд г. Екатеринбурга вынес приговор по резонансному уголовному делу в отношении Владислава Рябухина, который был признан виновным в причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ч. 1 ст. 118 УК РФ).

Вечером 2 июля 2017 г. Рябухин возвращался с работы, когда ему позвонил друг и попросил вместе с ним заехать за его девушкой. Приехав на место, около подъезда они повздорили с группой молодых людей. Когда конфликт был практически улажен, к ним подошли еще четверо мужчин, один из которых – Сарго Арутюнян – ударил Рябухина рукой по голове. Тот нанес ответный удар, после которого Арутюнян оступился, упал, ударившись плечом и головой об асфальт, и потерял сознание. Затем у него начался приступ эпилепсии. Рябухин оказал ему первую помощь и на всякий случай оставил свой номер телефона.

На следующий день Сарго Арутюняна госпитализировали с черепно-мозговой травмой, а в дальнейшем прооперировали. В связи с этим в отношении Рябухина было возбуждено уголовное дело. Явившийся с повинной Рябухин пояснил, что действовал в целях самообороны, ответив на удар Арутюняна, без умысла причинить вред его здоровью. Кроме того, потерпевший подал иск о взыскании компенсации расходов на подготовку и проведение операции, возмещение морального вреда и оплату услуг представителя в суде на общую сумму порядка 800 тыс. руб.

Органами предварительного следствия действия Владислава Рябухина были квалифицированы как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК РФ). На стадии предварительного следствия защиту Рябухина осуществлял адвокат по назначению, и хотя ее подзащитный указывал на необходимую оборону, когда пришел с повинной, защитник по этому поводу ничего не заявляла. 

После передачи дела в суд Рябухин заключил соглашение с адвокатом КА «Свердловская областная гильдия адвокатов» Сергеем Колосовским. В комментарии «АГ» тот сообщил, что вступил в дело буквально за три дня до первого заседания. Адвокат убежден, что в данной ситуации налицо необходимая оборона. «Дело ушло в суд по ч. 1 ст. 111 УК. Сторона обвинения просила избрать для подсудимого наказание в виде двух лет лишения свободы в колонии общего режима. Нам удалось добиться переквалификации на ч. 1 ст. 118 УК», – пояснил он.

В ходе разбирательства Сергей Колосовский заявлял ходатайства о признании недопустимыми протоколов допросов и очных ставок с участием обвиняемого, поскольку адвокат по назначению в данных мероприятиях участия не принимала (что подтверждается показаниями обвиняемого и свидетелей по делу), подписывая протоколы «задним числом». Однако суд ходатайства отклонил, обосновав свою позицию наличием в данных документах подписи защитника и ее ордера, а также отсутствием замечаний участников дела к проведению следственных мероприятий и составлению протоколов. 

Суд опроверг доводы защиты о причинении подсудимым вреда в состоянии необходимой обороны, отметив, что у того не имелось оснований для опасения за свою жизнь, так как он мог рассчитывать на помощь физически подготовленных друзей и, кроме того, имеет начальные навыки бокса. В приговоре подчеркнуто, что подсудимый действовал вне рамок необходимой обороны либо превысил ее, а его действия основывались на личной неприязни к потерпевшему, а также, что он «не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия». 

Рассмотрев материалы дела, суд не нашел подтверждений умысла в действиях Рябухина, поскольку тот нанес единственный удар, и, приняв во внимание результаты судебно-медицинской экспертизы, переквалифицировал преступление по ч. 1 ст. 118 УК (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности). С учетом обстоятельств, смягчающих вину подсудимого (явка с повинной, оказание помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, положительные характеристики), а также требований разумности и справедливости, Владислав Рябухин был приговорен к 300 часам обязательных работ и имущественным взысканиям на общую сумму свыше 400 тыс. руб. 

5 сентября на приговор была подана апелляционная жалоба, в которой защита указала, что выводы первой инстанции не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а потому приговор должен быть отменен. В жалобе отмечается, что Рябухин субъективно воспринял ситуацию, когда потерпевший подошел к нему в компании из четырех человек, как угрожающую его жизни. Арутюнян, по весу превосходящий Рябухина в полтора раза, без видимого повода внезапно ударил его рукой в голову, тем самым причинив телесные повреждения (рассечение виска). То, что осужденный нанес ответный удар, защищаясь от нападения, подтвердили все установленные очевидцы инцидента – то есть он не совершил умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. От удара потерпевший попятился, споткнулся о бордюр и упал. Удар об асфальт и послужил причиной тяжкого вреда его здоровью.

Таким образом, по мнению защиты, осужденный действовал в состоянии необходимой обороны, в связи с чем его действия подлежат квалификации в соответствии с положениями ст. 37 УК. 

Сергей Колосовский полагает, что факт нанесения первого удара потерпевшим и его последствия для здоровья осужденного подлежали оценке в соответствии с п. «з» ч. 1 ст. 61 УК и Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина». Получение осужденным видимых повреждений височной части, кратковременное расстройство здоровья и дезориентация вследствие головной боли должны были существенно повлиять на выводы суда о наличии в его действиях признаков необходимой обороны. 

Адвокат отметил, что в соответствии с п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» под посягательством, защита от которого допустима в пределах, установленных ч. 2 ст. 37 УК, следует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица (например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья). «Таким образом, удар Арутюняна давал Рябухину право защищать себя от общественно опасного посягательства, в том числе путем причинения вреда нападающему, то есть нанесения ответного удара, однако суд никакой оценки вышеизложенным обстоятельствам не дал», – указывается в жалобе. Сергей Колосовский считает, что даже с учетом выводов суда об отсутствии у Рябухина оснований опасаться за свою жизнь, его действия являлись правомерными, то есть не содержащими состава преступления.

В жалобе также отмечены существенные противоречия в выводах суда о том, что удар потерпевшего не был внезапным для осужденного. «Так, формулируя вывод об отсутствии опасности для обвиняемого, суд указывает на наличие у него начальных навыков бокса. Однако тот факт, что Арутюнян смог нанести сильный удар в голову Рябухина, свидетельствует именно о внезапности данного удара», – указано в документе. 

Защитник отметил, что суд охарактеризовал действия осужденного как неосторожность в форме преступной небрежности, так как он не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия. Однако суд не разъяснил, каким образом Владислав Рябухин мог проявить должную предусмотрительность. Удар был нанесен им с незначительной силой, не повлекшей потери сознания либо иных тяжких последствий. Предвидеть, что потерпевший попятится и споткнется о бордюр, после чего упадет и ударится головой, осужденный не мог. «Таким образом, в этой части приговор суда не соответствует требованиям ч. 4 ст. 7 УПК, что также является основанием к отмене приговора, предусмотренной ст. 389.17 УПК», – сообщается в жалобе.

В заключение Сергей Колосовский обратил внимание на то, что, вопреки распространенному мнению, суды чаще всего правильно применяют законодательство о необходимой обороне, хотя и не всегда в первой инстанции, однако решающее значение имеет своевременность обращения к квалифицированному защитнику. 

Также защитник в комментарии «АГ» отметил, что Владислав Рябухин не планирует обращаться в адвокатскую палату с жалобой на неквалифицированную защиту адвокатом по назначению, поскольку, исходя из приговора, доказательства, полученные с участием этого адвоката, которые могут быть исключены, не имеют значения для квалификации деяния.

Рассказать: