×

Защитнику по назначению удалось добиться оправдания обвиняемого в оставлении в опасности малолетнего

Суд признал отсутствие доказательств того, что подсудимый понимал и осознавал, что водоем, прилегающий к задней части участка, представлял опасность для его ребенка, оставленного во дворе
Адвокат Вадим Мясищев отметил, что гособвинитель просила суд назначить наказание в виде штрафа в размере 40 тыс. руб., зная, что из-за коронавируса семья находится в тяжелом материальном положении и имеющиеся деньги идут на лечение ребенка.

Мировой суд судебного участка № 30 Долгопрудненского судебного района Московской области оправдал отца, обвиняемого по ст. 125 УК «Оставление в опасности» в связи с тем, что его ребенок упал в воду, когда тот на 5 минут оставил его во дворе дачи одного.

25 сентября 2019 г. Александр Кузнецов находился с трехлетним сыном на территории дачного участка друга семьи Ильи Глебова, когда ему позвонила супруга и попросила отправить ей нужные по работе файлы. Для этого он оставил сына одного во дворе и на несколько минут зашел в дом. Вернувшись во двор, Александр Кузнецов начал искать сына и нашел его в водоеме – тот лежал лицом в воде. Мужчина начал делать искусственное дыхание, а Илья Глебов вызвал скорую. Ребенка доставили в больницу в бессознательном состоянии. На следующий день у мальчика заработал мозг, вскоре его состояние стабилизировалось. В настоящий момент ребенку требуются лечение и реабилитация.

В связи с происшествием было возбуждено уголовное дело по ст. 125 УК. Дознание посчитало, что Александр Кузнецов заведомо умышленно оставил сына без помощи и присмотра примерно на 10 минут (в последующем выяснилось, что ребенок был один не более 5 минут. – Прим. ред.), достоверно зная, что дачный участок на расстоянии 30 метров примыкает к водоему, который является источником повышенной опасности.

В суде гособвинитель просила назначить Александру Кузнецову наказание в виде штрафа в размере 40 тыс. руб.

Александр Кузнецов свою вину не признал. Он рассказал, что сын всегда его слушался, а он попросил его никуда не уходить, при этом, даже когда зашел в дом, – наблюдал за ребенком из окна. Он отметил, что до приезда скорой он реанимировал сына. Кроме того, обвиняемый указал, что организовал сбор средств, благодаря которому удалось отправить сына на реабилитацию в Ялту.

Представитель потерпевшего – мама Юлия Новоселова – пояснила, что данное событие стало ударом для Александра Кузнецова, так как он очень любит сына. Она подчеркивала, что с самого начала расценивала произошедшее как несчастный случай.

Допрошенный врач скорой помощи, прибывший по вызову на участок, пояснил суду, что то, что Александр Кузнецов сделал первичную реанимацию, повысило шансы на выживание ребенка.

Защитник по назначению, адвокат, руководитель Долгопрудненского филиала КА «Династия» Вадим Мясищев в суде заметил, что ни в ходе дознания, ни в процессе судебного разбирательства умысел подсудимого на совершение преступления доказан не был. Он указал, что обвинение не было конкретизировано – в нем не указано, в чем заключалась опасность для жизни ребенка, когда подсудимый оставил его возле дома. Более того, Александр Кузнецов принял все зависящие от него меры для спасения сына. Мужчина характеризуется как примерный семьянин и любящий отец, что подтверждается показаниями потерпевшей, свидетелей, в том числе врачей, и материалами дела.

Адвокат обратил внимание на то, что преступление, предусмотренное ст. 125 УК, совершается исключительно путем бездействия, которое выражается в умышленном оставлении без помощи лица, находящегося в опасном для жизни и здоровья состоянии. Уголовная ответственность по данной статье наступает только при наличии прямого умысла – виновный должен осознавать объективные свойства ситуации, в которой он оставляет потерпевшего, и заведомо должен знать о ее опасности. Данные обстоятельства, заметил Вадим Мясищев, в ходе расследования уголовного дела установлены не были.

Также он указал, что, если лицо добровольно заблуждается о наличии опасности для жизни или здоровья потерпевшего, ответственность по ст. 125 УК исключается. Кроме того, защитник отметил, что опасная для жизни или здоровья потерпевшего ситуация должна реально иметь место на момент оставления. Если ситуация опасности возникла после того, как виновный оставил потерпевшего, ответственность исключается. Вадим Мясищев пояснил, что Александр Кузнецов был уверен в том, что его сын находится в безопасном месте, его жизни и здоровью ничего не угрожает, явные признаки опасности отсутствуют и его кратковременное нахождение в доме не приведет к негативным последствиям.

Адвокат указал, что состав любого преступления состоит из четырех групп признаков, к которым относятся: объект преступления, объективная сторона преступления, субъективная сторона преступления и субъект преступления. Для признания деяния преступным необходимо наличие всех четырех признаков. Субъективная сторона оставления в опасности характеризуется виной в форме прямого умысла. «Учитывая, что наличие прямого умысла в действиях подсудимого не доказано, следовательно, отсутствует один из четырех необходимых признаков преступления, что исключает наличие состава преступления», – подчеркнул Вадим Мясищев. Он добавил, что, согласно ст. 73 УПК, при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию мотив преступления, который в данном случае не установлен.

Выслушав участников разбирательства, суд согласился с доводами защиты и пришел к выводу, что Александр Кузнецов не подлежит привлечению к уголовной ответственности, поскольку в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 125 УК. Суд указал, что показания свидетелей согласуются друг с другом, в том числе с показаниями свидетелей стороны обвинения. Кроме того, Илья Глебов подтвердил, что на момент оставления ребенка отсутствовала реальная ситуация оставления в опасности.

Суд посчитал, что в материалах уголовного дела отсутствуют доказательства, указывающие на то, что Александр Кузнецов, оставляя ребенка на улице, непосредственно перед верандой дома, на территории, имеющей забор и закрытый вход на участок, на непродолжительное время, не более пяти минут, что подтверждено как материалами дела, так и показаниями свидетелей, действовал с умыслом, то есть заведомо осознавал опасность оставления ребенка без помощи, предвидел возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желал их наступления. При этом отсутствовала и опасная для жизни и здоровья ребенка ситуация на момент оставления его отцом.

«Доказательств того, что Кузнецов А.М. на момент оставления ребенка на закрытой территории предвидел возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желал их наступления, понимал и осознавал, что водоем, прилегающий к задней части участка на расстоянии 30 метров, представлял опасность для его ребенка, суду не представлено», – подчеркивается в приговоре. Суд оправдал Александра Кузнецова ввиду отсутствия состава преступления и признал за ним право на реабилитацию.

В комментарии «АГ» Вадим Мясищев рассказал, что неоднократно в ходе дознания, при ознакомлении с материалами уголовного дела и в ходе предварительного слушания в суде он заявлял ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления. «Ходатайства заявлялись и потерпевшей с подзащитным. Однако при явном отсутствии состава преступления в удовлетворении ходатайств было отказано. Неоднократно предлагалось прекратить дело за примирением сторон, однако подзащитный и потерпевшая категорически отказались примиряться, считая, что дело возбуждено незаконно и при такой ситуации только суд сможет во всем разобраться. Уверенная позиция моего подзащитного помогла нам добиться полного оправдания», – указал он.

Вадим Мясищев отметил, что гособвинитель попросила назначить наказание в виде штрафа в размере 40 тыс. руб., несмотря на то что семья Кузнецовых находится в трудном материальном положении: подсудимый не имеет стабильного заработка из-за ограничений в связи с коронавирусом, а имеющиеся деньги уходят на лечение ребенка, сиделку и так далее. «То есть, прося суд назначить такой высокий для этой семьи штраф, гособвинитель не принял во внимание, что эти деньги будут взысканы из семейного бюджета, а они необходимы именно ребенку», – подчеркнул он. Адвокат добавил, что прокуратура уже подала апелляционное представление.

Рассказать: