×

Защитника не выпускали из следственного кабинета СИЗО, чтобы она «не сбежала»

В обращении в АП г. Москвы адвокат указала, что, пока она больше часа нажимала на кнопку вызова, четверо следователей смеялись и говорили, что сбежать у нее не получится
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» адвокат Елена Сенина подчеркнула, что такое отношение затрагивает не только ее интересы, но и интересы всей корпорации. Председатель Комиссии Совета АП г. Москвы по защите прав адвокатов Роберт Зиновьев уверен, что профессиональный уровень следователей СК неуклонно снижается и такие эпизоды – яркие иллюстрации истинного состояния дел в ведомстве.

Как стало известно «АГ», адвокат АП г. Москвы Елена Сенина сообщила в столичную палату о многочисленных нарушениях ее прав со стороны сотрудников ФСИН и Следственного комитета.

Елена Сенина защищает обвиняемого М., который содержится под стражей в ФКУ СИЗО-1 ФСИН России (спецблоке «Кремлевский централ»). Следственной группой, которая занимается этим делом, руководит старший следователь по особо важным делам при председателе СК РФ генерал-майор юстиции Валерий Хомицкий.

В своем обращении в АП г. Москвы (имеется у «АГ») адвокат отметила, что проблемы по этому делу возникали и ранее. Так, без разрешения следователя ее не пропускали в СИЗО. Начальник изолятора заявил, что адвокат попадет в изолятор только при наличии разрешения от следователя и, если такой порядок ее не устраивает, она может подавать жалобы, но рассмотрят их только через 2-3 месяца. «Понимая, что защитники оказываются заложниками ситуации – проход в СИЗО необходим оперативно, а на жалобы, с учетом реалий работы судов в настоящее время, нет времени – ФСИН злоупотребляет своим положением», – утверждает Елена Сенина.

Кроме того, по ее словам, сейчас в СИЗО-1 адвокат может попасть только вместе со следователем. «Так как защитник не может по указанным правилам находиться без следователя в следственном кабинете, то нам с обвиняемым М. дважды, с занесением в протокол, было отказано в просьбе о проведении предварительных конфиденциальных консультаций перед допросами», – указала она.

С этими нарушениями адвокат поначалу боролась самостоятельно. Обратиться в палату ее вынудила ситуация, которая произошла 3 ноября. Явившись утром к 10:00 на очную ставку, Елена Сенина обнаружила, что следователи привели для ее доверителя защитника по назначению. Тот уже успел сдать свое удостоверение в окно регистрации. «Никаких оснований для вынесения постановления о назначении защитника не было, так как я исправно являлась на следственные действия, – подчеркнула Елена Сенина. – Я поинтересовалась у следователей, зачем они это сделали. Они пояснили, что “на всякий случай”».

Защитник по назначению сообщил Елене Сениной, что состоит в АП г. Москвы и выписал ордер, потому что в коллегию пришло извещение. «Я сказала, что вынуждена пожаловаться в палату. Какие извещения может СУ СК направлять адвокатам, когда существует электронная система? Спросила фамилию адвоката. На что тот замешкался, забрал удостоверение и ушел», – указала она.

Очная ставка, по словам Елены Сениной, проходила в обстановке конфликта: следователи повышали голос на ее доверителя, а когда адвокат делала им замечания, кричали на нее. После 18:00, сославшись на режим СИЗО, защитник смогла добиться, чтобы М. увели на ужин.

Оставшись в следственной комнате одна со следователями, адвокат уточнила, не планируется ли перерыв с учетом режима работы СИЗО и будет ли перенесено ознакомление с протоколом очной ставки и 8-часовой видеозаписью на другой день. «Следователи в грубой форме ответили, что я буду с ними находиться до утра, а может быть, и дальше, если будет надо. Я сказала, что, не говоря уже о моих правах, имеются права у моего подзащитного, он содержится в режимном учреждении. Кроме того, не понятно желание после 22:00 проводить явно не неотложное следственное действие. И пояснила, что буду жаловаться во ФСИН», – рассказала Елена Сенина. Однако следователи, по ее словам, заявили, что их руководитель генерал-майор Валерий Хомицкий договорился в частном порядке о преференциях в отношении своих следователей с начальником СИЗО. А значит, жаловаться бессмысленно.

После этого адвокат сообщила, что ей необходимо посетить туалет, выпить воды и принять таблетки. Не отреагировав на эту просьбу, один из следователей вызвал сотрудника ФСИН и о чем-то с ним поговорил. «Я практически прокричала сотруднику ФСИН, что мне необходимо выйти из следственной комнаты. Но он закрыл дверь и выключил кнопку вызова. Более часа я нажимала кнопку вызова, никто не реагировал, в это время четверо следователей, мужчины, смеялись надо мной, говорили, что у меня не получится от них сбежать и что я буду ждать, когда М. приведут обратно», – отметила Елена Сенина. Она пыталась объяснить, что не собирается бросать своего подзащитного и срывать ознакомление. Но следователи смеялись, хамили и говорили, что раскусили планы защитника.

После полутора часов в такой обстановке у Елены Сениной разболелась голова. «У меня обострились хронические неврологические заболевания, началась истерика, состояние было обморочным, я стала задыхаться, повысилось давление», – рассказала «АГ» адвокат. По ее словам, сначала следователей это только раззадорило, но потом один из них все-таки вызвал сотрудника изолятора. Тот пришел сразу же, но просьбы адвоката вызвать врача и позволить посетить туалет не слушал, реагировал только на слова следователя. «В туалет меня конвоировал следователь, так как без него, по утверждению сотрудников ФСИН, я не могу перемещаться и оставаться в помещениях из-за карантинных мер», – рассказала адвокат.

Зная свое состояние здоровья, Елена Сенина снова попросила вызвать врача. Когда тот все-таки пришел, выяснилось, что у защитника серьезно поднялось давление. Выписывать справку медик отказался. «Сотрудников ФСИН и следователей крайне забавляла эта ситуация, что они наглядно демонстрировали своим поведением, мимикой, вербально. Шутили, что оставят меня тут жить», – отметила защитник. Из-за плохого самочувствия ей пришлось написать заявление с просьбой отложить следственные мероприятия. После этого адвокату позволили пройти к выходу.

Сотрудники СИЗО тщательно проверили ее вещи и сняли на видео каждый документ. Разумеется, среди них были и сведения, составляющие адвокатскую тайну, говорит Елена Сенина. На выходе у нее также оказалось письменное согласие от М. на публичные выступления по его делу. «Эту бумагу М. написал под мою диктовку, чтобы потом отправить в мой адрес, но я взяла ее со стола, когда выходила в туалет, – я не могла его бумаги оставлять следователям. Я пояснила это сотрудникам ФСИН, попросила передать бумагу обратно подзащитному, также в очередной раз сказала, что нуждаюсь в медицинской помощи», – объяснила свой поступок Елена Сенина.

Однако адвоката вернули в следственный кабинет, вызвали пятерых вооруженных сотрудников СИЗО и долго составляли протокол. «На мои просьбы о медпомощи мне отвечали, что вызвали скорую помощь и что, когда я выйду из СИЗО, она уже будет меня ждать. Этого, конечно же, не было. Я вышла из СИЗО уже после 21:00 и сама обратилась к врачу», – отметила она.

На этом унизительное отношение, по ее словам, не закончилось. 19 ноября в ходе очной ставки в здании СУ СК на Техническом переулке был объявлен перерыв на пять часов для изготовления протокола. «Я обратилась к следователю с просьбой в связи с длительным перерывом подписать мой пропуск, чтобы я могла покинуть здание, пообедать, а не ожидать пять часов в коридоре, на что получила категорический отказ. Следователь пояснил, что его руководство распорядилось адвокатов из здания не выпускать. На мои речи о свободе передвижения никто не отреагировал», – рассказала защитник. В итоге она больше 12 часов находилась в здании СУ СК без возможности его покинуть.

В том же обращении Елена Сенина отметила системные проблемы в СИЗО-1. Так, следователи сейчас, как и до карантина, имеют приоритет перед адвокатами при проходе в следственные кабинеты. «Адвокаты приходят рано утром, занимают очередь, ждут по 4-6 часов в коридоре. После чего приходит следователь и заходит без очереди. Адвокаты должны довольствоваться остатками, если таковые будут», – утверждает защитник. При этом, подчеркнула она, следователей не досматривают, а адвокатов-женщин иногда досматривают даже на гинекологическом кресле.

В комментарии «АГ» Елена Сенина отметила, что ранее ни разу за 16 лет адвокатской практики не обращалась в Комиссию по защите прав адвокатов: «Обращение за помощью в палату – это крайний случай, когда адвокат не может самостоятельно справиться со сложившейся ситуацией».

По ее словам, уголовное дело М. имеет общественный резонанс. Именно с этим адвокат связывает жесткие действия представителей стороны обвинения. «Вступая в это уголовное дело, я осознавала всю его сложность, но такое отношение к адвокатам, исполняющим свой долг, считаю крайне неверным, затрагивающим не только мои интересы, но и интересы корпорации в целом», – подчеркнула Елена Сенина.

Председатель Комиссии Совета АП г. Москвы по защите прав адвокатов Роберт Зиновьев сообщил «АГ», что обращение Елены Сениной было зарегистрировано 20 ноября.

По его мнению, этот случай, как он описан в обращении адвоката, вопиющий прежде всего в том, что касается поведения группы следователей и сотрудников ФСИН в отношении адвоката, тем более – женщины: «Такое поведение не только аморально, но и прямо запрещено законом – ст. 9 УПК РФ. В то же время, как это ни парадоксально, подобные ситуации случаются все чаще, в том числе и со стороны следователей федерального уровня». Обращает на себя внимание и грубое игнорирование следователями законных оснований назначения защитника и порядка распределения дел по назначению, действующего в Москве, считает председатель Комиссии.

«Надо отдать должное Елене Сениной, она совершенно грамотно поступила, столкнувшись со вторым “защитником” своего доверителя, спокойно указав ему на отсутствие законных оснований его явки (тем более – в обход АИС АП г. Москвы) и на риск привлечения к дисциплинарной ответственности за такие действия. Надо сказать, что и этот адвокат после общения с Еленой Сениной правильно сориентировался в ситуации и удалился», – указал Роберт Зиновьев.

Он также подтвердил готовность Комиссии разобраться в ситуации и оказать возможную поддержку Елене Сениной: «Мы, безусловно, отреагируем. Направим во ФСИН России обращение о проведении служебной проверки, проинформируем также Минюст как контролирующий ФСИН орган, который обязан реагировать на подобные нарушения и со своей стороны также может инициировать проверку».

К сожалению, добавил он, профессиональный уровень следователей СК неуклонно снижается, и такие эпизоды – яркие иллюстрации истинного состояния дел в ведомстве. «Тем не менее в Следственный комитет также будет направлено обращение о проведении служебной проверки», – подчеркнул Роберт Зиновьев.

Рассказать: