×

магия имени?

Закон «О полиции» должен приниматься в пакете с изменениями в УПК
Материал выпуска № 19 (84) 1-15 октября 2010 года.

МАГИЯ ИМЕНИ?

Закон «О полиции» должен приниматься в пакете с изменениями в УПК

Предназначение законодательной власти сводится к тому, чтобы принимать законы, полезные государству, обществу и гражданам. Изменение названия федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел без изменения концепции его формирования – дело пустое, затратное и неинтересное.

Проект федерального закона «О полиции» вынесен на всенародное обсуждение для определения целесообразности замены им устаревшего федерального закона «О милиции». Я начал изучение данного законопроекта с прочтения опубликованных к этому времени различных мнений. При этом был приятно удивлен тем, что мир постоянен как никогда. Любое обсуждение законопроекта «О полиции» сводится к получению ответа на один вопрос: «Стоит ли менять старое название “Милиция” на новое – “Полиция”»?

Уроки истории

Данное обстоятельство мне напомнило то время, когда в бытность депутатом Государственной Думы Федерального Собрания РФ первого созыва (1994–1995 гг.) я волею случая стал автором законопроекта «Об адвокатах и адвокатских объединениях». Одним из определяющих критериев концепции того законопроекта стало изменение названия и структурного построения адвокатского сообщества. Это вызвало массовое негодование со стороны и журналистов, и самого адвокатского сообщества, поскольку считалось нецелесообразным менять устоявшиеся традиции формирования адвокатуры, а тем более менять название «коллегия» на «гильдия» (см. Барщевский М.Ю. Организация и деятельность адвокатуры в России: Научно-практическое пособие. М., 1977).

Как известно, с принятием в 2002 г. Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» концептуально было изменено формирование адвокатского сообщества по принципу построения от приобретения статуса к персональному выбору организационно-правовой формы участия в сообществе. Сегодня никого не удивляет, что в каждом субъекте РФ существует одна адвокатская палата (как ее ни назови) и что для ее наполнения квалифицированными юристами в стране достаточно юридических вузов. 

Для понимания этого понадобилось семь лет. Однако хватит истории. Поговорим о насущном.

Настоящие проблемы

Законопроект «О полиции» должен приниматься в пакете с изменениями в УПК РФ касательно процессуальных полномочий полиции, а равно, при необходимости, с принятием федерального законодательства о следственном комитете, поскольку в законопроекте «О полиции» предусмотрены только функции общеполицейской направленности и производства дознания по делам, по которым предварительное следствие не обязательно. Из него исключены такие понятия, как криминальная милиция (полиция) и милиция (полиция) общественной безопасности, а с ними и соответствующие функции.

Однако эффективность работы полиции и общественное мнение о ней складывается не столько из выполнения ею общеполицейских функций, сколько из качества раскрытия и расследования тяжких и особо тяжких преступлений. Как известно, раскрытие преступления – обязанность оперативного аппарата, а расследование – следственного подразделения.

При этом важнейшим критерием тут является грамотное построение такой структуры, при которой организация раскрытия и расследования преступлений станет наиболее эффективной.

Расчленение на несколько федеральных законов родственных функций с организационным построением и подчинением исполнителей различным ведомствам уже несколько десятков лет довольно эффективно наносит вред процессу сдерживания преступности.

Каждое правоохранительное ведомство в нашей стране склонно к усилению собственного влияния на окружающее его общество и граждан. Оперативные службы МВД и ФСБ (как основные), имея ограниченные процессуальные возможности и безграничные оперативные полномочия, свободно вторгаются в жизнь общества и граждан, получая при необходимости одобрение суда. При этом львиная доля интересов этих служб не связана с расследованием преступлений, по которым предварительное следствие обязательно. Предварительное следствие осуществляется следственными подразделениями МВД, ФСБ и Следственным комитетом при прокуратуре РФ, как правило, без участия вышеназванных оперативных подразделений путем процессуального оформления того, что было предоставлено первыми. Такую работу нельзя назвать наступательной, а следовательно, и эффективной с точки зрения полезности ее для общества и государства.

На наш взгляд, Федеральный закон «О полиции» должен содержать полномочия как общеполицейской направленности (ст. 1–17 законопроекта), так и те, которых в нем сейчас нет, но которые можно было бы охарактеризовать как полномочия в сфере раскрытия и расследования преступлений, по которым предварительное следствие обязательно. Это не процессуальные, а организационные полномочия по формированию такой структуры, которую можно было бы назвать следственно-оперативной группой по раскрытию и расследованию преступлений. Эти группы обеспечиваются транспортом, они должны обеспечиваться мобильными научно-техническими и экспертными службами. На одного следователя должно приходиться 2–3 оперативных сотрудника, закрепленных на постоянной основе с непосредственным подчинением следователю при прямом подчинении старшему оперативному начальнику. Исполнение поручений следователя на проведение розыскных и оперативно-розыскных мероприятий, а также на осуществление оперативниками собственной оперативно-розыскной деятельности при таком положении подпадет под процессуальный контроль следователя и сведет к минимуму отписки последних о том, что выполнить нечто не представилось возможным. Это с одной стороны. С другой стороны, подконтрольность следователю всей оперативной составляющей, в свою очередь, так же сведет к минимуму всевозможные злоупотребления оперативника своими внепроцессуальними полномочиями.

Думаю, что для начала обсуждения данной проблемы информации вполне достаточно. Надеюсь, что лет через 10 эта проблема станет актуальной.

Александр ТРАСПОВ,
адвокат АП Ставропольского края, к. ю. н.

"АГ" № 19, 2010