×

На острие

Изменения в обороте холодного оружия в России
Материал выпуска № 18 (179) 16-30 сентября 2014 года.

НА ОСТРИЕ

Изменения в обороте холодного оружия в России

17 июня 2014 г. КС РФ признал1 положение ч. 4 ст. 222 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за незаконный сбыт холодного оружия, не соответствующим Конституции РФ в части тех внутренних противоречий законодательства, что возникают в отношении оборота антикварного холодного оружия. В ответ на это 21 июля МВД России опубликовало2 проект изменений в УК, призванных конкретизировать санкцию за сбыт холодного оружия, который предполагает введение новой категории – «боевого холодного оружия», уголовную ответственность за сбыт которого предлагается оставить.

На сегодняшний день в Федеральном законе «Об оружии» от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ (ред. от 20.04.2014) отсутствует определение такого понятия, как «боевое холодное оружие», и даже в ГОСТах3, регламентирующих признаки холодного оружия, признается, что под ним зачастую подразумевается любое холодное оружие, в том числе гражданское. Всего ГОСТ выделяет 31 разновидность различных видов холодного оружия, среди которых боевым считается используемое государственными военизированными организациями для боевых задач. К проблеме, обозначенной Конституционным Судом, этот законопроект не относится, поскольку любое, в том числе и боевое оружие, изготовленное до 1945 г., является антикварным.

Зарубежный опыт

В решении проблемы холодного оружия следует обратить внимание на передовой мировой опыт, в котором, как правило, вообще не существует такого понятия, как «холодное оружие», куда включается достаточно произвольный перечень типов оружия, из-за чего, например, мачете в качестве хозяйственно-бытового предмета можно купить в любом подземном переходе. Вместо этого применяется конкретный закрытый перечень типов оружия, характерных для криминального поведения, например «выкидные ножи» или спрятанные в других предметах ножи, так как очевидно, что в XXI в. преступники вряд ли будут использовать средневековые мечи или офицерские кортики в качестве орудий убийства.

Что еще более важно, государства зачастую просто запрещают носить опасные предметы конкретным лицам из групп риска, например уголовникам и психически больным людям, вместо того, чтобы регулировать оборот ножей. Более того, в ряде стран, например, в Чехии и Польше, законодательство вообще никак не регламентирует оборот неогнестрельного оружия. Таким образом, холодное оружие находится в свободном обороте, что, однако, не привело к росту преступности в этих странах, являющихся в разы более безопасными, чем Россия. Также многие страны передают вопросы регулирования ношения холодного оружия в общественных местах местному самоуправлению, что позволяет проводить более гибкую и адекватную политику, учитывая специфику каждой территории.
 
Современные реалии

Вместо того чтобы и дальше усложнять и без того перегруженную российскую нормативную базу, на наш взгляд, необходимо руководствоваться практическим опытом и устранять лишние понятия, расширяя полномочия на местах, а не вводить новые категории в законодательство.

На практике с использованием холодного оружия совершается ничтожная доля насильственных преступлений (менее 0,3%). Немаловажно, что абсолютное большинство используемого в них оружия признается «холодным» постфактум. С другой стороны, значительную часть такого оружия граждане приобретают и используют в целях самообороны, поддерживая таким образом национальный правопорядок, что продолжает игнорироваться законодателем, хотя уголовная ответственность за ношение холодного оружия уже была отменена.

По нашему мнению, стоит воспользоваться сложившейся правовой коллизией и в принципе отказаться от федерального регулирования холодного оружия, так же как в свое время наше общество отказалось от государственных ограничений рукопашных боевых искусств.

Мария БУТИНА,
председатель общероссийской общественной организации «Право на оружие»



1http://m.garant.ru/hotlaw/federal/548801/
2 http://regulation.gov.ru/project/16761.html
3http://goo.gl/3xAmME

СЛЕДУЕТ КОНКРЕТИЗИРОВАТЬ И ОГРАНИЧИТЬ ОБОРОТ
ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ ХОЛОДНОГО ОРУЖИЯ


В статье М. Бутиной звучат здравые, на мой взгляд, идеи, но имеются также суждения, требующие дополнительного осмысления, а возможно, и переосмысления. Прежде всего следует отметить, что появление упомянутого в данной публикации законопроекта МВД России продиктовано целями уточнения видов холодного оружия, сбыт или изготовление которых влечет уголовную ответственность по ч. 4 ст. 222 и ч. 4 ст. 223 УК РФ в связи принятием КС РФ постановления от 17 июня 2014 г. № 18-П. Поэтому следует разграничивать вопрос о том, насколько сегодня обоснованно установление ответственности в УК РФ за сбыт или изготовление холодного оружия, с вопросом о том, нужно ли вообще регулирование на федеральном уровне оборота холодного оружия, в частности, путем закрепления мер административной ответственности за ряд нарушений.

Рассматривая первый вопрос об обоснованности криминализации в УК РФ незаконных сбыта или изготовления холодного оружия солидарен с автором статьи. Ключевым фактором криминализации по смыслу ст. 14 УК РФ выступает существенный уровень общественной опасности поведения, запрещаемого уголовным законом. То есть это поведение должно либо причинять существенный вред охраняемым ценностям (личности, общественной безопасности и т.д.), либо создавать реальную угрозу наступления такого вреда. Думается, что незаконные изготовление и сбыт холодного оружия в современных условиях этому требованию не отвечают. Сами по себе эти деяния, даже сбыт боевого холодного оружия, существенного вреда не причиняют, а также не создают угрозы его наступления – по крайней мере, большей, нежели продажа любого хозяйственного или старинного ножа (а последние сегодня не рассматриваются как предмет преступления по ст. 222, 223 УК). Не случайно, незаконные изготовление, продажа и передача пневматического оружия сегодня наказуемы лишь в административном порядке по ст. 20.10 КоАП РФ. По своим же тактико-техническим характеристикам пневматическое оружие значительно превосходит холодное оружие. Например, некоторые пневматические винтовки позволяют производить поражение цели на расстоянии более 50 м, и практике известны далеко не единичные случаи, когда путем производства выстрелов с балконов или из окон домов причинялся вред здоровью людей и даже их смерть. При этом КС РФ неоднократно подчеркивал, что уголовная ответственность должна быть крайней, исключительной формой реагирования на противоправное поведение субъектов. Ясно, что нарушения в части оборота холодного оружия – явно не тот случай, когда нужна уголовная репрессия. С учетом этих и многих иных соображений положения УК РФ об ответственности за изготовление и сбыт холодного оружия есть основания считать рудиментом отечественного уголовно-правового регулирования, требующим скорейшей ликвидации. Именно по этой причине разработанный МВД России законопроект, который содержит лишь поправки в Федеральный закон «Об оружии», но не в УК РФ, заслуживает, на мой взгляд, критической оценки.

Артем ИВАНЧИН,
к.ю.н., доцент, адвокат АП Ярославской области, эксперт ФПА РФ

Полный текст комментария читайте в печатной версии «АГ» № 18 за 2014 г.