×

Ограничение прав

Проект закона «О полиции» ограничивает право на получение помощи адвоката
Материал выпуска № 19 (84) 1-15 октября 2010 года.

ОГРАНИЧЕНИЕ ПРАВ

Проект закона «О полиции» ограничивает право на получение помощи адвоката

Поскольку законопроект содержит положения, противоречащие действующему законодательству, и формулировки, которые на практике могут породить злоупотребления, вряд ли следует форсировать его принятие, тем более в том виде, в котором он представлен на обсуждение.

Необходимость принятия нового закона, регламентирующего деятельность милиции, возникла уже давно – практически ни у кого из практикующих юристов и научных работников не вызывает сомнения тезис о том, что действующее законодательство в этой сфере серьезно устарело. Поэтому разработку и вынесение на всеобщее обсуждение рассматриваемого проекта закона «О полиции» следует признать положительным явлением. Вместе с этим анализ законопроекта показывает, что некоторые формулировки, используемые его авторами при конструировании норм, связанных с определением объема прав и обязанностей сотрудников полиции, на практике могут породить различного рода злоупотребления с их стороны, а некоторые положения проекта прямо противоречат действующему российскому законодательству.

Так, например, в ч. 3 ст. 9 указывается: «В случае применения к гражданину мер, ограничивающих его права и свободы, сотрудник полиции обязан разъяснить ему причину применения таких мер, а также возникающие в связи с этим права и обязанности, кроме случаев, когда такое разъяснение невозможно либо неуместно». Аналогичное по смыслу «правило неуместности» содержится в положениях законопроекта применительно к предъявлению служебного удостоверения (ч. 4 ст. 9) и даже к вопросу о применении огнестрельного оружия (ч. 2 ст. 19). Полагаю, что законодателю следует отказаться от использования подобной формулировки в связи с тем, что она чрезмерно расширяет возможности субъективного усмотрения сотрудников полиции при ограничении прав и свобод граждан.

В ч. 4 ст. 14 законопроекта, вопреки положениям Конституции РФ и ряда иных законов, право каждого на получение помощи со стороны адвоката необоснованно и незаконно перенесено на более поздний срок – т.е. на время, последующее за водворением задержанного в специально отведенное помещение: «Лицо, подвергнутое задержанию, вправе пользоваться в соответствии с федеральным законом услугами адвоката (защитника) и переводчика с момента водворения его в специально отведенное помещение». Однако в ч. 2 ст. 48 Конституции РФ указывается на то, что каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) не с момента водворения, а гораздо раньше – с момента задержания. В ст. 47 УПК РФ также предусмотрено право подозреваемого пользоваться помощью защитника с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица либо с момента фактического задержания лица или с момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления.
Наряду с этим положения ч. 4 ст. 14 законопроекта идут вразрез и с нормами, регламентирующими профессиональное право адвоката-защитника на свидание со своим доверителем. Так, согласно п. 5 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокату предоставлено право беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность, без ограничения числа свиданий и их продолжительности. Порядок предоставления свиданий с подозреваемым или обвиняемым устанавливает Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», причем согласно ст. 18 этого закона свидания с защитником предоставляются подозреваемым и обвиняемым с момента задержания.

В завершение отмечу, что, поскольку законопроект содержит и иные положения, противоречащие законодательству, вряд ли следует форсировать его принятие, тем более в том виде, в котором он представлен на обсуждение.

Андрей РАГУЛИН,
адвокат коллегии адвокатов РБ «Муратов и партнеры»,
заведующий кафедрой адвокатуры
Юридического института академии ВЭГУ, к.ю.н.

"АГ" № 19, 2010