×

Камень преткновения

Феномен преюдиции и проблемы преюдициальности судебных актов
Материал выпуска № 18 (179) 16-30 сентября 2014 года.

КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ

Феномен преюдиции и проблемы преюдициальности судебных актов

В своей деятельности суды сталкиваются с необходимостью установления значительного объема юридических фактов и правоотношений. В условиях взаимной связи дел с участием одних и тех же лиц возникает проблема целесообразности многократного повторения процесса доказывания по одним и тем же вопросам. Данная статья посвящена преюдиции судебных актов – правовому явлению, призванному упростить процесс доказывания в тех случаях, когда факты и правоотношения уже были предметом судебного рассмотрения, и направленному на предотвращение повсеместного пересмотра вступивших в законную силу судебных актов.

Отсутствие единообразия в установлении юридических фактов и правоотношений, которые ложатся в основу выносимых судебных актов, может привести к негативным последствиям. Во-первых, лицам, участвующим в деле, и судам необходимо будет тратить неоправданно большое количество сил и средств на доказывание и установление одних и те же фактов и правоотношений, что приведет к неоправданному росту судебных издержек и времени, затрачиваемого на рассмотрение дела. Во-вторых, возникнет опасность конкуренции судебных актов в тех случаях, когда одни и те же доказательства, по-разному оцененные судами, приведут к различным выводам и, как следствие, к вынесению противоречивых решений. Подобное положение вещей может дестабилизировать судебную систему, подорвать авторитет судебной власти, способствовать обращению заинтересованных лиц к неправовым (а нередко и противоправным) способам разрешения споров1.

Правила о преюдиции содержатся в ст. 61 ГПК РФ, ст. 69 АПК РФ. Данные нормы устанавливают основания, освобождающие стороны от доказывания тех или иных фактов – обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом по ранее рассмотренному делу. Такие обстоятельства обязательны для суда, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Дискуссионность вопроса о преюдиции
Вопрос о преюдиции судебного акта, вступившего в законную силу, на сегодняшний день представляется дискуссионным. Он обсуждался и обсуждается сейчас как в науке, так и в практике. Под преюдицией (от лат. praejudicio – предрешение) понимается обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением или приговором по какому-либо другому делу2.

Преюдициальность судебного решения, как одно из его свойств, непосредственно связана с принципом истинности решения. Как известно, решение, вступившее в законную силу, не оспоренное и не отмененное, признается истинным в любом случае и не может ставиться под сомнение. Оно обязательно для лиц, в отношении которых постановлено, а также для всех иных лиц, организаций и государственных органов. Отсюда и берет свое начало принцип преюдиции. Несмотря на то что преюдициальность является одним из конститутивных свойств судебного решения, сам термин «преюдиция» присутствует только в УПК РФ, а легальное определение данного понятия и вовсе отсутствует. Не определены в законодательстве также способы и пределы ее применения, в связи с чем на практике возникает множество вопросов и противоречий.
На наш взгляд, начать стоит с пределов применения преюдициально установленных судебным решением фактов.

Решение суда как процессуальный документ, которым заканчивается разрешение дела по существу, имеет свою структуру. Как единый и неделимый юрисдикционный акт решение вступает в законную силу в целом, а не в отдельных частях. Процессу вынесения решения предшествует анализ требований истца, возражений ответчика, объяснений других лиц, что указывается в описательной части решения, исследование обстоятельств дела, установленных судом, представленных доказательств, норм права, применяемых в конкретной ситуации, что находит отражение в мотивировочной части. По завершении рассмотрения дела оглашается решение, точнее, его резолютивная часть – выводы суда об удовлетворении иска или об отказе в удовлетворении полностью или частично.

Распространяется ли законная сила судебного решения на его мотивы и справедливо ли освобождение от доказывания всех фактов, установленных судом и зафиксированных в мотивировочной части решения? В теоретическом аспекте все авторы сходятся во мнении, что законная сила распространяется на юридические факты и правоотношения, устанавливаемые судом при разрешении дела. При этом некоторые полагают, что мотивы судебного решения – это фактические обстоятельства, являющиеся основой резолютивной части решения, а другие – что мотивы судебного решения – это соображения, которые суд приводит для обоснования своих выводов о существовании либо об отсутствии этих фактов, правонарушения и субъективного права3.

Господствующей стала точка зрения, в соответствии с которой под мотивами судебного решения понимаются фактические обстоятельства, являющиеся основой резолютивной части решения, при этом на них законная сила судебного решения распространяется в полной мере. Соответственно, все обстоятельства, указанные как в резолютивной, так и мотивировочной части решения, являются преюдициальными и не требуют дальнейшего доказывания, что подтверждается также нормами действующего законодательства (ч. 2 ст. 61 ГПК РФ, ч. 2 ст. 69 АПК РФ).

Объективные пределы преюдиции
Стоит отметить, что правила об объективных пределах преюдиции сформулированы законодателем достаточно отвлеченно и при буквальном толковании в некоторых случаях способны воспрепятствовать реализации права на судебную защиту.

Приведем пример. Некоторые факты, права и правоотношения становятся объектами государственной регистрации (акты гражданского состояния, права на недвижимое имущество, административная регистрация автотранспортных средств и т.п.), что облегчает их доказывание. Однако установление таких фактов на основе данных соответствующих реестров (и других подобных им источников) зачастую происходит без проверки правильности указанных данных, поскольку необходимость такой проверки не обусловлена предметом рассматриваемого спора (например, обстоятельство отцовства в деле по иску о взыскании алиментов при подтверждении отцовства записью в органах ЗАГС и т.п.). В то же время буквальное толкование процессуального закона (ст. 61 ГПК) распространяет преюдициальность решения и на эти факты.

По мнению суда, изложенному в постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 9 августа 2012 г. по делу № А79-11193/2010, из толкования нормы ч. 2 ст. 69 АПК РФ следует, что преюдиция распространяется на содержащуюся в судебном акте, вступившем в законную силу, констатацию тех или иных обстоятельств, которые входили в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу. Преюдициальность предусматривает не только отсутствие необходимости повторно доказывать установленные в судебном акте факты, но и запрет на их опровержение. Отнесение тех или иных обстоятельств к преюдициально установленным означает запрет заново устанавливать, оспаривать или опровергать те же обстоятельства в целях замены ранее сделанных выводов на противоположные. Преюдициально установленные обстоятельства не подлежат доказыванию вновь, не могут быть повторно исследованы и пересмотрены судом. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 31 августа 2011 г. по делу № А70-125/2011 содержит позицию о том, что преюдиция распространяется на установление судом тех или иных обстоятельств, содержащихся в судебном акте, вступившем в законную силу, если последние имеют правовое значение и сами по себе могут рассматриваться как факт, входивший в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу.

По сути дела, в судебных актах не создаются, а лишь закрепляются какие-то факты. Как указал в постановлении ФАС Московского округа от 24 января 2013 г. по делу № А41-34275/09 суд кассационной инстанции, п. 2 ст. 69 АПК РФ связывает преюдициальное значение не с наличием вступивших в законную силу судебных актов, разрешающих дело по существу, а с обстоятельствами (фактами), установленными данными актами, имеющими значение для другого дела, в котором участвуют те же лица. Таким образом, если в судебном акте установлена преюдициальность определенных фактов, то в дальнейшем суды лишены возможности иначе оценивать доказательства в их подтверждение или опровержение.
Если ситуация с поименованными фактами более или менее понятна, то проблема преюдициальности «подразумеваемых» фактов, т.е. таких фактов, которые не указаны как установленные в судебном решении, но учтены (или должны были учитываться) судом при вынесении решения в практике, не решена. Исследуя вопрос о преюдициальном значении юридически безразличных обстоятельств, которые ошибочно были включены судом в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу, можно отметить, что судебная практика по данному вопросу весьма противоречива.

Екатерина ИЛЬИНА,
юрист адвокатского бюро DS Law

Полный текст комментария читайте в печатной версии «АГ» № 18 за 2014 г.


1 См.: Безруков А.М. Преюдициальная связь судебных актов. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. IV.
2 Большой юридический словарь. М., 2001. С. 483.
3 См.: Безруков А.М. Указ. соч. С. 27.