×

Конституционный секвестр

Определением от 8 февраля 2011 г. № 192-О-О КС РФ отказал ФПА в праве обращаться в суд в интересах адвокатов
Материал выпуска № 8 (97) 16-30 апреля 2011 года.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СЕКВЕСТР

Определением от 8 февраля 2011 г. № 192-О-О КС РФ отказал ФПА в праве обращаться в суд в интересах адвокатов

Таким образом, Конституционный Суд поддержал позицию, которую ранее занял Верховный Суд. Добиваясь повышения ставок оплаты труда адвокатов по назначению, ФПА РФ от имени от имени адвокатов Российской Федерации обращалась в Верховный Суд РФ с заявлением о признании недействующими п. 1 и 3 Постановления Правительства РФ от 4 июля 2003 г. № 400.

Определением от 9 сентября 2008 г. Верховный Суд отказал в принятии этого заявления, сославшись на то, что в соответствии с ч. 2 ст. 4 и ч. 1 ст. 46 ГПК РФ организация вправе обратиться в суд в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица или неопределенного круга лиц в случаях, предусмотренных данным Кодексом, другими федеральными законами, которыми такое право ФПА РФ не предусмотрено. Кассационная коллегия ВС РФ оставила это определение без изменения. В передаче надзорной жалобы в Президиум ВС РФ также было отказано.
Публикуем выдержки из определения

КС от 8 февраля 2011 г. № 192-О-О, мнений судей КС К.В. Арановского и В.Г. Ярославцева, а также материалы, отражающие позицию адвокатского сообщества.

 КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 февраля 2011 г. N 192-О-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПАЛАТЫ АДВОКАТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ПУНКТОМ 2
СТАТЬИ 35 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
И АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

<…> Федеральная палата адвокатов РФ в своей жалобе в Конституционный Суд РФ оспаривает конституционность п. 2 ст. 35 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которому Федеральная палата адвокатов как орган адвокатского самоуправления в Российской Федерации создается в целях представительства и защиты интересов адвокатов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, координации деятельности адвокатских палат, обеспечения высокого уровня оказываемой адвокатами юридической помощи; Федеральная палата адвокатов является организацией, уполномоченной на представление интересов адвокатов и адвокатских палат субъектов РФ в отношениях с федеральными органами государственной власти при решении вопросов, затрагивающих интересы адвокатского сообщества, в том числе вопросов, связанных с выделением средств федерального бюджета на оплату труда адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводстве в качестве защитников по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения в смысле, придаваемом им правоприменительной практикой, нарушают права адвокатов, гарантированные ст. 30 (ч. 1) и 46 (ч. 1) Конституции РФ, поскольку лишают Федеральную палату адвокатов РФ права представлять их интересы в суде. <…>

2. <…> Обращение в суд, в том числе организаций, в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц… допускается, согласно ч. 1 ст. 46 ГПК РФ, в случаях, предусмотренных законом. Процессуальное же представительство конкретных лиц допускается по правилам, установленным гл. 5 ГПК РФ.

Закон не относит Федеральную палату адвокатов РФ к объединениям, имеющим право обращения в суд в интересах неопределенного круга лиц, а равно к законным представителям адвокатов в гражданских делах. Оспариваемые в ее жалобе законоположения определяют представительство и защиту интересов адвокатов, в том числе в государственных органах, как общую цель палаты, не предопределяя содержание предмета деятельности и объем ее прав для достижения этой цели.

Право же организации, считающей, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа публичной власти нарушаются ее права и свободы, гарантированные Конституцией РФ, законами и другими нормативными правовыми актами, обратиться в суд с заявлением о признании такого акта противоречащим закону полностью или в части, а также правила производства по делам этой категории предусмотрены положениями гл. 24 ГПК РФ, в том числе ч. 1 ст. 251.

Таким образом, оспариваемые законоположения… не содержат неопределенности с точки зрения их соответствия Конституции РФ и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права адвокатов РФ. <…>

МНЕНИЕ
СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
К.В. АРАНОВСКОГО

<…> Будучи профессиональным объединением граждан, адвокатура вправе защищать свои корпоративные интересы, действуя в порядке корпоративности и самоуправления через свои органы. Палата же, определяемая законом как орган адвокатского самоуправления, не только обязана действовать этом качестве, но и не может, по сути, иметь иных законных интересов, чем интересы адвокатуры.

Права и обязанности сообщества адвокатов, корпоративно осуществляемые в том числе Палатой как органом адвокатского самоуправления, особенно при выполнении публично значимых функций адвокатуры, образуют материально-правовую основу процессуальной правоспособности Палаты. Именно на представление определенных интересов адвокатов Палата как организация уполномочена законом, что означает их отнесение к предмету ее прав. Разумеется, в соответствии с диспозитивными началами гражданского судопроизводства, оставляющими, как правило, на усмотрение самого лица решение об обращении в суд за защитой своих прав, Палата вправе обратиться в суд в защиту лишь тех общих для адвокатуры интересов и прав публично-правового значения, на представление которых она уполномочена. В их осуществлении адвокаты связаны условиями обязательного членства, что обязывает их независимо от собственного усмотрения к выполнению публично значимых функций. Выполнение адвокатурой таких функций следует, в частности, из постановления Конституционного Суда РФ от 23 декабря 1999 года № 18-П, из его определений от 21 декабря 2000 г. № 282-О, от 15 января 2009 г. № 462-О-О, от 1 июня 2010 г. № 782-О-О и состоит в том числе в обеспечении права на квалифицированную юридическую помощь и других конституционных прав граждан.

По смыслу положений абз. 2 п. 2 ст. 35 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» вопросы, связанные с выделением средств федерального бюджета на оплату труда адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводстве по назначению, входят в состав корпоративных интересов адвокатского сообщества, имеющих публичное значение. Это дает Палате как органу адвокатского самоуправления основание к обращению в суд оспариванием нормативных правовых актов, затрагивающих или способных затронуть соответствующие интересы сообщества адвокатов.

Ввиду изложенного на заявление Палаты о признании недействующим нормативного правового акта, затрагивающего права, свободы и законные интересы профессионального сообщества адвокатов, распространяются процессуальные нормы о праве на обращение в суд в своем интересе, включая положения п. 2 ч. 1 ст. 27 ГПК РФ, из которых следует, в частности, что Верховный Суд РФ как суд первой инстанции рассматривает гражданские дела об оспаривании нормативных правовых актов Правительства РФ, затрагивающих права, свободы и законные интересы организаций. Как установлено определением Конституционного Суда РФ от 8 июля 2004 г. № 238-О, «п. 1 ст. 134 ГПК РФ в системной связи с ч. 1 ст. 246 и ч. 1 ст. 251 данного Кодекса не предполагает отказ суда в принятии заявления о признании принятого и опубликованного в установленном порядке нормативного правового акта органа государственной власти противоречащим закону в случае, если заявитель считает, что этим актом нарушаются его права и свободы, гарантированные Конституцией РФ, законами и другими нормативными правовыми актами». <…> 

МНЕНИЕ
СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
В.Г. ЯРОСЛАВЦЕВА

<…> Федеральная палата адвокатов является организацией, уполномоченной на представление интересов адвокатов и адвокатских палат субъектов РФ в отношениях с федеральными органами государственной власти при решении вопросов, затрагивающих интересы адвокатского сообщества, в том числе вопросов, связанных с выделением средств федерального бюджета на оплату труда адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводства в качестве защитников по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда (п. 2 ст. 35 Федерального закона ).

При этом следует отметить, что Палата действует не только на основании закона, но и Устава, принимаемого Всероссийским съездом адвокатов (п. 5 ст. 35 Федерального закона). Так, согласно ст. 21 Устава предметом деятельности Палаты является защита законных интересов, чести и достоинства адвокатов, их социальных и профессиональных прав. Для выполнения уставных целей и задач своей деятельности (гл. 3 Устава) Палата вправе быть истцом и ответчиком в суде, арбитражном и третейском судах, заявителем в Конституционном Суде РФ в порядке, определенном законодательством РФ (ст. 14 Устава). Из этого вытекает, что закон определил не только уставные цели, но и предмет деятельности палаты.

Следовательно, согласно указанным положениям Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Устава Палата наделена правом обращения в суд как орган государственной власти (ст. 10 Конституции РФ) в целях защиты законных интересов адвокатов и их профессиональных прав, и по своей правовой сути эти положения устанавливают специальную правоспособность палаты как необходимое условие надлежащей реализации ею публичных функций. Более того, права и обязанности адвокатов, корпоративно осуществляемые при выполнении адвокатурой публично значимых функций, предполагают процессуальную правоспособность Палаты как органа адвокатского самоуправления при обращении за судебной защитой прав сообщества адвокатов с заявлением об оспаривании нормативных правовых актов, что предусмотрено ч. 1 ст. 3 и ч. 1 ст. 4, ст. 46 ГПК РФ.

Из этого следует, что на заявление Палаты о признании недействующим нормативного правового акта, затрагивающего права, свободы и законные интересы профессионального общества адвокатов, распространяются процессуальные нормы о праве организации на обращение в суд в своем интересе, включая положения п. 2 ч. 1 ст. 27 ГПК РФ, следуя которым Верховный Суд РФ как суд первой инстанции рассматривает гражданские дела об оспаривании нормативных правовых актов Правительства РФ, затрагивающих права, свободы и законные интересы организаций.
Иное истолкование Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в системе действующего правового регулирования ограничивало бы как реализацию публичных функций адвокатуры, так и конституционное право сообщества адвокатов на объединение для защиты своих интересов и связанных с ним принципов корпоративности и самоуправления адвокатуры, а также право объединения адвокатов на судебную защиту.

Таким образом, оспариваемые законоположения по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, содержат неопределенность и могут рассматриваться как нарушающие конституционные права адвокатов РФ. <…>