×

Необоснованное преследование

Наметилась тенденция увеличения количества адвокатов, в отношении которых возбуждены уголовные дела
Материал выпуска № 6 (215) 16-31 марта 2016 года.

НЕОБОСНОВАННОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ

Наметилась тенденция увеличения количества адвокатов, в отношении которых возбуждены уголовные дела

10 марта 2016 г. было проведено заседание Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, посвященное дополнительным гарантиям независимости адвокатов при исполнении ими своих служебных обязанностей.

О том, что указанная тема носит исключительно актуальный характер, свидетельствует тот неподдельный интерес, который проявили к ней сами адвокаты, посетив данное мероприятие во главе с президентом ФПА РФ Ю.С. Пилипенко.

По мнению выступавших, в настоящее время имеющихся гарантий независимости адвокатов явно недостаточно, на что указывают участившиеся случаи привлечения их к уголовной ответственности, являющиеся реакцией на законную деятельность по защите прав и интересов доверителей.

Моя личная статистика (а защита адвокатов при их уголовном преследовании является одной из моих специализаций) также показывает, что количество адвокатов, в отношении которых возбуждены уголовные дела, за последние несколько лет резко возросло. При этом все чаще наблюдаются не только, к сожалению, уже ставшие обыденными случаи привлечения адвокатов к ответственности за участие в коррупционных схемах, но и откровенно циничные варианты вроде возбуждения уголовных дел по фактам якобы имевшего место разглашения данных предварительного расследования или пособничества в хищении имущества путем представления интересов доверителей в судебных процессах, которые заканчиваются вступившими в законную силу решениями не в пользу процессуальных оппонентов адвокатов.

Характерные примеры наиболее вопиющих случаев преследования адвокатов за деятельность по защите прав и свобод доверителей читателям «АГ» наверняка известны. Это уголовные дела в отношении адвокатов Георгия Антонова и Владимира Дворяка, которые активно отстаивали права своих клиентов, вступили в этой связи в противодействие с могущественными правоохранительными органами, что закончилось для адвокатов обвинительными приговорами судов по фактам якобы имевшего место разглашения данных предварительного расследования. «АГ» много и подробно освещала данные уголовные дела, а потому позволю себе не останавливаться на разборе правовых ситуаций, носящих, по моему мнению, возмутительный характер.

Мои предложения по указанному вопросу, которые во многом созвучны с идеями, обсуждавшимися в ходе заседания СПЧ, следующие.

Конкретизация требования о неразглашении
Давно назрела необходимость законодательного изменения ст. 161 УПК РФ, поскольку указанная норма, как и ст. 310 УК РФ, в настоящее время используется для вмешательства в работу адвокатов, оказания на них давления, в том числе путем организации уголовного преследования за деятельность, направленную на защиту прав и свобод доверителей.

Если уж законодатель, наряду с КС РФ, полагает, что адвокат может быть субъектом привлечения к уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования (с чем, думаю, многие обоснованно не согласятся), то необходимо, на мой взгляд, дополнить ч. 2 ст. 161 УПК РФ положением, согласно которому следователь обязан не просто предупредить участников уголовного судопроизводства о неразглашении, но одновременно с этим разъяснить, какие конкретно данные, полученные из каких источников и кому нельзя разглашать. Кроме того, принятие следователем решения об отобрании у участника уголовного судопроизводства подписки о неразглашении данных предварительного расследования необходимо, по моему мнению, облекать в процессуальную форму постановления, которое в соответствии со ст. 7 УПК РФ должно быть мотивированным.

В настоящее время указанная норма носит абстрактный характер, что позволяет следователям отбирать у участников уголовного судопроизводства подписки о неразглашении данных предварительного расследования без какой-либо конкретизации. Это фактически лишает адвоката возможности обсуждать с кем-либо, в том числе с доверителем, любые обстоятельства уголовного дела, ставшие известными ему в связи с осуществлением профессиональной деятельности.

Введение конкретизации может оказаться серьезным барьером на пути необоснованного привлечения к уголовной ответственности адвокатов, действующих исключительно в целях защиты прав и законных интересов доверителей.

Суд с участием присяжных заседателей
В последнее время с учетом предложений Президента РФ широко обсуждается вопрос о необходимости законодательного расширения подсудности уголовных дел, рассматриваемых с участием присяжных заседателей.

На мой взгляд, уголовное судопроизводство в отношении специальных субъектов (адвокатов, следователей, руководителей следственных органов, прокуроров, судей, депутатов) с участием присяжных заседателей стало бы дополнительной гарантией независимости указанных лиц при осуществлении ими служебной деятельности. Как известно, рассмотрение дел присяжными заседателями хорошо не только тем, что они более объективно относятся к оценке доказательств, гораздо чаще вынося оправдательные приговоры и соблюдая конституционный принцип презумпции невиновности, но и тем, что подсудность уголовного дела присяжным всегда выполняет функцию фильтра, заставляющего правоохранителей лишний раз задуматься перед началом процедуры уголовного преследования по такому делу.

Кстати, подобные гарантии независимости явно будут не лишними не только для адвокатов, но и для всех остальных специальных субъектов, в особенности следователей, чья работа в последнее время тоже стала относиться к разряду рискованных с точки зрения перспектив возможного уголовного преследования.

Реакция сообщества
Пришло время сообществу в целом встать на защиту отдельных адвокатов в случае их необоснованного привлечения к уголовной ответственности. Сегодня в большинстве адвокатских палат субъектов РФ функционируют комиссии по защите профессиональных и социальных прав адвокатов. В АП г. Москвы в эту комиссию входят весьма уважаемые члены нашего сообщества, и такая работа приносит реальную пользу. Но, может быть, жизнь сама подталкивает российскую адвокатуру к тому, чтобы расширить компетенцию подобных комиссий?

Полагаю, необходимо внести законодательные изменения в УПК РФ, вводящие для следователей обязанность в короткие сроки уведомлять о каждом случае привлечения адвокатов к уголовной ответственности соответствующую адвокатскую палату субъекта РФ, где состоит подвергнутый преследованию адвокат.

После поступления такого уведомления комиссия по защите профессиональных и социальных прав адвокатов разберет правовую ситуацию и в случае установления факта необоснованности привлечения к ответственности, а также при наличии на это воли самого адвоката представитель комиссии вступит в уголовное дело в качестве дополнительного квалифицированного защитника.

Думаю, что помощь еще одного опытного адвоката (а члены комиссии априори не могут быть новичками в профессии), осуществляемая за счет средств всей корпорации, будет дополнительной гарантией защиты законных прав и интересов адвоката, преследуемого в связи с осуществлением профессиональной деятельности. Кроме того, участие такого защитника позволит корпорации оперативно получать информацию об обстоятельствах уголовного преследования своего члена и при необходимости быстро принимать иные меры реагирования.

***
Безусловно, основными гарантиями независимости адвоката при осуществлении им профессиональной деятельности должны стать нормальная работа правоохранительных органов и справедливый суд. Однако в отсутствие указанных инструментов именно принятие мер со стороны адвокатского сообщества могло бы сослужить добрую службу адвокатам, многие из которых добросовестно защищают интересы своих доверителей и именно по этой причине находятся под угрозой необоснованного уголовного преследования.


Андрей ГРИВЦОВ,
адвокат, партнер АБ «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры»