×

Разрешение споров – фундамент бизнеса

14 сентября состоялась конференция «Разрешение международных споров: перспективы для России и стран СНГ»
Материал выпуска № 19 (84) 1-15 октября 2010 года.

РАЗРЕШЕНИЕ СПОРОВ – ФУНДАМЕНТ БИЗНЕСА

14 сентября состоялась конференция «Разрешение международных споров: перспективы для России и стран СНГ»

 
Гленн Хендрикс, Руперт Д'Круз, Дмитрий Дякин
и Варвара Кнутова

Конференция, проведенная в гостинице «Лоте Отель» в Москве, была организована Секцией международного права Американской ассоциации юристов. В этом мероприятии приняли участие представители юридических фирм США, России и стран СНГ, а также Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ. «АГ» выступила информационным партнером конференции.

От имени Министерства юстиции РФ и Министра юстиции Александра Коновалова участников конференции приветствовала Елена Борисенко, начальник департамента Минюста России.

Елена Борисенко: «Мы становимся частью мирового юридического сообщества, и эта конференция очень важна для нас. Не секрет, что мы стоим на пороге большой реформы, которую рынок ждет с опасением, так как ситуация на рынке юридических услуг очень сложная. Но у юристов не должно быть опасений, что государство разрушит их бизнес. Мы тщательно работаем над подготовкой реформы, анализируя в том числе и лучший мировой опыт, с тем чтобы избежать ошибок, которые могли бы совершить вследствие поспешных и необдуманных решений. Российские юристы становятся участниками глобального рынка юридических услуг, и мы рассчитываем на то, что эта тенденция будет развиваться и что через некоторое время мы сможем сказать: у нас есть единая корпорация с едиными этическими правилами. Вопросы, которые будут рассматриваться на конференции, сейчас особенно актуальны в связи с обсуждением законопроекта о международном коммерческом арбитраже».

С приветствием к участникам конференции обратился посол США в России Джон Байэрли. Посол США отметил, что конференция проходит на фоне улучшения российско-американских отношений и расширения спектра деятельности, объединяющей российский и американский бизнес.

Джон Байэрли: «Разрешение споров на межнациональном уровне – это дипломатия, на внутринациональном – это фундамент бизнеса. Российская система разрешения споров работает пока не очень хорошо, и бизнесмены, которые содержатся в пенитенциарных учреждениях, зачастую являются жертвами этой системы. Наша задача – оказать вам поддержку, поскольку вы участвуете в реализации мер глобализации. Я благодарю все адвокатские фирмы и неправительственные организации, которые помогают развитию бизнеса».

По мнению президента и председателя правления Американской торговой палаты в России Эндрю Сомерса, в России много проблем, связанных с международными спорами. Основная заключается в том, что исполнение решения иностранного суда сопряжено с очень большими трудностями.

Эндрю Сомерс: «Если проблемы, связанные с международными спорами, не удастся решить, то в России не будет развитого финансового сектора. Но российская система стремится к модернизации».

Работа конференции была организована по следующим сессиям: «Судебная помощь и исполнительное производство в рамках разрешения международных споров», «Где деньги лежат? Поиск активов должника, находящихся за границей», «“Терроризирование” бизнеса и корпоративные захваты», «Правила игры в спорах с участием Российской Федерации и государственных компаний».

Российский формализм

В рамках первой секции, председателем которой был Гленн Хендрикс (Arnall Golden Gregory LLP, США; бывший председатель секции международного права ААЮ), особенно интересными были сообщения Максима Кулькова (Goltsblat BLP, Москва) и Дмитрия Дякина (Magisters, Москва) о практике российских судов по принятию решений об обеспечительных мерах в отношении судебных разбирательств за рубежом, а также Варвары Кнутовой (Пепеляев Групп, Москва) о признании и исполнении решений иностранных судов в России.

До недавнего времени российские арбитражные суды не принимали решений об обеспечительных мерах в случаях, когда дело рассматривается за рубежом, и не признавали соответствующих решений иностранных судов, но теперь ситуация изменилась. Решающую роль сыграла позиция Высшего Арбитражного Суда: решение об обеспечительных мерах может быть принято в России, если это меры экономического характера, причем такое решение может быть принято даже в случае, когда заявление о принятии обеспечительных мер параллельно рассматривается за рубежом. Тем не менее в пока 90% случаев отечественные суды отказывают в принятии обеспечительных мер.

Также до недавнего времени российские суды неохотно признавали решения иностранных судов, хотя теоретически и не исключали такой возможности в случае, когда она, как того как требует закон, предусмотрена международным договором РФ и федеральным законом. Сейчас ситуация меняется к лучшему, однако добиться от российского суда, чтобы он признал и привел в исполнение иностранное решение, очень трудно, поскольку эта процедура крайне формализована (например, нужно вновь представлять все доказательства; не являются допустимыми доказательствами письма, направленные по электронной почте, если они не содержат электронной цифровой подписи).

Где деньги лежат?

Вторая сессия проходила под председательством Ильи Никифорова, управляющего партнера Санкт-Петербургского адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». Обсуждалось возросшее количество случаев неподчинения решениям суда о наложении взыскания на имущество, сокрытия активов от кредиторов. Участники дискуссии рассмотрели способы преодоления юридических барьеров на пути взыскания активов, находящихся за рубежом, в частности в оффшорных юрисдикциях.

Илья Никифоров: «Обратить взыскание на имущество сложно, когда должник упорно не подчиняется решению суда, однако это становится еще сложней, когда активы должника скрыты в оффшоре. Использование оффшорных инструментов и банков для сокрытия активов на протяжении уже долгого времени используется в Восточной Европе. Правильное понимание особенностей, сложностей, а также методов обращения взыскания на активы за рубежом приобрело особую значимость в свете международного финансового кризиса».

Опытные международные и российские эксперты в ходе сессии выработали рекомендации по раскрытию и судебному преследованию конечных бенефициаров трастовых компаний и других оффшорных фондов, по использованию различных методов поиска активов. Например, Эндрю Дюрант (FTI Consulting, Лондон) рекомендовал при отслеживании активов как можно шире использовать интернет-ресурсы: социальные сети и специальные сайты могут содержать очень много информации о должнике. Брайан Эрл (Федеральное бюро расследований, Посольство США в Москве) советовал сотрудничать с правоохранительными органами, поскольку последним намного проще найти скрывающегося должника и в рамках уголовного дела они могут использовать различные инструменты (в частности, электронное наблюдение, прослушивание телефонных переговоров), которые не могут быть применены в гражданском деле.

Уникальное явление

На третьей сессии обсуждались вопросы о том, что делает государство для защиты бизнеса и как бизнес может защититься от рейдерских атак. К сожалению, не удалось узнать, как относится к проблеме «терроризирования» бизнеса и корпоративных захватов отдел по особо серьезным экономическими преступлениями Следственного комитета МВД России, так как его представитель в работе третьей сессии не участвовал (хотя и был приглашен).

Председатель сессии Томас Файерстоун, постоянный представитель Министерства юстиции США, охарактеризовал российское рейдерство как «уникальное явление в истории развития преступности и новый этап в развитии рейдерства», поскольку рейдеры вовлекают в свою деятельность представителей государственного аппарата и судебной власти в качестве соучастников. По этой причине очень тяжело расследовать дела о рейдерских захватах и добиваться отмены незаконных судебных решений. К тому же, если путем возбуждения заказного уголовного дела рейдеры превращают потерпевшего в обвиняемого, ему намного труднее защищаться.

Участники обсуждения отмечали, что в связи с этим большое значение имеют принятые по инициативе Президента РФ поправки в УПК, благодаря которым арестовать предпринимателя до суда стало значительно сложнее. Существенно облегчить расследование преступлений, связанных с незаконными захватами собственности, могло бы введение в УК статьи о рейдерстве. Подтверждением может служить опыт других стран: например, в США в 1970 г. был принят закон РИКО, который ввел новый состав преступления, охватывающий всю рейдерскую деятельность, что позволяет вести расследование в рамках одного дела.

Кирилл Кабанов (Национальный антикоррупционный комитет, Москва) подробно рассказал о признаках незаконного захвата собственности, в том числе коррупционных, и о возможных способах защиты прав законных собственников.

Кирилл Кабанов: «Мы предлагаем два варианта: первый – применять ст. 210 УК “Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в ней (в нем)”, второй – ввести в УК статью “Незаконный захват собственности”. На наш взгляд, работу по защите интересов собственника облегчает публичность. Работая с юридическими компаниями, которые занимаются подобными делами, мы направляем председателю суда анализ признаков незаконного захвата собственности».

Участники сессии обсудили вопросы о том, возможно ли воспользоваться правом на гражданский иск в соответствии с направленным на защиту от рейдерства законом РИКО и в какой мере международный арбитраж и судебная процедура могут быть использованы в качестве средств правовой защиты в делах, связанных с корпоративным рейдерством.

Россия и ее оппоненты

Возрастает количество международных дел с участием Российской Федерации и российских компаний (в качестве примера можно привести многочисленные споры в связи с банкротством ЮКОСа). Газпром, Роснефть, Русал и другие компании все чаще прибегают к арбитражу, предъявляя крупные требования к правительствам стран СНГ и иностранным компаниям.

Участники четвертой сессии обсудили важные проблемы, с которыми сталкиваются Россия и ее оппоненты в этих процессах, – от подачи иска до исполнения арбитражных и судебных решений. Председатель сессии Юлия Андреева (Debevoise & Plimpton LLP, Нью-Йорк) задала Александру Комарову (МКАС при ТПП РФ) вопрос о том, какие правовые возможности существуют у России, если иностранный инвестор подает иск против нее.

Александр Комаров: «С точки зрения позитивного права Россия вряд ли отличается от какой-либо другой страны, принимающей иностранные инвестиции. Когда мы говорим о возможностях государства, мы говорим прежде всего о возможности его административных органов влиять на инвестора, то есть об административном правоприменении. Большинство проблем, связанных с правоприменением, имеют общий характер и связаны, в частности, с толкованием правовых норм. Я уверен, что ни одному спору, который перешел в стадию арбитражного разбирательства, не предшествовала попытка примирить стороны.

Для ответа на вопрос имеет значение и правовая культура, и восприятие того, что есть право, и отношение публичной власти к частным предпринимателям. Практически каждое дело, в которое вовлечена Российская Федерация, обладает спецификой. Но когда дело доходит до формальных средств разрешения спора, то есть до арбитража, то конфликта правовых культур уже нет, потому что интересы сторон представляют крупные международные фирмы, которые работают по одинаковым правилам, и в случае, когда ответчиком является государство, ждать каких-либо особенностей не приходится: все процессуальные уловки известны и тому и другому участнику процесса.

В такой ситуации возникает другая проблема: в какой степени учитывается позиция государства? Ведь оно несет значительную большую ответственность, нежели частное лицо, и осуществляет акты управления. Возникают и моменты, которые могут осложнить ситуацию истца – частного инвестора. Они связаны с транспарентностью арбитражных процессов. На очередном заседании рабочей группы ЮНСИТРАЛ будет специально рассматриваться вопрос, как урегулировать проблемы, связанные с транспарентностью арбитражных разбирательств, которые будут проводиться на основе регламента ЮНСИТРАЛ».

Дискуссия

По окончании четвертой сессии состоялась дискуссия на актуальные темы в сфере судебных и третейских разбирательств, ведущими которой были Владимир Хвалей (Baker & McKenzie LLP, Москва) и Ирина Палиашвили (RULG – Ukrainian Legal Group PA, Киев и Вашингтон). Обсуждались, в частности, достоинства и недостатки подписанного Президентом РФ в июле закона о медиации (закон вступит в силу с 1 января 2011 г.), а также перспективы развития этого способа разрешения споров в России. По мнению Алексея Костина, председателя МКАС при ТПП РФ, конкуренции между медиацией и МКАС не будет: медиация будет развиваться не такими быстрыми темпами, как некоторые утверждают.

В заключение президент ААЮ Стивен Зак поблагодарил организаторов и участников конференции, отметив, что это мероприятие послужит укреплению связей между российскими и американскими юристами и решению обсуждавшихся проблем.

Мария ПЕТЕЛИНА,
заместитель главного редактора

"АГ" № 19, 2010